Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №8/2009

Я иду на урок

Три шага к читателю

Почему пропадает интерес детей к книгам? И как вернуть этот потерянный интерес? Об этом размышляю, готовясь к урокам внеклассного чтения. Они очень нравятся детям: “На уроках внеклассного чтения мы читаем гораздо больше книг, чем наши сверстники. Мы развиваем в себе творческие таланты”; “Эти уроки не похожи на все остальные, они помогают нам развивать мышление и фантазию”; “Конечно, лучше бы было, если бы мы проводили чаще эти волшебные уроки”; “Дома нам говорят: «Если бы не эти уроки, вы бы не читали вообще». А ведь это правда!”

Что такое обычный урок литературы для многих наших учеников? “Великий русский...” (можно с уверенностью подставить любое имя из учебника), “идейный смысл произведения”, герои положительные и отрицательные, немеркнущие “лучи света в тёмном царстве”, вечные “борцы за народное счастье” и пр., пр. Стереотипы, штампы, вечное назидание. Скучно, беспросветно, старо, пыльно, как в заброшенном чулане.

Долгие годы поисков привели меня к мысли, что нужна иная методика, разрушающая стереотипы. Прежде всего, детей нужно удивить, привлечь их внимание, разбудить воображение, сыграть на детской любознательности. Это — первый шаг.

Удобнее всего было попробовать его совершить на уроках внеклассного чтения. Каждый выбирает то, в чём силён: готовит викторины, придумывает сюрпризы, составляет кроссворды, ставит фильм, рисует иллюстрации, выступает в роли режиссёра — постановщика инсценировки или актёра, сочиняет стихи. Никакого принуждения, навязывания. Ничего пока не хочется? Не надо. Смотри, слушай. Общий интерес, азарт, атмосфера игры втянут непременно. Первый шаг будет сделан — и пробудится спящий ум.

Первый шаг к книге... Пусть для пятиклассников это будет «Робинзон Крузо» Д.Дефо.

— Здравствуйте, дорогие потомки! Разрешите представиться. Я — Александр Селькирк. Надеюсь, вам знакомо моё имя?

Так без всяких предисловий и вступительных слов начинает урок не учитель, а ученик-старшеклассник, играющий роль главного героя. И, поскольку пятиклассники конфузливо признаются в своём невежестве, он продолжает:

— Я не очень огорчён: всё-таки прошло почти триста лет с того времени, когда я оказался во власти непредсказуемых событий.

В начале XVIII века я отправился в Тихий океан на промысел. Плавание как-то не задалось, начались беспорядки на судах, и люди с них бежали. Не по своей воле на острове Мас-а-Тьера, у берегов Чили, остался и я. Прошло четыре года, и меня случайно обнаружила полупиратская флотилия Роджерса, зашедшая на остров за пресной водой. Так я был спасён. Об этом вскоре стало известно у меня на родине.

Такое начало не только интригует, но заставляет внимательно слушать, так как это информация к размышлению. Д.Дефо взял в основу книги хорошо известный факт. Однако он:

— поменял имя героя (не А.Селькирк, а Робинзон Крузо);
— перенёс остров (из Тихого в Атлантический океан);
— отодвинул время действия (действие в книге происходит в 1651 году);
— увеличил срок пребывания героя на острове в семь раз (Селькирк пробыл на острове четыре года, а Крузо — двадцать восемь лет).

И как результат этих размышлений — проблемный вопрос: с какой целью автор всё это делает?

Географическая карта помогает сделать первый вывод: действие перенесено ближе к экватору — значит, нет зимы. Сроки увеличены, чтобы в полной мере раскрыть все возможности человека, а может быть, и дать нам, читателям, лукавый намёк на невероятность событий. Следовательно, Д.Дефо использует реального человека в качестве основы для создания литературного персонажа (тут же и вводим термин “прототип”; это вообще стало правилом — вводить на игровых уроках новые понятия, чтобы пополнить ими активный словарь юных читателей).

Таково самое начало урока. Важно теперь развить появившийся интерес, наращивать темп, усложнять задания и вопросы.

Начнём с самого доступного — проверки знания текста. Здесь можно использовать не только викторину. В план урока стоит включить, например, игру «Чёрный ящик»: в ящике спрятаны предметы, фигурирующие в романе Дефо, и ученикам предлагается не только узнать эти предметы по описанию, но и назвать эпизоды, в которых они фигурировали, определить их значимость в сюжете. Неизменно удачной формой работы с текстом остаются инсценировки: например, сцены встречи Робинзона с Пятницей, с дикарями, с капитаном английского судна… И наконец — игра-пантомима: по жестам, мимике и действиям с воображаемыми предметами классу нужно определить, что делает Робинзон, поселившись на острове.

Индивидуальные творческие задания:

— всем ученикам предлагается нарисовать иллюстрации к отдельным эпизодам романа;

— один из учащихся создаёт из уже готовых иллюстраций монтаж фильма по роману «Робинзон Крузо»: для этого картинки надо расположить в хронологическом порядке, дополнить собственными иллюстрациями недостающих эпизодов и озвучить его (задача не из лёгких: книги под рукой нет, и знать её надо хорошо, чтобы выстроить кадры в строгой хронологии и озвучить каждый из них выражениями, близкими к тексту);

— «Письмо Робинзону Крузо»: “Тебе, Робинзон, далёкий и близкий, отчаявшийся и обретший надежду, погибающий и спасённый, одинокий и нашедший друга, наши письма!”.

Но кульминацией урока и совершенно неожиданным сюрпризом стало следующее событие. Во время обсуждения рисованного фильма «Робинзон Крузо» вдруг раздался громкий стук в дверь, совершенно незнакомый человек внёс в кабинет “ценную бандероль” и велел мне расписаться на почтовом бланке. Ожидая чего-то невероятного, разинув рты и боясь пошевелиться, все следили за моими руками, которые долго шуршали бумагой и наконец извлекли на свет Божий... бутылку! Чёрная она была или фиолетовая, зелёная или синяя — определить было невозможно: она вобрала в себя цвет всех морей и океанов, царапины и выбоины на ней говорили о нелёгком и очень долгом пути, но крепкая пробка и сургуч надёжно хранили тайну.

Что же в этой чудесной бутылке? — подпрыгивали от нетерпения любители приключений. Может быть, её выронили пираты Роджерса и в ней плещется терпкий бордовый ром? А может быть, это вино с потерпевшего кораблекрушение «Титаника»? Но вот бутылка распечатана, и из неё извлекается свиток-письмо — ответ Робинзона Крузо. Он благодарит, он очень признателен, но отказывается принять приглашение: потому что “воздух у вас загрязнён, животных и птиц вы перебили, реки и моря отравлены”. Жаль, а какая была бы встреча...

Но и это ещё не всё, впереди — острая дискуссия… И когда звенит звонок с урока, раздаётся всеобщее “ах” — и звучат просьбы продолжить урок-игру, урок-творчество.

Пробудить любопытство — это лишь первый шаг. Шаг второй — разбудить умение почувствовать другого. Без сочувствия нет читателя. И следующими уроками внеклассного чтения стала серия уроков, на которых я предложила своим ученикам прикоснуться к трём мирам: миру растений, миру животных и миру человека. Наша цель — попытаться ответить на вопрос: “А каков я в этом мире?” Речь на этих уроках шла о доброте и сострадании, милосердии и помощи. Но трудно защищать тех, кого не любишь, и любить то, что не знаешь. Поэтому в первой части уроков мы говорили о феноменах из жизни живой природы — и выискивали такую информацию в энциклопедиях, книгах, журналах, интернет-источниках сами ученики. Например: “Курица бегает со скоростью 14 км/час. Немногие из нас бегают быстрее курицы. Ведь скорость бега марафонца — 20 км/час. И лишь спортсмены-спринтеры развивают скорость 36 км/час”; “В Панаме встречаются деревья с прямоугольными стволами, и возрастные кольца у них — вовсе не круги. Они имеют правильную прямоугольную форму”; “Самое морозостойкое животное в мире — домашний гусь. Ему не страшны никакие морозы. Гусь переносит температуру –110° (таких морозов в природе не бывает), для сравнения: белый медведь выдерживает –60°”; “Африканский скорпион выживает, получив колоссальную дозу облучения — 80 000 рентген, в то время как для человека смертельно 600 рентген”.

Подобные сведения не только изумляют, но и заставляют подумать: “Ах вот вы, оказывается, какие — братья наши меньшие!” Теперь можно начинать читать книги о животных — они воспринимаются совершенно по-другому.

Много интересного было на этих уроках: викторины, конкурсы, эссе… Ученики составляли проекты «Как защитить ёлку под Новый год»; участвовали в конкурсе плакатов «Склони ружьё перед красой»; брали интервью у кошки...

А в завершение — инсценировка отрывка мудрой и трогательной сказки Экзюпери.

Но вот заканчивается и этот урок, звенит звонок, а мы делаем третий шаг к своему читателю — разбудить мысль, расшевелить ум. Иметь своё мнение и уметь его защищать. Спорить, заблуждаться, но размышлять! Почувствовать, что “следовать за мыслью великого человека — есть наука самая замечательная”. Это уже не просто читатель, а читатель мыслящий.

Разбираясь в хитросплетениях «Белой гвардии», распутывая нити сложной символики романа, шаг за шагом следуя за мыслью Булгакова, мы вплотную подошли к решению проблемы: “В какой же цвет окрашен роман, белый или красный? На чью сторону баррикад встал автор?”

Размышления одиннадцатиклассников

• Роман, думаю, окрашен в красный цвет — слишком много крови льётся на его страницах, рушится всё, что было дорого и свято.

• Скорее, белый цвет доминирует в романе. Белая гвардия, белый снег, “белой акации гроздья душистые”. Это роман — ностальгия о прошлом. О доме, о счастье, безвозвратно утерянном.

• Нельзя ответить однозначно. Красное и белое сливается, во всяком случае, эти различия теряют своё значение. Булгаков пишет о людях, захваченных Гражданской войной, но сам он не ослеплён тем, чем ослеплены они. Он смотрит и на белых, и на красных с грустной любовью.

Вот и всё. Звенит звонок теперь уже с последнего урока. Это третий звонок, после которого в театре, где мы все актёры, начинается спектакль, пьеса под названием жизнь.