Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №22/2009

Литература и театр

«Буратино» на школьной сцене

Вряд ли стоит говорить о том, как важен для ребят опыт испытания себя на сцене, — с этим никто спорить не будет. К сожалению, современные драматурги очень мало пишут для школьного театра. Многие педагоги пробуют играть с ребятами отрывки из Грибоедова или Гоголя. Мы в своей школьной студии ставили «Золушку» и «Дракона» Е.Л. Шварца, «До третьих петухов» В.М. Шукшина, «Снегурочку» А.Н. Островского под этническую музыку рок-группы «Мельница», адаптируя тексты под свои возможности. Я знаю коллегу, которая инсценировала «Повелителя мух» Голдинга, но для таких экспериментов требуется профессиональных подход — и драматургический, и постановочный.

А в прошлом году я нашла пьесу, которая оказалась весьма подходящей для нашей самодеятельной сцены. Мы ставили её два раза в разновозрастных коллективах: с семиклассниками и с девятым классом — и обе постановки получились по-своему интересными — зрительный зал все сорок минут (время спектак­ля) следил за действием с неослабевающим вниманием. А уж “артисты” сколько проявили изобретательности и выдумки в разработке характеров!

Я имею в виду пьесу Дмитрия Калинина «Б.У.Ратино».

Хореографический номер «Буратино» в исполнении
Образцового хореографического коллектива «Веснушки»
ДДК «Дегтярёвец», руководитель Л.В. Божевец. г. Ковров,
Владимирская область. Фото с сайта: http://www.kovrov.ru/gallery/

Когда говоришь своим студийцам, что будем ставить «Буратино», на лицах будущих исполнителей сразу восторга не наблюдается. Но уже после первой читки, тем более после обсуждения и распределения ролей они понимают, что это будет “прикольно”, ведь “бывшая в употреблении” сказка играет новыми красками, она звучит (почти) современно!

В старинной истории, рассказанной Карло Коллоди, очаровательный Пиноккио, простодушный, но добросердечный, постоянно поддаётся искушениям, которые ввергают его в пучину бед. А потом он чистосердечно кается, что не слушал своего доброго папу Джеппетто, не хотел учиться, как добропорядочные мальчики. Он сам видит причину своих страданий в том, что больше всего хотел бы проводить свою жизнь в развлечениях и удовольствиях и меньше всего на свете ему хочется работать. Чудесная Голубая фея, являющаяся Пиноккио то красивой девочкой с голубыми волосами, то нежной козочкой с лазоревой шёрсткой, то великодушной дамой, постоянно выручает его из беды и в конце концов превращает в настоящего мальчика — за то, что у него доброе сердце. Но прежде Пиноккио приходится пройти через многие испытания. Кроме приключений с коварными Котом и Лисой, ему довелось побывать и в шкуре осла, поддавшись на приглашение в страну, где никто не учится и не работает, где “осенние каникулы начинаются первого января и кончаются тридцать первого декабря”. Во чреве гигантской акулы, страдающей астмой (Млекопитающее? Библейский кит?), он встречает своего постаревшего папашу Джеппетто. После благополучного спасения Пиноккио всё-таки приходится начать трудиться, чтобы заработать на кружку молока для своего больного отца.

Милая нравоучительная история, полная юмора и иронии. Сюжет с кукольным театром здесь совершенно проходной. Даже грозный поначалу Манджафоко (так звучит имя будущего Карабаса в переводе Э.Г. Казакевича) оказывается впоследствии добродушным и сентиментальным: начав чихать, что было верным сигналом смягчения его сердца, именно он даёт Пиноккио пять золотых монет, предназначенных несчастному папаше Джеппетто, и больше не появляется в сюжете.

Тема золотого ключика у Коллоди не звучит вообще. В истории же с Буратино золотой ключик становится главным ключом в интриге сказочной повести, рассказанной А.Н. Толстым. Все актёры кукольного театра — ведущие Пье­ро и Арлекин и все остальные куклы — радостно приветствуют Буратино, словно давно ждали его появления, а воистину злобный и беспощадный (у А.Н. Толстого) Карабас, тоже размягчающийся сердцем в процессе чихания, не бросает Буратино в растопку под жаркое и даёт ему пять монет не из сентиментальности, а узнав о том, что в каморке у папы Карло на холсте нарисован очаг… “Здесь какая-то тайна!” — говорят куклы, изумлённые неожиданным великодушием Карабаса.

В разработке А.Н. Толстого характер Буратино меняется. После первого столкновения с крысой Шушарой он обещает папе Карло быть “умненьким-благоразумненьким”, но дальше мучениям совести и рефлексии не предаётся, зато он всегда умеет найти выход из любой опасной ситуации, смело идёт навстречу приключениям и не бросает друзей в беде. В этой сказке Буратино — по праву главный герой, и идея не в раскаянии и перевоспитании Буратино, а в заслуженном обретении счастья — предстающего в образе замечательного кукольного театра «Молния», который был скрыт до поры за нарисованным очагом в каморке папы Карло. Та самая волшебная дверца, которую нужно открыть золотым ключиком… Маленькое братство театральных человечков обретает обетованную землю — здесь они будут ставить свою комедию «Золотой ключик, или Необыкновенные приключения Буратино», Пьеро напишет её “роскошными стихами”, Мальвина будет “продавать мороженое и билеты и… играть роли хорошеньких девочек”, а папе Карло хватит денег на баранью похлёбку с чесноком… Злые и жадные герои: Карабас, лиса Алиса и кот Базилио, крыса Шушара — заслуженно наказаны.

Тоже замечательная история. Она не раз экранизирована, звучала и как радиоспектакль. Но нам особенно дорога в ней тема театра.

В инсценировке этой сказки Д.Калининым всё с театра и начинается. Но смысловые акценты расставлены совершенно по-другому.

Мы взяли для начала нашей постановки фонограмму песни Андрея Макаревича «Марионетки», где “куклы так похожи на людей”. Но ведь за ниточки дёргает кукловод!
На школьной сцене выстроены маленькие кулисы с вывеской «Театр Карабаса» в виде круглого дорожного знака (все сцены сопровождаются такими “дорожными знаками”: «Харчевня», похожая на Макдоналдс, «Частная школа Мальвины», «Центральная детская больничка»… — тема выбора дороги, жизненного пути станет у нас главной). За прозрачным занавесом застыли в неподвижных позах “арлекины и пираты, циркачи и акробаты” — все участники пьесы, кроме самого Буратино.

Хотя отдельные диалоги дословно повторяют толстовский текст, многие книжные мотивы здесь отсутствуют: не упоминается история происхождения Буратино, не участвует в пьесе его дорогой папа Карло–Джеппетто. Не появляет­ся на сцене и Карабас, хотя его предполагаемое присутствие обозначено вывеской «Театр Карабаса» и специальной музыкальной темой — не слишком грозной, но странной и непонятной, — а главное — страхом, который испытывают перед ним все марионетки, в промежутках между сценами исполняющие под руководством Арлекина хвалебные гимны:

Карабас — Великий полководец!
Карабас — Великий
дипломат!
Карабас стоит на страже
вечных истин!..

Арлекин выступает здесь как бы заместителем Карабаса, он “строит” кукол и следит за тем, чтобы все поступали “как надо”, он дирижирует славословиями Карабасу, которые куклы исполняют унылыми голосами, читая слова с пюпитров:

Карабас — Великий
центрфорвард!
Карабас — Крутой
баскетболист!
Карабас нам мама и сестра!..

Дуремар — правая рука Арлекина, соглядатай и доносчик, а когда нужно — и “ОМОН”. “Тут мы всех и арестуем”, “Допрыгались, диссиденты тряпочные”… При этом реплики часто остаются старые, но смысл в них вкладывается уже другой.

Появляющийся в первой сцене Буратино под задорные “вокализы” Жанны Агузаровой (это его музыкальная тема) сразу оживляет, “расколдовывает” этот застывший, закоснелый театр, он ставит сверхзадачи актёрам в духе Станиславского, не обращая внимания на попытки Арлекина восстановить порядок: “А мы продолжаем наш замечательный спектакль!” — но Арлекина уже никто не слушает. Мальвина (в нашей версии — капризная примадонна) заявляет, что ей “надоело быть актрисой в этой бестолковой пьесе”. Несмотря на замечания Арлекина: “Ты ничто без коллектива и никто без Карабаса!” — Мальвина декламирует: “Ухожу от вас навеки!.. Может, стану педагогом…” — следует соответствующая случаю реакция Пьеро, играющего влюблённого в свои страдания и в свой непризнанный талант (так интерпретировала этот характер девочка, замечательно исполнявшая роль Пьеро). Все куклы в театре ожидают, что их должны вот-вот превратить в людей, в человеков. Кто должен? Наверное, Карабас! Если они будут себя хорошо вести. “Надо только чуточку потерпеть, чуточку!”

Буратино — не из их театра, он в пьесе изначально обладает наибольшей степенью свободы и смелости поступать по-своему, ему только не хватает знаний и жизненного опыта: “Пять золотых — это много или мало?” Он любит похвастаться, показать себя — но всё же среди остальных марионеток ведёт себя наиболее естественно, меньше всех “играет роль”. Поэтому легко попадается на рекламу Страны дураков в исполнении Алисы и Базилио.

— Страна невиданных возможностей!

— Только в Стране дураков! Выкапываешь ямку, говоришь три раза: “Ксерокс, пейджер, факс!”, кладёшь деньги… и идёшь спать!

— А теперь сенсация! Оставайтесь с нами!

— На этом дереве вместо листьев будут висеть деньги. Доллары, евро, тугрики, зайчики и рубли… И ты сразу становишься человеком!

— Сразу! Плюс проценты! Двести, нет, триста процентов годовых в твёрдой валюте!

Вот такая Страна дураков. На вопрос Буратино: “А где это?” — марионетки поворачивают стрелки дорожных указателей во все стороны…

В харчевне, похожей на Макдоналдс, три куклы-автомата одинаково выкрикивают: “Свободная касса!” А в ответ на заказ Буратино: “Три корочки хлеба” переспрашивают: “Фри? Картофель фри?”. Зато Алиса с котом Базилио заказывают “Макчикен, хеппи мил, чизбургер…”

В роли грабителей, пытающихся отнять у Буратино оставшиеся после харчевни золотые, Кот и Лиса вполне похожи на “распальцованных братков”, немудрено, что после общения с ними Буратино попадает на операционный стол. Остроумный диалог Мальвины по телефону со “скорой помощью”, репперское исполнение своего текста трио кукол-врачей под суетливое подвывание пуделя Артемона (в стилизованном “строгом ошейнике” и других металлистских прибамбасах) вызывает неизменно восторг публики.

В Частной школе Мальвины, которая теперь пытается изобразить из себя благовоспитанную учительницу: “А самое главное — в чём я буду одета?”, Буратино выглядит грубым, но естественным: “Очень хочется жрать!” — в ответ на все педагогические ухищрения. Но ведь и правда: голодное брюхо к учению глухо!

Вот тогда-то, сбежав от надоедливой училки, Буратино встречает черепаху Тортиллу. Никто из девочек поначалу не хотел браться за эту роль, но потом Черепаха превратилась у нас в умудрённую жизненным опытом стильную даму с проникновенным голосом и трогательной музыкальной темой — такой телефон доверия; она открывает Буратино тайну: оказывается, золотой ключик есть у каждого — в голове! А какую дверцу им открыть — это уж нужно найти самому, иногда на это уходит вся жизнь. И только научившись пользоваться этим ключиком, можно стать ЧЕЛОВЕКОМ.

— А как это сделать?

— Прежде всего перестать быть куклой! Перестать бояться Карабаса, но и отбросить надежды на то, что он всё решит за тебя. И обязательно научиться какому-то делу в жизни.

Теперь Буратино должен поведать эту тайну всем куклам, ожидающим, когда их превратят в людей.

Преодолев свой привычный страх перед Карабасом (самая трудная в исполнении сцена!), Буратино должен пройти ещё одно, не менее трудное испытание — “медными трубами”. Ведь так легко самому оказаться в роли Карабаса! Куклы уже готовы исполнять новый приветственный гимн, Арлекин, как обычно, переписал слова.

— Никогда мы подвиг
не забудем!

— Ни за что его не предадим!

— Наш кумир — Великий
Буратино!

— Это он стоит на страже
вечных истин!..

Конечно, в доброй детской сказке герой обязан вовремя опомниться:

— Чтобы я больше не слышал этой дурацкой песни, ни со словами, ни без слов!

Теперь надо выяснить, кто что умеет делать.

— Всё! — это, не задумываясь, кричит Арлекин.

— Ну так, кое-что… — осторожный кот Базилио.

— Да ничего мы не умеем, если честно… — унылый Пьеро.

— Но можем научиться! Честное слово! — Мальвина, уже очарованная новым героем.

Буратино принимает решение:

— Для начала мы все станем жонглёрами и акробатами, чтобы прокормиться в дороге! — то есть они собираются стать бродячими артистами, но, согласитесь, — это уже не марионетки!

И хотя многие сомневаются: “Жонглировать — это трудно”, в финальной сцене, после выхода на поклон, артисты довольно ловко жонглируют апельсинами и в заключение — прицельно, в руки зрителям — кидают апельсины в зал!

Как видите, Б.У.Ратино оказался несколько другим героем, изменились вопросы, на которые нужно ответить зрителям. Может быть, некоторые проблемы уже устарели и касаются больше людей старшего поколения, но дети (возможно, через свою генетическую память) откликаются, понимают, находят в пьесе даже какой-то эзотерический смысл и играют весело и всерьёз.

Существенным украшением спектакля является, конечно, музыка, она часто становится ключом к каждой сцене. Можно воспользоваться музыкальными фрагментами из радиоспектакля, но можно и подобрать что-то из молодёжного репертуара. Мы взяли для создания музыкальной партитуры спектакля отрывки из композиций Ольги Арефьевой, группы «Би-два», «Машины времени».

Интересным делом было и создание декораций, разработка костюмов, выбор реквизита — здесь было столько веселья, игры и страсти! Вообще, школьная театральная студия — это место, где дети могут проявить себя с самых разных сторон, раскрыться неожиданными гранями своих талантов. А как эта работа сплачивает коллектив, дисциплинирует, учит взаимовыручке!..

Да что тут агитировать — учителя, которые работают с детьми на сцене, прекрасно понимают меня. Хорошо бы, чтобы понимали не только они.

Драматурги и все, кто может помочь, — АУ! — услышьте нас!

Людмила Электроновна Москвина ,
учитель МОУ «СОШ № 15», микрорайон «Заря» города Балашиха Московской области.