Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №3/2009

Есть идея!

Урок - интрига

Сегодня речь пойдёт о простом, но действенном приёме, который позволяет ввести в урок интригу. Учителя, пользовавшиеся этим приёмом, советуют попробовать хоть однажды скрыть от учеников имя автора (стихотворения или рассказа) и превратить разговор на уроке в его отгадку. Так можно делать, например, на зачётной работе: после изучения лирики нескольких авторов детям выдаются анонимные тексты стихотворений для определения авторов (позицию обосновать). Ещё интереснее, если тексты подобраны так, что школьники примут одного автора за другого — тогда возникает возможность обсудить причину “ошибки”, а заодно и посмеяться над собой (мы уже описывали этот ход на примере зачётной работы по Державину, Батюшкову, Жуковскому, в ходе которой ученикам были предложены три стихотворения… Пушкина).

Учитель московской школы «Ювенес» Елена Викторовна ШАЦКАЯ пошла другим путём: она использовала стихотворение без автора на обычном, текущем уроке по новому для ребят поэту. Вот её идея.

Начать изучение Байрона с девятиклассниками в этом году пришлось совершенно неожиданно прямо в самый разгар работы по классицизму. Был объявлен очередной конкурс чтецов, Байрон значился среди предлагаемых авторов. Возникла необходимость начать разговор, не дожидаясь того часа, когда мы доберёмся до романтизма. К этому моменту мои девятиклассники знали о поэте немного: мы лишь знакомились с ним в 7-м классе. С уверенностью можно было рассчитывать лишь на то, что ребята знают имя Байрона, да ещё помнят, что он английский поэт-романтик. Поэтому захотелось начать как-то неожиданно, чтобы заинтриговать учеников.

В начале урока я объявила, что разговор наш пойдёт о стихах, вот только имя автора ребятам придётся угадать самим. Ученикам были предложены четыре стихотворения, напечатанные на отдельном листе, естественно, без указания имени поэта, — «К времени», «Романс» («Заветное имя сказать, начертать...»), «Ты кончил жизни путь...» и «Даме, которая спросила, почему я весной уезжаю из Англии». Название последнего стихотворения пришлось удалить, чтобы избежать “географической” подсказки (называли мы его по первой строке: «Как грешник, изгнанный из рая...»).

Начали мы работу как раз с него — оно позволяет многое сказать о лирическом герое: “отверженный судьбою”, “как грешник”, изгнанник и т.д. Стихотворение «К времени» большое и не самое простое для разбора, но в нём мы нашли тему, ставшую ключевой для решения загадки: тему одиночества героя. Мы много раньше говорили об одиночестве романтического героя, поэтому именно в этот момент для ребят стало очевидным, что автор — романтик. Тут пришлось подсказать, что это один из самых известных европейских романтиков. Имя Байрона прозвучало, хотя ещё не все стихи были прочитаны. Но интерес уже не угасал. Стихотворение «Ты кончил жизни путь...» позволило поговорить о героической тематике в стихах и поэмах Байрона, о судьбе самого поэта и его смерти. Последним стало стихотворение «Романс», показавшее ещё одну важную тему в стихах английского романтика.

Позже, когда мы добрались до романтизма и до Байрона, почитали отрывки из «Паломничества Чайльд-Гарольда», разговор о лирическом герое шёл уже легче — ведь он был знаком. В конце темы я опять использовала на уроке загадку — теперь уже загадку-“обманку”. Сначала речь пошла о том, что у каждого автора есть свои темы, свой стиль, свой “почерк”. “Давайте сегодня ещё раз убедимся в этом”, — предлагаю я. И снова раздаю листы с напечатанными стихами, и снова автор не указан. Читаем два стихотворения: «Я пережил свои желанья…» и «Погасло дневное светило…». Ребятам кажется, что они знают автора, так знакомы уже им эти мотивы: разочарованный герой, покидающий родину, картины моря. Имя Байрона звучит вновь, а на доске появляются черты, характерные для его произведений. Хвалю всех, кто отвечал, — ведь правильно всё увидели. И сообщаю, что оба стихотворения написаны… молодым Пушкиным. Ребята улыбаются. Тут же спрашиваю: “О чём был урок?” И получаю именно тот ответ, ради которого всё и затевалось: “Молодой Пушкин хорошо знал и любил произведения английского романтика, учился у него, поэтому в его ранних стихах так много байронического”.
А главное, что на этих уроках скуки не было.