Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №4/2010

Литература и театр

В искусстве театра пластика имеет огромное значение. Пластические образы рождаются задолго до всех остальных компонентов спектакля и во многом определяют его. Многие виднейшие деятели театра (К.Станиславский, В.Мейерхольд, М.Чехов, Г.Крег, Ж.Барро), размышляя о том, как вскрыть театральными средствами природу и своеобразие того или иного литературного текста, придавали огромное значение пластическому образу. Однако сейчас нас волнует пластика применительно не столько к профессиональному театру, сколько к образовательному процессу, в частности — на уроках словесности.

Мнение о том, что представить пластический образ или выразить свои мысли в танце под силу лишь людям, профессионально занимающимся хореографией, — ошибочно. Даже ребёнок может с этим справиться, нужно только правильно поставить творческую задачу. Конечно, творческий результат будет зависеть от мастерства исполнителя, от его владения собственным телом, от его воображения и эмоционального развития. Но что считать результатом в образовательном процессе? Законченную танцевально-пластическую композицию или живой и искренний замысел, воплощённый в энергетически наполненном наброске? Будем помнить, что одна из наших основных задач — пробудить в ребёнке способность к образному восприятию текста, помочь ему обрести максимальное количество дорог, которые приведут его к автору. Мы предлагаем попробовать поиграть, пофантазировать через тело и с его помощью. Музыка, ритм, чувство прекрасного помогут участникам игры создать неповторимые образы без всякого реквизита и на любой площадке. Ваша творческая смелость
и детская фантазия — залог успеха.

К литературному тексту через сценическую пластику

Для пластической разминки достаточно несколько раз выполнить упражнение на освобождение мышц «Взрыв» из актёрского тренинга С.В. Клубкова. Исходное положение — “точка”, то есть на корточках на полу, руки обнимают колени, а голова максимально опущена. Положение тела замкнутое, закрытое. Из “точки” нужно “взорваться” по хлопку: максимально активно выбросить из себя энергию в окружающий мир, чтобы каждая клеточка, каждый участок тела её излучал. Тело при этом принимает самые неожиданные позы. Чем они разнообразнее, тем лучше. Взрыв должен быть мгновенным, между хлопком и взрывом не должно быть ни секунды паузы. Акцентируйте внимание детей на том, чтобы они не думали, какую позу примет их тело. Пусть поза рождается спонтанно, подсознательно. Важно, чтобы они не успевали её придумать.

Активизировать свой мышечный аппарат можно с помощью простого упражнения «Воздушный шарик». Его можно выполнять, даже сидя за партой. Задача — добиться максимального напряжения всех мышц в момент “надувания” и сброса напряжения во время “лопания” или “сдувания”. Такое упражнение позволяет ощутить своё тело как бы изнутри, вернуть комфортное ощущение себя. После успешно выполненного упражнения вы получите внимательных, свободных, творчески мобильных детей, с которыми можно переходить к решению более сложных задач.

Теперь мы можем приступать к импровизациям — групповым, парным, индивидуальным. Для начала предлагаем “пошалить” в “неудобной позе”. Попросите ученика принять самую немыслимую, очень неудобную позу и, удерживаясь в ней, прочитать наизусть заданное стихотворение. Вариант выполнения упражнения: менять позу через строфу или через строку, в зависимости от выбранного материала. Затем прочитать стихотворение из нормального положения, то есть стоя прямо, руки опущены. Предложите исполнителю поделиться своими ощущениями со “зрителями”, а они в свою очередь расскажут о своих впечатлениях. Конечно, когда мы читаем текст в некой нелепой позе, внимание рассредоточивается. Интересно узнать у исполнителя, что было для него главным в момент чтения стихотворения: сам текст или удерживание позы. Когда чтец выражает всю полноту переживаний: при некомфортном положении тела или в естественной позе? Помогло ли преодоление необычного состояния по-другому воспринимать литературный отрывок? В обсуждении, скорее всего, обнаружится, что неудобная поза не только создаёт препятствия, но и помогает прорваться энергии и даже обнаружить неожиданные смыслы. Неудобная поза помогает сломать стереотип.

Мы заранее обговариваем, что это игра, поэтому ученики не должны бояться выглядеть смешно, главное — отпустить свою “телесную” фантазию. Пусть на занятиях звучит смех, будет радостная творческая атмосфера. И тогда у детей исчезнет страх — главный враг свободного развития личности. Задача учителя исключить оценочный уровень восприятия. Плохо или хорошо, правильно или неправильно быть не может, потому что никто не знает, как правильно.

Предположим, мы имеем дело с младшими подростками. Попробуем поработать в малых творческих группах. Каждой группе задание — за ограниченное время придумать и построить “скульптурную композицию”, иллюстрирующую заданное стихотворение или басню, воплотить в статической мизансцене определённое событие. На первых порах легче идти по пути иллюстрации, далее мы призываем педагога и воспитанников пользоваться ассоциациями. Как вариант — каждая группа предлагает “скульптурную композицию” на самостоятельно выбранный материал по теме, которую проходят в классе. Задача “зрителей” — догадаться, что зашифровано в данной “скульптурной группе”.

Теперь возьмём сюжетное стихотворение. Попробуем выписать на листочек всех героев истории, приняв во внимание, что героями у нас могут быть неодушевлённые предметы и природные явления: лист, калитка, ветер, платок — всё, что упоминается в тексте. Наша задача набрать как можно больше “действующих лиц”. Теперь, когда герои распределены, можно поделиться на команды. Число участников команды будет равно числу персонажей плюс чтец. Каждая команда представляет свою пластическую версию “ожившего стихотворения”.

Вот ещё задание. Подбираем стихи, максимально разные по ритмическому и мелодическому рисунку, предлагаем каждому ученику выбрать то, звучание которого он лучше всего улавливает и которое ему больше всего нравится. Все дети, кроме чтеца, “уходят в точку”, то есть садятся на пол, на колени в закрытой сгруппированной позе. Чтец начинает читать стихотворение. Его задача — послать голосом такой импульс, чтобы участникам импровизации захотелось двигаться. Чтец должен голосом поднять и раскачать всю группу. Он может читать стихотворение много раз подряд, если считает это нужным, пока идёт групповая работа. На первом этапе каждый участник действует, исходя только из собственных ощущений, он двигается или не двигается так, как ему хочется и чувствуется. Но когда все или большинство участников импровизации поднялись с пола и обрели внятность индивидуального движения, их задача — попытаться понять, что делают партнёры, и соединить все действия в единую композицию. Чтец при этом тоже реагирует на их действия и пытается помочь им голосом.

Одно стихотворение в упражнении, аналогичном предыдущему, могут читать несколько чтецов. Они располагаются вокруг исполняющих пластическую импровизацию и передают чтение текста друг другу по кругу, как и когда им захочется. При этом если у “пластических исполнителей” возникнет желание зазвучать в унисон с чтецом — это нужно сделать. Если кому-то хочется одновременно с чтением другого чтеца начать читать подголоском, или в другом ритме, или с другого места текста, то и это нужно сделать. Главное, чтобы чтецы работали на активизацию и организацию действий участников пластической импровизации.

Другой уровень выполнения задания связан с подбором музыкального ряда. Стихотворение, выбранное для пластической импровизации, читается всеми. На следующий урок каждый приносит свой вариант музыкального сопровождения. Большинством голосов после обсуждения выбирается музыкальный фрагмент. Так же “из точки” дети под музыку делают пластическую импровизацию на тему стихотворения. Текст при этом уже не звучит.

Работа с пластическими образами возможна и при соприкосновении с прозой. Не нужно быть гиперпластичным человеком, чтобы принять позу, характеризующую персонажа. После прочтения литературного произведения попробуйте создать свою “галерею образов”. А теперь выберем режиссёров-скульпторов: пусть они расположат эти фигуры в смысловых мизансценах, которые передают суть взаимоотношений всех персонажей произведения, всю “архитектуру” текста. После завершения упражнения “актёры” могут поделиться своими ощущениями — рассказать, как они ощущали себя в пространстве, как чувствовали присутствие других персонажей.

Рассмотрим другой подход к литературному тексту через танцевально-пластическую импровизацию. Он возможен, если предложенные выше, более простые упражнения уже освоены. Сформулируем сюжет произведения, которое мы только собираемся изучать, в виде схематического каркаса. Например, предложим группе учеников такое либретто: “Герой начинает свою жизнь, мир настроен по отношению к нему враждебно, потому что он не похож на других. Но этот герой не озлобляется, сохраняет доброту и душевное благородство. В конце концов, он вырастает, становится сильным и красивым, а мир поворачивается к нему лицом” («Гадкий утёнок» как основа архетипического сюжета). В соответствии с этим либретто ученики представляют “мини-балет”, где явно прослеживаются отношения “героя” и “общества” через мизан­сценические решения, то есть расположения на площадке солиста и массовки. Можно построить конфликт массовки с солистом на существовании в различных стилевых танцевальных системах. Для этого не обязательно быть опытным балетмейстером. Довольно иметь общее представление о нескольких различных и ярких стилях. Например: классический балет, пантомима, бытовая хореография (рэп, техно, кин-тат) и т.д.

Другая группа получает задание: найти в различных литературных произведениях персонажей, сходных с нашим героем по характеру, по способу воспринимать мир и действовать. При этом чем меньше произведения будут жанрово похожи друг на друга, тем лучше. Это упражнение поможет “вписать” новый текст в культурную традицию, обнаружить сходства и различия.

Или, напротив, используем упражнение для обобщения пройденного: разыграем вечный сюжет — “красавица и чудовище”; прекрасная женщина преодолевает страх перед внешним уродством возлюбленного. Полагаем, ребята без затруднений подберут несколько различных по литературному материалу произведений с одинаковой сюжетной конструкцией.

В процессе “обживания” литературного материала мы также предлагаем использовать такие упражнения-импровизации.

• «Кадр за кадром».

Создаём живые картинки для эпизодов произведения, которые ученики вычленили самостоятельно.

• «Я вам скажу». 

Пробуем пластически прожить или станцевать монолог героя, передавая в танце через движения, мимику и жесты чувства и переживания персонажа. Музыкальное сопровождение может быть предложено самим учеником или учителем.

• «Схватка».

Рассматриваем драматический конфликт героев и пытаемся его воспроизвести в пластической импровизации или танцевальном поединке. Подражание движениям техник восточных единоборств или ритмическая дуэль, как в испанском танце, — выбор за исполнителями.

Мы намеренно не приводим конкретных примеров, дабы не ограничивать полёт вашей творческой фантазии.

Помните: чувство фиксируется только действием. Эта объективно существующая в природе способность действия вести за собой чувство явилась основой метода физических действий К.С. Станиславского. Телесные проявления, естественные ощущения от движения помогают нам запомнить образы и эмоциональные реакции, вызванные восприятием литературного материала. Пластическая (мышечная) и образная память — это наш перспективный опыт, поэтому не надо бояться пробовать и ошибаться, а стоит смело импровизировать.