Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2010

Курс молодого словесника

Откуда брать отметки?

Отложив в сторону и “двойки”, и “парадный” журнал1, вздохнём свободно и поговорим о прочих отметках. Начнём с простого: что делать, чтобы их (отметок) стало больше? Предмет у нас “разговорный”, часов мало, сочинения пишутся не так уж часто, большой развёрнутый “ответ” — и того реже, а если каждую реплику оценивать — отметки обесценятся. К тому же, если разговор действительно получился, то всем становится не до отметок…

Для таких разговоров можно ввести постоянный “тариф”: каждый “малый ответ” (реплика с места, достойная внимания и уважения) оценивается пометкой “+” (в своём, рабочем журнале, где можно рисовать всё что душе угодно). Если за неделю (или две — смотря по часам) ученик набирает три “плюса”, они становятся полноценной “пятёркой”. Если не набрал — всё сгорает, надо начинать сначала.

Иногда таким “плюсом” можно погасить “минус”. А три “минуса”, согласно тарифу, могут и “двойкой” обернуться (хотя ставить “двойки”, как мы уже говорили, крайняя и обременительная для нас же мера). Итак, в конце урока, подводя итог, кроме отметок выставляем “плюсы” и “минусы”. Пригодятся.

Домашнее задание можно проверить очень бегло, просто проходя вдоль рядов и просматривая записи. Да, качество идей так не оценишь. Это будет оценка за старание и добросовестность. Но ведь и их иногда можно оценить. Заодно учтём всех неготовых и прикинем, с кого лучше начинать разговор по существу. Учительский “проход” неплохо стимулирует выполнение домашнего задания. И таких “ресурсов” у нас больше, чем мы думаем.

Однажды мне достался 9-й класс, оставленный учителем примерно в середине октября (коллега поступила в аспирантуру и тут же рассталась со школой). Мало того, что это был отборный математический класс, который считал ниже своего достоинства заниматься литературой (и мне пришлось очень подумать, что и как там сказать, чтобы они подняли головы от своих задач). Это были мои проблемы, а завуча гораздо больше волновало то, что в журнале не оказалось ни одной отметки. И поделиться своими личными записями предшественница не захотела.

Мы с ребятами обсудили ситуацию, пришли к согласию, что всё-таки четвертные им нужны. И на каждом из оставшихся уроков весь класс получал по отметке. Обычно это был какой-нибудь короткий опрос. В начале урока — сбор мнений (письменный) по проблеме, которую мы только собирались обсудить (“О чём «Онегин»?” — “О России”. “Об ускользнувшем счастье”. “О невстрече…”). В конце — что они вынесли из обсуждений. Или элементарная проверка имён и дат. Или просмотр домашнего задания. Или хоть тестик небольшой и по возможности весёлый. “Как называются неочевидные внутренние движения в чеховских драмах? 1) подземный ход, 2) подводное течение, 3) подпольная работа, 4) подавленный вздох”. Впрочем, самый популярный тест у нас другой: “Композиция бывает 1) круговая, 2) кольцевая, 3) циклическая, 4) циклопическая”.

Математики с азартом включились в “битву за отметки” и так вошли во вкус, что, когда четверть кончилась и можно было слегка расслабиться, они уже не захотели отказаться от этой то ли игры, то ли линии обратной связи. Решили, что такие постоянные “опросики” и есть самый разумный и естественный ход вещей. Так и пришлось вплоть до выпуска изобретать для них задания — по возможности такие, чтобы было интересно отвечать. Не на каждый урок, конечно, но часто… При этом всё их снобское презрение к литературе куда-то испарилось.

Но и я тоже оценила, насколько эффективнее идёт работа, когда есть постоянная “обратная связь”. На неё требуется не так уж много времени: пачка листков проверяется за перемену. Иногда результаты этой проверки выглядят удручающе плохими. Хоть ставь ту самую колонку “двоек”. Это обманчивое впечатление. Другой мой класс (в итоге оказавшийся одним из “самых-самых”) каждый тест писал дважды. Такая у них прижилась система: провал — разбор полётов — переписка. Прямо тут, на уроке, потому что даже лучшие писали на “3”, иногда на “4”, а их такие баллы не устраивали.

Зато одна из этих “лучших” выпускниц (директор огненного театра «Феникс») заявила мне недавно с возмущением: “Не понимаю, как их (актёров) учат? Никто не знает, что такое романтизм. Я им ещё и лекции должна читать!”

Вывод простой. Дети всегда до какой-то степени карьеристы и любят получать хорошие отметки. Надо дать им такую возможность.

Всё, что здесь сказано, кажется мне настолько очевидным, что даже как-то неловко предлагать это вниманию коллег. Однако сама я догадалась, как можно орудовать отметками, уже далеко не в первый год работы. И никто почему-то не подсказал мне такое простое и технически удобное решение многих вопросов сразу.

Примечание

1 О них шла речь в предыдущих выпусках рубрики (см. № 1724/2009). — Прим. ред.