Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №10/2009

Я иду на урок
11-й класс

Время и пространство в стихотворении Б.Л. Пастернака «Снег идёт»

К рассмотрению художественного произведения можно подойти с разных сторон. Цель этой работы — не анализ стихотворения “от первого слова до последнего” (Ю.Лотман) и не методические рекомендации по работе над художественным текстом. Одна из форм творческой работы учащихся на уроках литературы — самостоятельное постижение художественного произведения.

В 11-м классе после обзорного изучения лирики Б.Л. Пастернака я предложила ученикам письменную работу «Время и пространство в стихотворении Пастернака “Снег идёт”». Большинство ребят с заданием справились, проявив умение внимательно вчитываться в художественный текст, выделять в нём главное. Любое литературное произведение несёт сведения о художественном пространстве, организованном особым образом, и временных связях. “Основой художественного мира является хронотоп, координаты которого — время и место — часто указываются в названии произведений... Это могут быть циклические координаты, в частности, название времени года. Также в заглавии могут быть обозначены и «точки» на временной оси, и целые «отрезки»... Автор, фокусируя внимание читателя на определённом временном промежутке, стремится передать и суть бытия...” (Ламзина А.В. Заглавие // Введение в литературоведение). В данном стихотворении акцент сделан на пространственной и временной интерпретации. Произведение продолжает лирическую традицию русской поэзии, и прежде всего на память приходят «Бесы» А.С. Пушкина. Подробно говорить об этом не имеет смысла, поэтому отметим основные параллели: как и в стихотворении Пушкина, у Пастернака “всё в смятеньи”; движение круговое — через синтаксис; пространство “метельно”, “вьюжно”, непроницаемо для зрения; один стихотворный размер — четырёхстопный хорей; заблудиться в пространстве — значит заблудиться и во времени. По замечанию В.С. Франка, “у каждого поэта есть свой элемент: снежная вьюга — у Блока, земля — у Есенина. Родной элемент Пастернака — текущая вода...” Вода как воплощение однообразного могучего движения, вода в форме атмосферных осадков: дождь — это живая вода, снег — вода мёртвая. В последнем сборнике Пастернака «Когда разгуляется...» снег окончательно завладевает территорией.

С первой же строфы стихотворения «Снег идёт» пространство расширяется по вертикали и по горизонтали.

К белым звёздочкам в буране
Тянутся цветы герани
За оконный переплёт.

Всё живое устремлено вверх — к бесконечности, где “всё пускается в полёт”, и поэтому нельзя ограничить это движение ни пространственными, ни временными преградами.

Можно ли определить время в стихотворении? Кажется, это совсем просто: время года, бесспорно, зима. Но вместе со снегом происходит движение времени: “Может быть, проходит время? // Может быть, за годом год // Следует, как снег идёт...” В то же время есть в стихотворении указания на реальные праздники (святки, Новый год), что делает ритмичность, периодичность времени не абстрактным, а близким и родным человеку. Прежде всего цикличность времени прослеживается через рефрен “снег идёт”. Кроме этого, все глаголы в стихотворении — в форме настоящего времени, здесь соблюдается формально-грамматический принцип повествовательности. Может показаться, что автор “схватил” момент настоящего. Особенно это заметно в первом катрене. Но основное событие — снегопад — растягивается во времени. Так создаётся впечатление, что событие уже совершилось: оно относится и к прошлому, и к будущему. “Святки”, “промежуток краткий”, “Новый год” — всё это в одной строфе. Действительно, “есть только миг между прошлым и будущим — // Именно он называется жизнь”. Вечность сочетается с мимолётностью, и создаётся ощущение гармонии.

Пространство в стихотворении циклично расширяется. Всё как будто выходит за пределы и стремится к какой-то одной точке, всё земное пытается обрести максимальную свободу, “чёрной лестницы ступени” ведут вверх, а небо, наоборот, спускается на землю. В каждой строфе как бы два разнонаправленных движения: и вниз, и вверх, и по вертикали, и по горизонтали.

В самом названии стихотворения содержится указание на мотив движения: “снег идёт”. Время и пространство соединены в одно целое: во-первых, “снег идёт” — снегопад — вертикальное пространство, антитеза: небо–земля (или их соединение?). Кроме этого, в названии стихотворения есть указание на то, что события происходят в настоящее время, и на то, что этот процесс непрерывен (“идёт”). И это становится символом времени, которое нельзя остановить ни на мгновение. Его не замечаешь в данный момент, но, оглянувшись в прошлое, задумываешься о быстротечности времени. Итак, в центре стихотворения — движение, вечное и непрерывное, и “снег” становится символом перемен, быстротечности времени, цикличности жизни. Это стихотворение-“карусель”. “Снег” стирает пространственные и временные границы: “Снег идёт, и всё в смятеньи, // Всё пускается в полёт...” За счёт такого бурного движения пространство заполняется и становится густым, почти материализуется: “Снег идёт, густой-густой”. Но эта “густота” в то же время размывает видимые, чёткие очертания предметов, вследствие чего пространство становится неопределённым, иллюзорным. Небо сливается с землёй (“Сходит наземь небосвод”) через снегопад, и происходит встречное движение. Вот что об этом пишут учащиеся (привожу фрагменты их работ).

“Снег переворачивает всё с ног на голову, вносит в жизнь беспорядок и хаос. Но в то же время он является объединяющей силой земли и неба, «горизонтали» и «вертикали».

А в заплатанном салопе
Сходит наземь небосвод.

А пространство в стихотворении бесконечное. Это и ширь небосвода, и звёзды в буране, и перекрёстка поворот. Неопределённость — и в движении пространства: оно то сужается до размеров лестничной площадки, то расширяется до небосвода. И эта бесконечность пространства не только даёт ощущение свободы, но и будет существовать вечно, значит, и времени определённого нет и не будет. Время и пространство органично связаны, неразрывны. Человека «закруживает» жизнь” (Олеся С.).

“Пастернак изображает движение, вечное и непрерывное. «Снег идёт, снег идёт» — рефрен стихотворения. Так же идёт жизнь, идёт время... Автор подводит читателя к восприятию мира как части космоса, глобальной системы.

Сходит наземь небосвод...
Сходит небо с чердака.

Границы реального мира стираются. Пространство безграничное, необъятное. Но в то же время поэту дороги мелкие детали земной жизни; цветы герани, лестницы ступени... И жизнь человека в этом необычном пространстве и глобальна, и значима — на уровне вселенной, и «опущена» до бытового уровня. Жизнь эта органично вписывается и в скоротечное время: «В ногу с ним, стопами теми, // В том же темпе, с ленью той // Или с той же быстротой, // Может быть, проходит время?» Время у Пастернака тоже космическое, как и пространство, и тоже «перемалывает» мелкие, бытовые события” (Женя Г.).

Во второй части стихотворения движение в пространстве отступает на второй план, важнейшими становятся философские мысли о времени. Над снегопадом лирический герой избавляется от “смятенья”, получает возможность посмотреть на обыденные вещи иными глазами. Поэтому-то, оторвавшись от суеты, от всего земного, он приходит к мысли о том, что всё в мире, в природе относительно, что скорость времени можно чувствовать по-разному: для одних оно летит, для других неторопливо тянется. Для “убелённого пешехода” это “смятенье”, снегопад; круговорот, сиюминутное восприятие мира, жизни, а для лирического героя время иное.

Потому что жизнь не ждёт.
Не оглянешься — и святки.
Только промежуток краткий,
Смотришь, там и Новый год.

Время скоротечно и необратимо. Важно, чтобы жизнь человека органически вписалась в это время, “успела” за ним: “В ногу с ним, стопами теми...”

Интересно объяснила это одна из учениц: “На лирического героя похожи цветы герани, которые тянутся «к белым звёздочкам», пытаясь преодолеть «буран» и выйти «за оконный переплёт». Таким препятствием для героя становится «перекрёстка поворот». Когда вокруг «смятенье» и «всё пускается в полёт», трудно выбрать нужное направление, находясь на перекрёстке. И только поднявшись над землёй вместе с бураном, закружившись в снегопаде, лирический герой смог иначе взглянуть на время, чего было не дано «убелённому пешеходу»” (Оля К.).

В этом стихотворении прослеживается одна из характерных черт поэтики Пастернака — умение одновременно видеть жизнь в подробностях и схватывать общий план, смешение быта и бытия, сочетание мелкого, конкретного и бесконечного (в пространстве), сиюминутного и вечного (во времени).

К белым звёздочкам в буране
Тянутся цветы герани...

А в заплатанном салопе
Сходит небо с чердака.

Обыденное, каждодневное имеет для автора значение вечного, общечеловеческого. По замечанию одной ученицы, “автор создаёт картину мироздания, через простые, обыденные явления выходит во вселенную, через предчувствие Нового года говорит о вечности. Небольшое событие — снег идёт — становится очень важным. Это наша жизнь” (Лида П.).

И ещё фрагмент ученической работы.

“Ход времени в стихотворении неумолим. Его нельзя ограничить ни настоящим, ни прошлым, ни будущим. Здесь какое-то особое свойство времени.

В том же темпе, с ленью той
Или с той же быстротой,
Может быть, проходит время?

Этот риторический вопрос даёт возможность каждому ответить на него по-своему” (Саша Б.).

Итак, “снег идёт, и в ногу с ним... проходит время”. Так вечно падающий снег связывает небо и землю, миг и вечность, так неразрывно соединяются время и пространство, становятся гармоничным целым: “...всё в смятеньи”, “всё пускается в полёт”...