Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №6/2009

Я иду на урок

Нелегкий урок по «Лёгкому дыханию»

Несмотря на то, что этот рассказ Бунина не входит в перечень произведений, составляющий обязательный минимум содержания программ по литературе, многие словесники обращаются к нему при изучении прозы начала ХХ века. Несомненно, одной из причин, побуждающих учителя прочитать с учениками именно этот бунинский текст, можно считать наличие замечательных филологических работ, посвящённых рассказу «Лёгкое дыхание»: прежде всего, знаменитого исследования Л.С. Выготского1 и яркой статьи А.К. Жолковского2. В учебной и методической литературе последних лет опубликованы варианты заданий3 и разработанные модели уроков4, также подталкивающие к тому, чтобы опробовать их на практике. Какому педагогу-филологу не хочется поработать с таким роскошным материалом и лишний раз убедиться на личном опыте, что “тщательно отобранные учителем методические приёмы (ассоциативный, стилистический анализ) способствуют развитию интертекстуального слуха читателей, ассоциативного мышления, языкового чутья, совершенствованию аналитических и интерпретационных способностей школьников”!5 Однако радужные надежды, к сожалению, не всегда оправдываются. И одна из причин этого для многих из нас очевидна: сегодня в большинстве случаев мы имеем дело совсем с другими читателями-старшеклассниками, чем, к примеру, лет двадцать и даже десять тому назад.

Свой первый урок по «Лёгкому дыханию» я проводила в 1991 году. Не могу сказать, что те мои одиннадцатиклассники были очень уж “филологическими”, но то, что определённые читательские навыки у них имелись, сомнений не вызывало. Время было смутное, переломное, нынешнее методическое изобилие тогдашним учителям и не снилось, поэтому темы для сочинений и задания для письменных работ придумывались самым непосредственным образом — спрашивали, о чём хотелось. И, соответственно, прочитав на уроке вслух неизвестный большинству рассказ И.А. Бунина, мы “с листа” написали ответы на самый естественный вопрос: почему рассказ называется «Лёгкое дыхание»? Тех работ у меня не сохранилось. Но хорошо помню свои ощущения при проверке. Нет, это не было похоже на литературоведческие статьи, да и сочинениями в строгом смысле это назвать было трудно. Никакого Выготского они, разумеется, не читали, Интернета не было в помине, сборники готовых сочинений если и появлялись на коммерческих лотках, то большим спросом ещё не пользовались (да и чем здесь эти шпаргалки могли помочь?) — и дети сами, кто как смог, решали эту неслабую “филологическую задачку”. Читая их работы, я получила колоссальное наслаждение. Странность композиции рассказа заметили многие (одна ученица выразила мысль образно: как будто страницы девичьего дневника перелистывает ветер — то здесь откроет, то там…). Иные додумались сравнить (и противопоставить) Олю Мещерскую и классную даму. Почти все удивились контрасту названия — светлого, прозрачного — и мрачноватого сюжета. А кое-кто даже сопоставил начальные и финальные строки рассказа и связал это со своей версией ответа на заданный вопрос. Я поняла, что такое задание буду отныне предлагать всем своим ученикам.

Могила И.А. Бунина на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Прошло не так уж много времени. Года три-четыре. Опять читаем «Лёгкое дыхание». Не в силах противостоять соблазну пойти по проторённой дорожке, задаю тот же вопрос для письменной работы на уроке — и чувствую, что далеко не всем понятно, что надо делать. Ну, название — и название, как захотел автор — так и назвал, только и всего. Пришлось на ходу переформулировать задание: “Что изменится в нашем восприятии рассказа Бунина, если он будет называться по-другому?” — а заодно общими усилиями устно подобрать “возможные” варианты: «Короткая жизнь», «Оля Мещерская», «Смерть гимназистки»… Большинству это помогло. Но справились с работой все по-разному: кое-кто просто соскользнул в пересказ, пытаясь таким незамысловатым образом аргументировать, что вот такая вот история ну никак не могла называться иначе, чем «Лёгкое дыхание»! Пришлось следующий урок полностью посвятить “разбору полётов” — комментированию версий, обобщению и — подсказкам, на что ещё стоило бы в этом тексте обратить внимание.

С тех пор каждое следующее поколение старшеклассников, с которым приходилось встречаться, вынуждало меня изобретать всё новые модификации заданий для работы с этим бунинским рассказом. Постепенно задание стало выглядеть как череда вопросов, позволяющих каждому ученику поэтапно, пошагово отрефлексировать своё восприятие и понимание рассказа, на первый взгляд кажущегося многим современным подросткам вовсе не сложным.

Почему я не отказалась от письменной работы по «Лёгкому дыханию» вообще? Почему продолжаю предлагать её именно так — после первого же чтения текста на уроке вслух, и лишь только потом обсуждая рассказ (и итоги работы) устно? Думаю, прежде всего потому, что здесь ценен эффект внезапности — непосредственного, сиюминутного контакта формирующегося читателя с непростым художественным текстом без посредников: будь то учебник со справочными материалами или учитель, доминирующий на уроке, или более компетентные одноклассники.
Разумеется, бывает, что в классе мало кто справляется с работой в целом так, как того бы хотелось учителю. Впервые столкнувшись с подобной ситуацией два года назад, я, проверяя полученные работы, сделала подборку ответов на каждый вопрос — и с этим пришла на следующий урок. Оказалось, что обсуждать такой материал — не менее интересно, чем сам рассказ.

1. Попробуйте описать ваше непосредственное впечатление от этого рассказа (понравился, не понравился, оставил равнодушным, увлёк, заставил задуматься, показался непонятным)? Как вы думаете, просты или сложны тексты Бунина для восприятия, понимания? Повлияло ли чтение этого текста на ваше настроение? Если да, то как оно изменилось?

Этот рассказ задел и оставил какое-то смятение, но поймать это появившееся ощущение и разобрать его не получается. (Лунина Тоня)
Рассказ сперва увлёк, потом показался до ужаса банальным, а потом я осознал, что ничего не понял. О чём вообще речь? Моё настроение этот рассказ изменил в корне. Оно стало каким-то “разочарованным”: “Что это вообще такое? К чему это? — Непонятно!” В конце осталось ощущение: “как? И всё?”. (
Ишикаев Тимур)

Мне не понравился этот рассказ: он прост для восприятия, но сложен для понимания. (Камкин Максим)
Рассказ читается легко, он вроде бы не сложен для понимания, но в то же время он “тяжёлый”, потому что заставляет задуматься. (
Чёрный Володя)

Мне рассказ не понравился, потому что я его не понял. (Никитин Сергей)

Рассказ читался на одном дыхании. Я даже не заметил, как он кончился. (Романов Саша)

Рассказ показался непонятным и во многом благодаря этому заставил задуматься. (Новиков Егор)

Этот рассказ завёл меня в тупик. (Туркин Алексей)

Я поняла, что не могу остаться к Оле равнодушной. Этот рассказ заставил на довольно долгое время задуматься о собственной жизни. (Шелковкина Вероника)

Я поняла, что не могу зацепиться за суть этого рассказа. Очень много деталей и событий для такого небольшого объёма. (Панова Юля)

Бунин каким-то образом зацепляет читателя и не отпускает. Тяжело понять, но и остановиться на незавершённости тяжело. На мой взгляд, первая половина рассказа (включая дневник Оли) — вполне законченная история. Но вторая часть, заставляя задуматься, выкачивает из нас энергию. (Масяго Андрей)

Безусловно, этот текст заставляет задуматься. Вроде он не сложный, не большой, но смысл, некую общую идею, мораль уловить сложно. После прочтения была какая-то ошеломлённость. Хотелось догадаться до смысла, но не получилось. (Поступаева Света)

2. Рассказ невелик по объёму, однако событий в нём много. Проследите за сюжетом. Видите ли вы какие-то композиционные особенности? Попытайтесь объяснить, почему он построен именно так.

Можно заметить в повествовании цикличность: рассказ начинается с конца. (Туркин Алексей)

Автор не рассказывает всё в хронологической последовательности, а буквально кидает читателя от места к месту, от времени к времени. Но если переставить фрагменты в том порядке, в котором их привык видеть читатель, то текст потеряет какую-то свою особенность, станет зауряднее. (Щербина Слава)

Сюжет как бы прыгает от одного времени к другому. (Цибульский Никита)

Композицию можно рассмотреть как два рассказа в одном или даже как цепочку вложенных друг в друга рассказов. (Новиков Егор)

Мне казалось, что текст рассказа не повествовательный. Это какие-то воспоминания, спонтанно всплывающие в голове и будоражащие память. (Коханчик Алексей)

Из цепочки событий как будто связан шарф. Вот идёт одна нитка, потом она переплетается с другой, они чередуются, а потом возникает одно целое. По-другому невозможно построить этот рассказ. (Поступаева Света)

Автор постоянно перебрасывает нас из настоящего в прошлое и обратно. Если читать быстро, то сразу и не поймёшь, что за чем следует. И только в самом конце мы встречаем ключевые слова — “лёгкое дыхание”. (Курилюк Наташа)

Событий промежутка времени между разговором Оли с начальницей и убийством в рассказе нет. Автор оставил загадку для читателей. Рассказ написан на “лёгком дыхании” Бунина, и этот промежуток является вздохом для автора. (Косоротиков Никита)

3. Зачем в повествовании о жизни Оли Мещерской история классной дамы?

Может быть, история классной дамы присутствует для того, чтобы восстановить в глазах читателя репутацию Оли Мещерской? Ведь классная дама вспоминает о ней именно хорошо: она ходит на её могилу каждый праздник. То есть таким способом автор пытается направить восприятие читателя в нужное русло. Также классная дама — это связующее звено между основным текстом и фрагментом про лёгкое дыхание. (Щербина Слава)

Классная дама постоянно живёт ради чего-то, какой-то идеи. А Оля жила для себя. Возможно, история классной дамы здесь для противопоставления. (Новиков Егор)

Мне кажется, классная дама завидовала Оле, а в чём-то и восхищалась этой девушкой. У неё было то, чего не было у классной дамы, — лёгкое дыхание. (Панова Юля)

4. Рассказ называется «Лёгкое дыхание». Почему? Попробуйте, оставив текст неизменным, заменить заголовок («Оля» или «Смерть гимназистки»). Повлияет ли это на читательское восприятие произведения?

Если бы рассказ назывался по-другому, мы могли бы этого “лёгкого дыхания” вообще не заметить. (Поступаева Света)

Вариант «Лёгкое дыхание» привлекает неопределённостью. Другие названия банальны и интерес к рассказу не вызывают. А «Лёгкое дыхание» завлекает, завораживает. (Камкин Максим)

Первые ассоциации с названием? Лёгкое — не тяжёлое, ветреное, изящное, а дыхание — жизнь. Лёгкое дыхание — изящная жизнь. (Чёрный Володя)

“Лёгкое дыхание” — символ эксклюзивности? Редкого дара? Чего-то настолько красивого, что это никто не может увидеть?.. (Масяго Андрей)

«Лёгкое дыхание»… Это как-то возвышенно. Рассказ о беззаботной девушке. Она сама жила в этом мире, как лёгкое дыхание: весело, беззаботно, грациозно. “Лёгкое дыхание” — это она сама, Оля. (Живодков Мстислав)

Когда я прочитала этот рассказ, то, если честно, я его совсем не поняла. И формулировку “лёгкое дыхание” я заметила только в самом конце. А потом я поняла, что у неё, у Оли, не только дыхание лёгкое, она сама по себе очень лёгкая. Невинная, с яркими, светящимися глазами. С лёгким отношением ко всему. И со всем этим она просто врывается во взрослую жизнь. (Панова Юля)

“Лёгкое дыхание” — какой-то символ, отображающий суть Оли Мещерской или чего-то более общего — например, любви, красоты… Эпизод с разговором о лёгком дыхании показывает нам Олю с лучшей, непорочной стороны, как что-то возвышенное, лёгкое, а не низменное и порочное. (Щербина Слава)

Здесь важна не “смерть гимназистки”, а именно “лёгкое дыхание” — то, что у читателя ассоциируется с этими словами. (Ляпунов Сергей)

Несомненно, название подготавливает нас к прочтению, создаёт такой настрой у читателей, который нужен автору. Поэтому если название поменять, то может сильно измениться восприятие. (Новиков Егор)

5. Какова, по вашему мнению, основная идея этого рассказа Бунина? Что именно он “хотел нам сказать”?

Как у Чехова, у Бунина тоже сложно понять его отношение к главной героине. Непонятно, осуждает он её или нет. (Курилюк Наташа)

Какую идею автор хотел донести до читателя? Краткость жизни? Сила женской красоты? Порочность людей? (Туркин Алексей)

Может быть, он хотел сказать, что жизнь — это “лёгкое дыхание”, один миг — и жизни нет? (Лозанов Виктор)

“Город за эти апрельские дни стал чист, сух, камни его побелели, и по ним легко и приятно идти…” Без неё (без Оли) город изменился. Стал спокойнее, тише, мертвее. Может быть, Бунин хотел сказать, как изменяется мир после ухода ярких личностей? (Кузьмин Стас)

Ничто не вечно? Оля похожа на бабочку. Такую большую, красивую, редкую. На махаона. Бабочки живут недолго, но зато доставляют неописуемое наслаждение людям, которые на них смотрят. И даже “лёгкое дыхание” ассоциируется с полётом бабочки. (Поступаева Света)

Работая с этими детьми не один год, знаю, что, задай я им те же самые вопросы на уроке устно, наверняка не получила бы такого спектра вариантов. Только оставшись один на один с текстом Бунина и с чистым листом бумаги, некоторым из них удалось поймать, сформулировать (более или менее удачно) свою собственную, неповторимую читательскую реакцию. Кстати, большинству — судя по выражениям лиц — было совсем не неприятно слышать потом свою ноту, свой голос в созданной совместными усилиями “партитуре”.

В заключение добавлю, что почти в каждом классе, с которым мы выполняли эту работу, находилось по два-три человека, спрашивавших разрешения объединить ответы на вопросы в один, связный текст. Безусловно, это бывали достаточно сильные ученики, и им удавалось за 40–45 минут написать, например, вот что:

Я не могу назвать этот рассказ сложным или простым для восприятия, так как хоть он и написан вполне простым языком, смысла в нём кроется достаточно много. Сюжет вовлекает читателя в себя и окружает своей атмосферой, так что рассказ может понравиться или не понравиться, но оставить равнодушным — нет. Да и настроение у него особое, которое сложно определить одним словом — вроде бы ничего приятного и светлого, кроме самой Оли, в рассказе нет, но он не оставляет гнетущего впечатления, а скорее что-то лёгкое, как дыхание, неуловимое, но очень сильное. Но при этом идея — как мне кажется, основная — тоже далека от оптимистичной: что самые яркие, лёгкие, наполненные жизнью люди сгорают быстрее всего. Один выстрел — и нет той Оли, которую все любили и которая любила всё окружающее, которая светилась счастьем в любой момент.

А ведь по сути всё произошло именно из-за её той самой лёгкости, вечной игры с жизнью, беззаботности во всём. Возможно, примерно об этом и думает классная дама, регулярно приходящая на Олину могилу — ведь так трудно поверить, что девушки, дышавшей жизнью, на свете больше нет, и это навсегда — невосстановимо, — как самые красивые и яркие мотыльки первыми сгорают в огне. И есть в этом тоже какая-то лёгкость и беспечность, как в дыхании.

Название рассказа отражает всю ту лёгкость, с которой жила и радовалась жизни Оля. Сменить название — и история девушки станет приземлённой, угнетающей, ничем не отличающейся от многих других. Композиция рассказа тоже необычна — это постоянные изменения времени действия. Начинается с описания в настоящем, потом длительная история в прошлом с ещё более глубоким уходом в “прошлое лето” Оли, а затем действие переходит опять в настоящее время. Возможно, рассказ начинается и заканчивается настоящим, потому что автор хочет показать, что жизнь Оли — в прошлом, что её уже больше нет и не будет никогда. Кроме того, часть рассказа ведётся от имени Оли — в её дневнике. Все эти детали и создают в совокупности то неповторимое настроение рассказа, которое трудно назвать одним словом, но оно очень тонко передано автором в нюансах.

Антоненко Катя. Лицей № 130, 2008 г.

Меня этот рассказ заставил задуматься. В общем-то всё в рассказе понятно, непонятно лишь то, о чём он. Моё настроение этот рассказ почти не изменил, но только из-за того, что оно и так было грустно-задумчивым. Будь я в другом настроении, Бунин наверняка заставил бы меня думать, а так просто перевёл мысли в другое русло.

«Лёгкое дыхание», как, в общем, и все тексты Бунина, легко воспринимается, но понимается с трудом. Восприятию не мешает даже хронологическая непоследовательность событий, хотя она по-своему логична: упомянули дневник — и вот связанные с ним эпизоды из жизни Оли. Создаётся ощущение, что в рассказе “всё на своих местах” — в том числе и классная дама, например. Не будь её, рассказ не так трогал бы читателя. А с этой скорбящей дамой рассказ впечатывается в память, как впечаталась в память классной дамы гимназистка Оля Мещерская.
И название «Лёгкое дыхание» заставляет задуматься, внимательнее вчитаться в текст, который местами просто дышит этой самой лёгкостью Оли Мещерской, лёгкостью природы. “Газетные” заголовки типа «Смерть гимназистки» или «Убийство на вокзале» приковали бы внимание к сюжету, а не к смыслу рассказа. А сюжет не требует дополнительного привлечения внимания, он, как типичный сюжет новеллы, и так необычный и не всегда предсказуемый.

По-моему, одна из тем этого рассказа — главенство красоты внутренней над красотой внешней. Это “лёгкое дыхание” не приходит с воспитанием, с биологическим развитием (хотя может уйти). Это дыхание приходит от природы и дарит человеку естественность (недаром Оле шло всё, включая даже чернильные пятна на пальцах). Эта естественность завораживает всех, как завораживает всех природа, и остаётся рядом после смерти её счастливого обладателя. Лёгкое дыхание рассеялось в мире, оно напоминает всем и везде об Оле, которая не умерла, несмотря ни на что — несмотря на тяжёлый крест над её могилой, холодный ветер и безжизненность кладбища, уныние серых дней апреля… Глаза Оли радостны и живы, несмотря на бездушный фарфоровый медальон и мёртвый, фарфоровый же, венок, в котором постоянно, не переставая ни на мгновение, заунывно звенит ветер… Оля была душой — душой всей гимназии, душой этого мира. Она жила так, как жила, несмотря на отвращение к Малютину, отравлявшее её существование, оставалась прежней, естественной и абсолютно естественно повела себя в истории с офицером. Вряд ли вообще она могла вести себя как-то иначе. Но человек не всегда ценит естественную красоту природы (как не всегда человек понимает эту красоту). И тогда эта красота возвращается в природу и рассеивается во всём мире, радуя его — как Оля радовала всех в гимназии, ведь не зря “никого не любили так младшие классы, как её”.

Маслов Алексей. Лицей № 130, 2008 г.

Примечания

1 Выготский Л.С. Психология искусства. Анализ эстетической реакции. М., 1997 (или другие издания). Гл. 7.
2 «Лёгкое дыхание» Бунина–Выготского семьдесят лет спустя // Жолковский А.К. Блуждающие сны и другие работы. М., 1994. С. 103–122.
3 Русская литература ХХ века. Учебник-практикум под редакцией Ю.И. Лысcого. М., 2001. С. 138–142.
4 Ляпина А.В. Старшеклассники с интересом читают поэтическую прозу Бунина // Литература в школе. 2006. № 11. С. 34–35.
5 Там же. С. 35.