Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №17/2009

Есть идея!

Стихотворные размеры

Эту донельзя странную идею прислала нам Ирина ТУШКЕВИЧ из Карелии. Не напечатать мы её просто не могли. Судите сами.

Размышляя о том, как в начале восьмого класса мне повеселее повторить с ребятами сведения о стихотворных размерах, я пошла на хитрость, в которой сначала очень сомневалась. Но прошло всё настолько интересно, что мои ученики долго потом вспоминали этот урок — и простили мне ошибку, которую мне пришлось допустить… для красоты.

В начале урока я, ничего не объясняя, нарисовала на доске… окорок — с косточкой, так, как его рисуют во всяких детских книгах о людоедах и обжорах. Класс впал в гробовое молчание. Воспользовавшись этим, я спросила: “С каким поэтическим размером мог бы быть связан этот рисунок?” И так-то всё было странно, а тут “страньше и страньше”. Это и дало эффект: посыпались версии. Я стала на доске записывать слова (дальше отмечу их курсивом) — и скоро у нас возникли целые словообразовательно-э т и м о л о г и ч е с к и–а с с о ц и а т и в н ы е цепочки.

Началось с дактиля: кто-то вспомнил, что название этого размера связано с греческим “палец” (окорок–нога–палец — почему бы и нет?) Такой же корень встретим в словах дактилоскопия, птеродактиль. “Да-да! — подхватили из другого угла класса. — Слово «окорок» устроено как дактиль — ударный и два безударных”. “А если это ветчина?” — ехидно спросил сосед. “Тогда это будет анапест — два безударных, ударный!” Тут же, воспользовавшись ситуацией, сообщаю им, что слово “анапест” тоже греческое и значит оно “отражённый”. Это зеркальное отражение дактиля, антидактиль. И немедленно спрашиваю, какой ещё размер называется на букву А. В наш разговор вторгаются амфибрахий и слова амфора, амфибия, амфитеатр. “Амфи” по-гречески значит “около, с двух сторон, вокруг”. Пробуем объяснить значение написанных слов через это самое “амфи” — работа увлекает.

“Что-то вы расшумелись! Ничего не понятно, когда все говорят хором!” Особо выделяю последнее слово — ведь оно родственно хорею. По-гречески “хорейос” — это круговой танец.

А наш бедный окорок? При чём тут он? — в какой-то момент возникнет такой вопрос. Ответа-то не нашли. “Какой размер мы забыли, какой остался последним?” — Ямб. “А знаете, как будет окорок или ветчина по-французски? Жамбон. А пишется jambon. Jambe по-французски — нога”. “Ах вот в чём дело! — веселятся дети. — Ямб — он как будто прыгает с ножки на ножку!”

Можно и ещё послушать их весёлые толкования слова “ямб” через “jambe” и “jambon”, а потом печально вздохнуть и сказать, что на самом деле… никакой связи между ямбом и ветчиной нет. Увы! Учёные считают, что название размеру дала служанка элевсинского царя Келея — Ямба. Она рассмешила весёлыми и непристойными стихами саму Деметру, богиню плодородия, потерявшую свою дочь Персефону и пребывающую в тоске. Другие полагают, что слово ямб связано с названием инструмента ямбука, которым сопровождали исполнение стихов. Но французское слово jambe (нога) всё равно пробралось в литературу: от него пошёл страшный термин (тут же пишу его на доске) анжабеман (enjambement) — перенос поэтической строки (тут же даю примеры). Строчка как будто делает большой шаг, “перешагивает” рифму.

“А для чего же вы нас обманули с ветчиной?” — спросил меня кто-то. А просто так. Чтобы стало интересно и неожиданно. Чтобы, весь урок споря, покрыв доску (и тетради) цепочками слов, узнав новые термины, поработав над этимологией и межпредметными связями, мы не заметили звонка.

Ну что тут скажешь? Невольно вспоминается классик: “По соображении всего, видим, что здесь есть много неправдоподобного… А всё, однако же, как поразмыслишь, во всём этом, право, есть что-то”. Есть, есть, коллеги!

Ирина Тушкевич ,
Карелия