Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №2/2009

Я иду на урок
11-й класс

Мы переживаем, когда наши подростки вместо Астафьева и Солженицына читают Донцову и Маринину, а при именах Трифонова, Распутина, Улицкой откровенно удивляются: а кто такие? Виноваты в этом только мы сами. Мы недооцениваем нашу литературу второй половины XX века и, тем более, современную. Нам непривычно и как-то боязно осознавать, что «Обмен» Трифонова не менее значим, чем «Ионыч» Чехова, а лучшие рассказы Улицкой не уступают чеховским. Мы не учитываем того, что для современного читателя, и особенно для подростка, пьеса Вампилова «Прошлым летом в Чулимске» может оказаться важнее, чем «На дне». Мы убеждаем себя, что у нас нет времени на современную литературу, и даём её в лучшем случае наспех, “под занавес” (в иных школах даже «Один день Ивана Денисовича» ребята читают в кратком пересказе!).

Да, три часа в неделю на литературу — маловато. Однако известно, что время — как деньги: и то, и другое всегда находится на важнейшее... Конечно, мы не можем познакомить ребят со всеми произведениями, с которыми хотелось бы. (И дело даже не в количестве часов, а в том, что ученики наши просто не могли бы все их прочитать.) Из наиболее ярких и значительных я выбираю те, которые ближе и интереснее подросткам, ближе к каждодневной реальности и (что, я уверена, очень важно для пятнадцати-шестнадцатилетних) оптимистичны, светлы, проникнуты верой в человека, в жизнь. И, разумеется, в выпускном классе нельзя не учитывать и объём произведений. Поэтому, например, не «Царь-рыба», а «Ясным ли днём», не «Живи и помни» или «Последний срок», а «Деньги для Марии». Начинаю я обычно с Трифонова («Обмен»), затем — Солженицын, Астафьев, Распутин, Улицкая и Вампилов (пьесы «Старший сын» и «Прошлым летом в Чулимске»).

В этой статье я хочу рассказать о работе над рассказом Виктора Астафьева «Ясным ли днём» и над рассказами Людмилы Улицкой «Бедные родственники» и «Чужие дети» (в более ранних изданиях — «Чужие дети» и «Подкидыш»).

Три рассказа современных писателей

В.П. Астафьев. «Ясным ли днём»

Из всех небольших астафьевских рассказов я остановилась именно на этом, потому что в нём затронута близкая подросткам тема — отношение к ним поколения “дедов”. В представлении некоторых ребят дед — это вечный ворчун, которого в молодых раздражает всё на свете: музыка, причёски, “прибамбасы” на одежде, жаргонные словечки, независимое поведение… А у Астафьева — такой светлый образ старика, бывшего фронтовика. Начинаю разговор с вопроса: “Что в личности Сергея Митрофановича вызывает уважение?” Вопрос задевает ребят за живое, они наперебой спешат высказаться: “Он хорошо относится к молодёжи!”, “Он на парней не ворчит, что они там шумят, вино пьют и всё такое!”, “Он не упрекает, как некоторые, что он за них воевал, а они неблагодарные, ничего не ценят!”, “Он, наоборот, думает, что неправ тот фронтовик, который по радио выступал и говорил, что молодёжь лиха не знала и поэтому ничего не ценит. А Сергей Митрофанович с ним спорит: ты что же, хочешь, чтобы молодые голодали и вшей в окопах кормили! Будто не наши они дети, а пасынки какие-то”, “И ещё он не жадный — ребят вином угощает”. В прошлом году одна из девочек сказала: “У него своих детей нету, и эти парни ему как бы сыновья”. Говорят ребята и об умении старика утешить, сказать доброе слово, и о его скромности — с его талантом не стал пробиваться в певцы, считал, что недостоин. Я обращаю внимание ребят на доброту Сергея Митрофановича, его терпимость, умение войти в положение другого человека, понять его. Так, возмущаясь бюрократическими порядками, он понимает врача, вынужденного им следовать. К моему удивлению, ученики мои не замечают способности героя рассказа по-настоящему любить, его трогательных отношений с женой. (Видимо, подростков так увлекла животрепещущая для них тема — отношений старого фронтовика к молодёжи, что всё другое отодвинулось на задний план.) Однако, когда я напоминаю об этом, ребята активно работают: находят и читают соответствующие фрагменты, пересказывают самое запомнившееся.

Если у нас в запасе остаётся ещё немного времени, посвящаем Астафьеву и следующий урок. Задания на дом: минимум (обязательный для всех) и максимум (для желающих). Минимум — выразительно прочитать или пересказать эпизод из «Ясным ли днём», который произвёл наибольшее впечатление, и объяснить свой выбор. Максимум — найти материалы о жизни писателя (это может быть и какое-либо предисловие к произведениям, и учебники, и сведения из Интернета) и пересказать самое интересное и значительное. Из рассказа ребята выбирают самые разные эпизоды. Девочки часто — о том, как самоотверженно выхаживала контуженного мужа его жена; многим полюбился эпизод, где Сергей Митрофанович поёт лирическую песню, о впечатлении, которое это произвело на молодых. Кто-нибудь обязательно вспоминает о бюрократических порядках, когда даже безногие инвалиды вынуждены были являться на повторное освидетельствование (“не выросла ли нога”, — иронизирует старый фронтовик), о трудностях, которые из-за этого должен преодолевать наш герой.

Если есть хотя бы один человек, выполнивший “максимум”, слушаем его. Если такового нет, коротко рассказываю о жизни писателя я сама (иногда, правда, я делаю это перед работой над рассказом). Обязательно читаю или пересказываю эпизод из автобиографической повести Астафьева «Весёлый солдат», где рассказчик (фактически сам автор), фронтовик, прошедший всю войну, делится с оголодавшим немецким пленным варёной картошкой.

Рассказы Людмилы Улицкой

Людмила Улицкая

Перед работой над ними замечаю только, что, как и в произведениях Астафьева, речь в них идёт о самых обычных людях. И ещё обращаю внимание ребят на то, что герои Улицкой — люди самых разных национальностей, населяющих Россию. “Страна наша — многонациональная, и это отражено в творчестве писательницы. Так что не удивляйтесь, встречая в её рассказах, кроме имён русских, — армянские, еврейские, татарские и множество других”.

Начинаем мы с рассказа «Бедные родственники». Он мал по объёму, и я читаю его прямо на уроке, чтобы попутно остановиться на важных деталях. Прочитав разговор Анны Марковны с Асей о предстоящем замужестве дочери Анны Марковны, о женихе-студенте, обращаю внимание ребят на жизненность, типичность этой беседы. Мои слова: “Подобный разговор часто происходит во многих семьях” подростки, особенно девочки, встречают радостными кивками и улыбками — оценили реалистичность ситуации! Очень веселят девчат слова Анны Марковны: “Их ещё тянуть да тянуть!” Не раз, небось, слышали… После чтения рассказа сразу спрашиваю о главном: “О чём рассказ?” Как водится, сначала школьники, хотя и одиннадцатиклассники, норовят подменить разговор о смысле пересказом содержания: “О том, как бедная родственница Ася пришла…” “Нет, — прерываю, — давайте о смысле рассказа”. Подумав, ребята говорят: “О доброте”. А в спецклассе один мальчик дал вполне философский ответ: “О том, что всё относительно: в сравнении с кем-то человек беден, а в сравнении с другим — богат”. Да, соглашаюсь, эта мысль подчёркнута даже названием рассказа. Не “бедная родственница”, а “бедные родственники”. Ведь по сравнению с полупарализованной, нищенски живущей подругой Аси сама она — богачка. Но этим не исчерпывается смысл рассказа. Спрашиваю, кто из действующих лиц вызывает наибольшую симпатию. Ответ однозначен: Ася. Своей добротой. Она, сама нуждаясь, отдаёт все деньги и вещи, которые достались ей от троюродной сестры, ещё более бедной подруге. Даже верблюжьи перчатки, хотя ей так хотелось оставить их себе…

Следующий мой вопрос: “А какой, по-вашему, изображена Анна Марковна?” Первое, что замечают подростки: “Она относится к Асе свысока”. Прошу найти детали, подтверждающие это. Ребята легко с этим справляются, отмечая и то, что обеспеченная сестра задаёт родственнице вопросы “вежливо и незаинтересованно”, и то, что встречает её “приветливо и величественно”, и то, как спохватывается, поделившись своими семейными делами: кому она это рассказывает? Одна из девочек, однако, заметила: “Но ведь и Анну Марковну понять можно: скучно же разговаривать со слабоумной!” “Что, Анна Марковна — дурной человек?” — спрашиваю. “Нет, — отвечают, — она хорошо относится к своим домработницам, заботится о них, устраивает их жизнь. Они даже после замужества к ней приходят с мужьями и детьми”. “Она Асе каждый месяц помогает, деньги даёт”. Обращаю внимание ребят, что провожает она троюродную сестру “с колыхнувшейся сердечностью”. И ещё — Анна Марковна детей любит, они все у неё “прекрасные”. “Вот видите, — подытоживаю, — нельзя судить о человеке однозначно. Улицкая изображает обычных людей, со всеми их слабостями, недостатками. Но она всех их любит. У неё даже один из сборников рассказов называется «Бедные, злые, любимые…»”.

“Но, — замечаю ребятам, — мы не сказали об одном очень важном аспекте рассказа. Он касается Аси”. Интересно, что, произнося “она слабоумная”, ребята смущаются. Да, дополняю, она не понимает реальности (например, всерьёз предлагает сыну обеспеченной сестры, имеющей прекрасную квартиру, вместе с будущей женой жить вместе с собой в маленькой комнатушке), смешно одевается, не видит нелепости своих манер и поведения (каждый раз уверяет, что зашла случайно, по пути; нелепо хихикает). Но именно она обрисована однозначно, с нескрываемой авторской симпатией. Прошу ребят найти фразу (если не у всех есть тексты — вспомнить), где писательница эту симпатию выражает прямо. Кто-нибудь обязательно догадается — в самом конце, последняя фраза рассказа: “И Ася Шафран, наша полоумная родственница, сияла”. “Наша полоумная родственница”. Писательница как бы принимает Асю в свою семью, ощущает её как родного, близкого человека. Так вот, теперь и подумаем, что говорит нам писательница этим маленьким рассказом. “Что доброта — главное”, — говорят ребята. “Что слабоумный — такой же человек”. “Что любой человек может делать добро”. “Да, — подытоживаю я, — получается так. Пусть человек и не очень умный, но если он вносит в жизнь добро, то он достоин уважения и симпатии”. Теперь предлагаю ребятам подумать над тем, кого из наших классиков напоминает рассказ по вниманию к самым обычным людям и самым обычным житейским ситуациям. Конечно же, Чехова. Недаром он — любимый писатель Улицкой (у неё есть пьеса «Русское варенье» — откровенное подражание «Вишнёвому саду», та же проблема и схожие характеры на современный лад). Однако рассказы Улицкой, в отличие от чеховских, оптимистичны.

Задание на дом — прочитать рассказ «Чужие дети». Ему и посвящаем следующий урок. Начинаю с вопроса о том, в чём сходство этого рассказа с «Бедными родственниками». Вопрос никого не затрудняет: “Тут тоже всё очень жизненно”, “о самых обычных людях”, “люди тоже с недостатками, но всё равно мы их любим”, “хороший конец”, “этот рассказ также о доброте”. “Да, — уточняю я, — о том, как доброта, сострадательность оказались сильнее недоверия и обиды”. Обращаю внимание ребят на то, как сильно и образно описан момент, когда плач девочек перевернул душу Серго, растопив гнев и обиду: “…чугунные небеса, которые он носил на своих окаменевших плечах, дрогнули”. И дальше: “Эти чужие дети плакали. Их плач касался свежих разломов его сердца и отзывался на них”.

Да, герои Улицкой не идеальные, но, согретые любовью автора, они вызывают в нас доброе, светлое чувство. Серго, решивший, что дети — не его, а его жена — “би-лядь”, но самоотверженно, до боли душевной полюбивший этих, как он думал, чужих девочек. Эмма Ашотовна, которая всегда была несправедлива к зятю. Но её недовольство, упрямство уходят, когда она видит страдания Серго за Гаяне. Прошу ребят найти места, где писательница показывает, как общая беда сблизила тёщу и зятя. “Впервые в жизни Серго взял под руку тёщу и повёл её”. “А на обратном пути из больницы, когда он совсем ослабел от волнения и слёз, пожилая женщина взяла своего зятя под руку и повела…” И дальше: “Ах, дурак, дурак, — сочувственно и мимолётно подумала она о Серго. — Да и сама я дура…” И впервые в жизни Эмма Ашотовна обратилась к зятю с вопросом… Теплом и авторским сочувствием овеян этот эпизод. Говорим мы и о Бекерихе, внешне отвратительной, грязной, опустившейся, всеми презираемой, о том, как меняется наше отношение к ней, когда мы узнаём о пережитом ею.

После этого урока следует урок по пьесам Вампилова (если позволяет время, то два), затем — итоговый. Говорим о том, что объединяет лучшие произведения литературы второй половины XX века и современной. Это — внимание к самым обычным людям, к повседневной реальности, вера в человека, оптимизм. Ребята делятся своими впечатлениями о прочитанных произведениях (кому какое больше понравилось, произвело наибольшее впечатление и почему), читают особенно полюбившиеся места. Если остаётся немного времени, даю сочинение. Одна из тем — «Положительный герой в литературе второй половины XX века и современной». Иногда тема эта вызывает вопрос: “А что такое положительный герой?” Отвечаю просто: “Да не мудрствуйте вы, ребята. Это просто хороший человек, ярко и сильно обрисованный”. Бывает, кто-нибудь спрашивает, “что такое хороший человек”. “Ну, с твоей точки зрения”, — говорю. Поясняю, что тему не обязательно понимать как обобщающую, можно писать и о ком-нибудь одном. Пишут и о героях Дудинцева, и об Иване Денисовиче, и о Матрёне, и об астафьевском Сергее Митрофановиче, и об Асе и Серго из рассказов Улицкой, и о Шаманове и Валентине из «Прошлым летом в Чулимске».

 Эти произведения вызывают неподдельный интерес подростков. Бывает, что и после окончания школы, уже став студентами, они просят дать список и других произведений этих писателей.