Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №5/2009

Я иду на урок
11-й класс

Ни для кого не секрет, что современной литературе в школе уделяется мало внимания. Учителей понять можно — не хватает времени. Попробуй

Ольга Славникова

вместить в программу 11-го класса весь ХХ век — от Чехова или Бунина до... Границы определяет каждый для себя сам. В связи с этим вспоминается мне рассказ ученицы нашего лицея, поступившей недавно в Литературный институт имени А.М. Горького. На собеседовании её спрашивают: “Как вы относитесь к современной литературе?” Девочка краснеет-бледнеет и ничего сказать не может, кроме расхожей фразы: “Я считаю, что современная литература умерла вместе с Пастернаком”. “Нет, не умерла, — возражают ей, — живёт и прекрасно себя чувствует!” Виноватой я оказалась перед этой девочкой, хотя и поступила она, и учится там хорошо — всё-таки трижды была призёром Всероссийской олимпиады по литературе. Поэтому и решила, что знакомить ребят с новинками современной прозы непременно буду — вдруг ещё кто-то после физматлицея надумает поступать на так называемые творческие специальности. Из математиков и технарей тоже нередко получаются достойные художники.

Итак, решение принято, но как его реализовать? Действительно, где взять часы? На каких произведениях остановиться? Ответ пришёл сам собой: в лицее богатая периодика — выписываем не только технические журналы, но и художественные, в том числе «Новый мир», «Знамя», «Звезду», «Юность». Как в старые добрые времена, в лицее сохранились и еженедельные классные часы, поэтому легко было договориться с классными руководителями 11-х классов о том, чтобы раз в месяц проводить обзор художественных журналов. Остановилась на двух с богатой историей — «Новом мире» и «Знамени». Приходила на классные часы и знакомила учеников с рассказами и повестями, напечатанными в них. А там такая россыпь известных и неизвестных имён, такое великолепие поэзии и прозы — что называется, зацепило! Ольга Славникова, Александр Мелихов, Анатолий Азольский, наш земляк Дмитрий Бавильский... Следующий шаг — “провокация”: не слабо ли вам, дорогие ученики, провести дискуссию по одному из рассказов? Остановились на «Басилевсе» О.Славниковой («Новый мир», № 1, 2007). Назначили время и место проведения, пригласили коллег, родителей — всё прошло на ура! А далее уже сами ребята стали предлагать обсудить ту или иную книгу. Выбор имён самый неожиданный: от В.Аксёнова «Москва ква-ква», Б.Акунина «Ф.М.», В.Пелевина «Шлем ужаса» до С.Минаева «ДУХLESS, или Повесть о ненастоящем человеке». Пришлось выдерживать правила игры и раз в месяц проводить обсуждение. А началось всё с «Басилевса»...

Проблема добра и зла в рассказе Ольги Славниковой «Басилевс»

Правила дискуссии. От каждой команды выступают два оратора. Команда-оппонент может задать ораторам по одному-два вопроса. Если выступающий не может ответить, то просит помощи у команды. Заключительное слово берёт третий оратор и подводит итог, обобщает вышесказанное.

Жюри оценивает выступление команды по следующим критериям:

  • убедительность;
  •  доказательность;
  •  знание текста;
  •  языковая культура;
  •  манера поведения;
  •  умение делать выводы, обобщения.

Ведущий. Ольга Славникова родилась и училась в Екатеринбурге, окончила Уральский университет, факультет журналистики. Начала печататься в журнале «Урал», затем в «Новом мире», «Знамени». В 1997 году была номинирована на премию Русский Букер за повесть «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», но Букера получила только в 2006 году за роман «2017».

Тема нашей дискуссии — проблема добра и зла в рассказе «Басилевс». Поскольку все события в нём разворачиваются вокруг главной героини Елизаветы Николаевны Ракитиной, мы спроецировали тему дискуссии на этот образ. Кто она, эта женщина — человек, несущий добро или зло? Человек маргинальный или в высшей степени добродетельный?

Перед тем как непосредственно начать дискуссию, вкратце познакомимся с героями этого рассказа. (Ученики знакомят аудиторию с героями.)

Герои рассказа: Елизавета Николаевна Ракитина, Эртель Павел Иванович, господин К. (Валериан Олегович), господин Т., кот Басилевс.

Елизавета Николаевна Ракитина — “женщина без возраста”. Возраст свой утратила, когда сразу после школы, будучи юной девушкой, вышла замуж за пожилого советского чиновника Внешторга, который, однако, был самым молодым среди сослуживцев. У героини рассказа сохранилась фотография, где она, “молодая, в дамской укладке, в длинной шубе узловатого каракуля” — признак советского благополучия, — стоит в окружении “осклабленных старцев”. Е.Н. баловал супруг, с ней “дружили” государственные чиновники рангом ниже её мужа, писатели, лауреаты Сталинской премии. Потом все они, включая супруга, умерли, и Е.Н. осталась одна в огромной сталинской квартире, беззащитная, не приспособленная к жизни, без определённой профессии и работы. Это уже были годы перестройки, когда инфляция пожирала всё. И жила она, как в военное время: меняла антикварные вещи, украшения на продукты. В это время подвернулся брошенный кем-то кот, такой же бестолковый и беззащитный. Так вдвоём они и зажили — в нищете и разрухе. Разрухе, потому что дом требовал ухода и ремонта, а ни средств, ни хозяйской хватки у молодой вдовы не было.

Так бы сосуществовали они до последнего вздоха, если бы Ракитина не нашла записную книжку мужа, исписанную именами его сослуживцев и просто знакомых, и не начала набирать телефонные номера на номенклатурном аппарате, искать мужчин, которые могли бы ей помочь. Большинство уже было покойниками, но некоторые отозвались.

Первым из них был господин К.

Господин К. (Валериан Олегович) — вполне обеспеченный и уважаемый всеми человек. Олигарх, “владелец заводов, газет, пароходов”. Человек “доб­рый”, как о нём пишет О.Славникова. Баллотируется в Московскую думу, имеет несколько благотворительных программ: помогает детям-инвалидам в организации и проведении спортивных мероприятий, спонсирует московских литераторов и художников. Он одним из первых откликнулся на просьбу Елизаветы Николаевны помочь ей найти хоть какую-нибудь работу. Поняв всю её никчёмность, неприспособленность к новым условиям жизни, он имитирует её трудоустройство: покупает ноутбук для того, чтобы она из Интернета добывала никому не нужную информацию. За это он платил ей приличное жалованье, которого хватило бы для обеспечения целого отдела сотрудников. Таким образом, он полностью взял её на содержание. Но ничего в жизни Е.Н. не менялось: в доме всё было по-старому — та же одежда, та же мебель, то же питание. И продолжалось бы это вечно, если бы не печальный случай.

Ракитина после того, как кот нечаянно испор­тил ноутбук, обратилась с просьбой к господину К. заменить ей компьютер. И первый благодетель отреагировал на это весьма своеобразно — устроил скандал и погром в её квартире. Что с ним случилось — неизвестно, только всё своё раздражение он вылил на бедную голову Е.Н. В каком-то отчаянии он рвал её старые вещи, приговаривая, что платит ей пять с половиной штук (надо полагать, долларов) за бесполезный труд, который вдова считает за работу. Работа, по его мнению, “это когда уродуешься неделю, потом на выходные набираешь воз”, когда нельзя заболеть, когда не спишь по ночам от переутомления. А здесь одно “баловство”.

Затем его раздражение выплеснулось и на окружающих: господин К. “как будто лишился души”. Он выгнал свою любовницу, не дав ей даже собрать вещи, более того — устлал её эксклюзивными фирменными тряпками подъезд, где она жила в съёмной квартире, перестал финансировать детскую спортивную команду инвалидов, а над писателями откровенно посмеялся. Пригласил их в свой дом-дворец, где в июньскую жару горел камин, угостил аперитивом, затем в момент “раздачи слонов” стал доставать из ведёрка для угля “пухлые аппетитные десятитысячные долларовые пачки” и бросать их в огонь, приговаривая: “Считайте, господа, что рукописи сгорели”. История эта быстро разошлась по Москве, скорее понравилась, чем нет. Группа молодых художников предложила устроить перформанс с прилюдным сжиганием денег. Автора этого предложения под белы рученьки выкинули из особняка на газон.

Отчаяние на почве благотворительности у господина К. не знало границ. Бросив всё, от греха подальше он уезжает в Лондон, уезжает от вдовы, от её пут, от той пустоты, которую она источает. Он понимает, что настал тот момент, когда творение добра приносит зло.

Следующий её благодетель откликнулся на букву “Т”. Так он и фигурирует в рассказе — господин Т.

Тоже очень богатый человек, имел свой компьютерный бизнес и многочисленных бедных родственников, обложивших его денежной данью, потому что не способны были самостоятельно оплачивать лечение, похороны, свадьбы, учёбу. По служебной и деловой лестнице двигался без чьей-либо помощи. Это тот тип человека, который сам себя сделал и стал крупным бизнесменом. Он щедро одаривал своих родственников, но при этом всегда был обманут ими; и чем больше он давал им, тем они меньше работали.

Поэтому господин Т. ненавидел беспомощных людей, но это не помешало ему присылать Е.Н. пухлые конверты с деньгами и “каторжно-тяжёлые сумки с продуктами”. О Е.Н. Ракитиной он отзывался весьма нелицеприятно: называл её “прирождённым паразитом”, человеком, который паразитирует на благотворительности. “С ними делаешь массу добра — и ни во что, в пустоту”, — жаловался он Эртелю Павлу Ивановичу, с которым у Е.Н. сложились особые отношения. И предостерегал его: “Мой вам совет: не ходите вы к ней. Её там все обобрали — соседи, прислуга. Ей сейчас много надо. Поберегите себя”.

Наконец, Эртель Павел Иванович.

По профессии таксидермист — изготовитель чучел, на этой почве он поначалу и сблизился с Е.Н., пообещав ей, что изготовит чучело её любимого кота, разумеется, после смерти последнего. Окончил биофак, увлёкся неживой материей, имел свою мастерскую по изготовлению экспонатов убитых животных. Имел и свою клиентуру — в основном солидных, богатых людей, которые любили и имели возможность охотиться не только в своей стране, но и за рубежом. Был “давно и прочно женат”, имел двоих детей, по Москве разъезжал на солидном Ford Mondeo, и его принимали “за высокооплачиваемого банковского служащего или менеджера преуспевающей компании”.

Эртель по-особенному привязался к этой беззащитной женщине. Одаривать её было для него каким-то “рождественским праздником, сладчайшим соблазном”. Увлечение ею было сродни помешательству. Нет, он не испытывал к ней эротического чувства, скорее платоническую любовь, необыкновенное обожание. И сам понимал, что уже не может освободиться от её власти — она владела им всецело.
Эртель “сам угадывал в Е.Н. какую-то бесформенную, ничем не заполненную пустоту. Перед этой пустотой он, взрослый мужчина, дворянин, ощущал себя маленьким и слабым, словно перед стихией, перед несоразмерным человеку явлением природы”.

И что самое загадочное, все эти мужчины, “тащившие ей пухлые конверты”, “испытывали к ней вожделение необоримой силы и особого свойства”. Что это за сила такая — так и остаётся тайной. “Коммерческой тайной”, как считает го­подин Т.

Кот Басилевс. Рассказ назван «Басилевс», хотя к кошачьей теме не имеет никакого отношения (как, например, роман Т.Толстой «Кысь»). Но так ли это? Попробуем разобраться. Правителей в Древней Греции называли “басилевсами”. Оттуда же к нам пришёл термин “deus ex machina”. Под ним подразумевается некоторый субъект, намеренно вводимый автором в повествование в кульминационные моменты для того, чтобы разрешить сложные ситуации. В рассказе О.Славниковой таким субъектом является кот. Его появление в произведении во многом надуманно, искусственно: кот появляется практически ниоткуда, и именно в результате его действий происходит разрешение тупиковой на первый взгляд ситуации.

Появление кота в жизни героини происходит задолго до основных событий, описанных в рассказе. Ракитина находит кота в подъезде своего дома. О предшествующей этому моменту жизни кота достоверно ничего не известно. Вероятно, Басилевс был просто выброшен своими предыдущими хозяевами и вёл бродячий образ жизни до тех пор, пока не попал в руки Елизаветы Николаевны. Таким образом, два выпавших из жизни существа, по большому счёту никому особенно и не нужные, нашли друг друга. Басилевс не отличался внешней красотой: “Породистый вислоухий шотландец, он на склоне кошачьих лет более всего напоминал русского мужика в шапке-ушанке и толстом, местами продранном тулупе”. И его внешний облик вряд ли соответствовал тому царственному имени, которое ему дали. Однако его роль в рассказе весьма велика. Ведь изначально именно он является предметом отношений Ракитиной и Эртеля. Благодаря существованию кота Эртель мог еженедельно встречаться с Елизаветой Николаевной. Именно благодаря Басилевсу, который испортил ноутбук, произошли столь резкие перемены в жизни господина К. Да и на саму Ракитину это происшествие оказало существенное влияние: лишившись одного из своих покровителей, она сильнее сблизилась с Эртелем. Эртеля, в свою очередь, кот интересовал в практических целях: он обещал Е.Н. изготовить чучело Басилевса. Таким образом, простой кот поучаствовал в судьбе многих людей и способствовал переменам в них. Способно ли полуразумное существо на такие дела? По всей видимости, нет. Возможны были события в рассказе без участия Басилевса? Нет. Без преувеличения, кот Басилевс является ключевой фигурой рассказа. И награждён именем, соответствующим своей роли (Басилевс — правитель, императорский титул в Византии).

После гибели героини рассказа необъяснимым образом исчез и Басилевс. Однако ему не суждено было кануть в неизвестность. Эртель, помня о своём обещании покойной, развернул широкомасштабную операцию по поиску кота. И назначенная за него баснословная цена показывала всю его важность как для Эртеля, так и для автора рассказа. Кота нашли мёртвым, и Эртель по собственной воле, связанный лишь обещанием уже несуществующему человеку, воздал Басилевсу после смерти почести, которых достойны только правители.

В образе кота понятия правитель и Бог практически сливаются воедино: Басилевс и “бог из машины” — в данном случае это одно и то же. И выбор автора, поместившего на это место кота, объясняется ей самой в предисловии: “Этот рассказ возник после того, как мой кот, вислоухий шотландец по кличке Доктор Ватсон, сбежал от меня весной 2006 года, чтобы жениться. Коты имеют большое значение в судьбе писателя, но у них есть и собственная жизнь. <…> Я жду назад всех моих котов и пользуюсь случаем, чтобы выразить им признательность за красоту шерсти и гармоничное мурчание”.

Ведущий. Так кто же она, Елизавета Николаевна Ракитина, тридцатишестилетняя вдова, молодая ещё женщина, выглядевшая старушкой? Человек, несущий добро или зло? Человек маргинальный или в высшей степени добродетельный? Предоставим слово командам. (Дискуссия объёмная, поэтому ограничимся выступлениями только одной команды, защищающей самую слабую позицию.)

Первый оратор. Уважаемые оппоненты, уважаемое жюри, уважаемый ведущий, рассмотрим этот вопрос с положения реального времени. В каком мире живут окружающие её герои? Мир этот жесток — выживают в нём люди сильные, волевые, изворотливые. В этом мире надо через многое переступать: через друзей, близких, поступаться принципами. Этот мир не знает, что такое милосердие, добро, сострадание. В нём могут предать, отнять твой бизнес, посадить в тюрьму, лишить, наконец, жизни. И вот в этом мире появляется островок, открытый всем ветрам, не защищённый никем и ничем, мир естественный, первозданный, куда не добрались новые веяния. Он как будто выпал из реальности. И живёт в нём существо, напоминающее о природной сущности человека — творить добро, быть “милостивыми к падшим”, “любить ближних”. И этим человеком является Елизавета Николаевна.

И вовсе она не “цветок зла”, как считает критик С.Беляков, а обычный человек, который не смог приспособиться к новым условиям жизни, можно сказать даже, что жертва обстоятельств. Единственное, что она умеет делать, так это выглядеть старушкой. Но и это объяснимо: молодость она провела с пожилым человеком, а это так или иначе наложило свой отпечаток на манеру поведения героини. Ей не хотелось подчёркивать существенную разницу в возрасте. Вспомните, как она одевалась, какая у неё была причёска — всё это атрибуты внешности зрелой дамы. А её мягкие движения, шаркающая походка, которую господин Т. принимал за мнимую старость, — всё из того же добротного, защищённого времени. Мир Елизаветы Николаевны источает свет, несмотря на то что в описании квартиры преобладают тёмные краски (“тяжёлые тёмные шторы”). Это внешний уровень восприятия, на внутреннем, если разобраться глубже, Е.Н. стала “источником света” не только, на мой взгляд, для Эртеля, но и для всех. Они тянутся к ней не потому, что некуда деньги девать (“Не только же грести бабло!”), а потому, что устали в этой жизни, пресытились ею. Их тянет туда, где человек, несмотря на свою внешнюю незащищённость, внутренне отгорожен от зла. И Эртель, и господин К., и господин Т. понимают это, их прошлое было связано с этим миром, а сейчас они вышли в новый мир и ужаснулись. Настоящее для них обернулось звериным оскалом реальности. Поэтому Е.Н., несомненно, человек, источающий добро. Хотя бы потому, что она не приняла тех правил, по которым живёт этот новый мир. И ещё потому, что она помогает раскрывать в человеке всё то доброе, что изначально заложено в нём. Её благодетели на каком-то подсознательном уровне чувствовали этот свет, исходивший от неё. “Маленькая женщина какими-то вибрациями проникала им в подкорку и возбуждала, бередила, ласкала центры удовольствия. То было удовольствие от собственного великодушия <…> и ещё от чего-то всеобщего, от света, что ли, с московских небес, вдруг прорубавшего наискось сырые облака”.

Вопрос первому оратору от оппонентов. Если Елизавета Николаевна — источник света и добра, то почему же взбунтовался господин К.?

Ответ первого оратора. Спасибо за вопрос. Но давайте вспомним, кто такой господин К.? Богатый человек. Он создал свою империю бизнеса. Потратил на это не один год — десятилетие. Сколько сил, здоровья ушло. Попробуй всё бросить в одночасье — бизнес развалится, как карточный домик. Господин К. уже не принадлежит себе, он — заложник своей империи. Это его угнетает, раздражает, делает его злым, хотя внутренне он не лишён добродетели, поэтому и тянется к Ракитиной. Однако вернуться в её мир полностью не может — нет дороги назад. И поступок его с этой точки зрения логически объясним: он пытается порвать с деловым миром (выгнал любовницу, перестал спонсировать благотворительные программы), бросает всё и уезжает в Лондон. Но и там не забывает её, более того, примчался оттуда на её похороны, завалил могилу цветами и поставил памятник ей. И этот памятник — напоминание о том мире, где нет зла, жестокости, предательства. Памятник свету, добру в лице Елизаветы Николаевны.

Второй оратор. Елизавета Николаевна — главная героиня рассказа «Басилевс», героиня, прямо скажем, неоднозначная. Её поведение, как и вообще замысел автора в отношении своей героини, можно трактовать по-разному. Но в данном случае, как и в любом другом, должна быть более верная, более близкая мнению автора трактовка. Вообще, можно, конечно, предположить, что суд над героем автор оставил читателю, но в данном рассказе О.Славниковой слишком много фактов, указывающих на обратное и дающих понять, кем же всё-таки является Е.Н. Ракитина — “цветком добра” или “цветком зла”. Для начала нужно понять, почему автор выбрала для своей героини имя Елизавета. Ономастика имени указывает на древнееврейское происхождение и означает “Божья клятва, обет Богу”. Уже одно это неспроста, потому что, как правило, имена героев авторами подбираются с подходящей семантикой, которая поможет понять внут­ренний их мир. В чём же смысл имени героини? Чтобы понять это, достаточно посмотреть, к какому кругу принадлежали её благодетели и изменились ли они внутренне, встретившись с Ракитиной. Нечасто в наши дни обеспеченные люди занимаются благотворительностью, помогают другим не в целях саморекламы или пиара, а просто понимая всю тяжесть положения нуждающегося. Именно такой благотворительностью и стали заниматься новоявленные друзья, они стали щедрее и добрее. И если человек (в лице Елизаветы Николаевны) становится причиной совершения добрых дел, он не может источать зло.

Вопрос второму оратору. Почему так отрицательно отзывается о ней господин Т.?

Отвечает участник команды. Мы ждали этого вопроса, заранее спрогнозировали его, поэтому постараемся удовлетворить вас своим ответом. Господин Т. (Вова, как называет его господин К.) — человек, обременённый многочисленными бедными родственниками. Они, как спрут, опутали его, шагу не могут ступить без его помощи. Он многое сделал для них, “в том числе оторвал большие куски человеческой души”, и никого не сделал счастливым, потому что его родственники — иждивенцы, нахлебники. У них пропало желание зарабатывать — проще обратиться к богатенькому дяде, зачем надрываться. Господин Т. поэтому и “ненавидит беспомощных людей” и невольно проецирует эту ненависть на Елизавету Николаевну, хотя чувствует совсем иную, отличную от простой благотворительности привязанность к ней. А что это — и сам понять не может. “Коммерческая тайна!” — отвечает он господину К. В отличие от Валериана Олеговича, он не устраивает погромов, не впадает в пьянство, а трезво смотрит на жизнь и принимает её такой, какая она есть. Он понимает, что в этом мире есть место для добра и зла и что благотворительность также имеет разные полюса — положительные и отрицательные. “Она может быть в рамках бухгалтерии и политики” у таких олигархов, как господин К., но может быть настоящей человеческой отзывчивостью, как у Эртеля или господина Т.

Вопрос команде. Может ли одинокий и беспомощный человек, кем и является Елизавета Николаевна, творить добро?

Ответ участника команды. Если рассматривать на бытовом уровне образ Е.Н., то действительно она человек одинокий: нет детей, друзей, поклонников. Она беспомощна и в житейском плане: всё у неё из рук валится. Её мир — мир прошлого: уюта, тепла, заботы о близком человеке и его заботы о ней. И вот этот мир соприкоснулся с действительностью — а что там? Жестокость, нажива, воровство, предательство… И стоит ли выходить в него?

Вспомним, какими глазами смотрит на мир героиня. В рассказе неоднократно упоминается цвет её глаз: “глядела на мир такими густо-синими глазами”, “в глазах её стояли пронзительно-синие слёзы”. И даже при воспоминании о господине К. Е.Н. “принималась плакать синими-синими глазами, похожими на мокрые, слипшиеся от дож­дя цветки васильков”. В то время как цвет глаз самого олигарха постоянно менялся — от прозрачных до кроваво-красных: “Красные глаза то и дело наливались натугой и слезами”. Синий цвет — цвет чистоты, детства, надежды, непорочности. Красные глаза — глаза, налитые кровью, передающие чрезвычайную злобу человека. Разве можно с такими “пронзительно синими глазами” выйти в мир зла? Е.Н. остаётся в своём, доступном только ей мире. А сделать это могут люди, обладающие большой душевной силой. Она сохранила в себе уникальную, на наш взгляд, черту — детское восприятие мира. Это чистый, ясный взгляд на мир. В её взгляде — надежда на то, что мир ещё не окончательно повернулся в сторону зла и душевной чёрствости, поэтому он и притягивает троих мужчин, как притягивал доперестроечных “заслуженных старцев” в лице мужа и его друзей. В свете этих рассуждений не она — одинокий человек, а они все одиноки и душевно бедны в этом мире. Поэтому и мучаются они загадкой: кто же такая Елизавета Николаевна? И не могут отгадать эту “коммерческую тайну”.

Третий оратор завершает свою часть дискуссии. Елизавета Николаевна, несомненно, человек из мира добра, чистоты, непорочности. Душевно тёплый, отзывчивый человек, хотя и неприкаянный. Она чем-то напоминает князя Мышкина из романа Ф.Достоевского «Идиот» или Дон Кихота.

Но может ли устоять её мир в окружении вселенского зла? Вряд ли. Поэтому она и погибает. И смысл рассказа сводится к метафизической проблеме: человек беззащитен во враждебном мире, в мире хаоса, дисгармонии, он потерян в этом мире. По-своему Е.Н. — человек маргинальный. Маргинал (marginalis — находящийся на краю; от лат. марго — “край”) — тот, кто находится вне своей социальной группы. Героиня выпала из времени, она не может приспособиться к условиям нового общества. Налицо экзистенциальная ситуация: мир алогичен, абсурден, а потому надо обособиться от него и жить так, как ты привык жить.