Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2009

Читальный зал

"Литературная учеба"

Мы уже напоминали нашим читателям о существовании замечательного журнала «Литературная учёба», писали о его изданиях (2006. № 1). Основанный в 1930 году А.М. Горьким в помощь начинающим писателям, он имеет достаточно замысловатую историю, в которой, впрочем, немало славных страниц.

В последнее время редакция определяла «ЛУ» как “литературно-философский журнал”. Ныне редакция обновилась, обновилось, а может быть, точнее — восстановилось и прежнее направление «ЛУ». Теперь это “литературно-критический журнал”. Последняя за 2008 год, шестая книга представляет грядущее лицо этого ежедвухмесячника с вечно юным названием.

Ведь не только от названия корабля, но и от названия издания очень многое зависит. Например, как ни переделывай изнутри «Московский комсомолец», пока газета выходит под этой шапкой, быть ей такой же взбалмошной, всеядной и непредсказуемой, какой была некогда вездесущая комса! Горький предназначал своё издание для передовых рабочих, которые должны в художественных произведениях воспевать свой созидательный труд на потребу большевистскому режиму, отсюда и вполне в духе времени название с чудовищным для нашего языка словцом учеба, даже не учёба (над этим новоязом, кажется, ещё Ильф и Петров вдоволь поиздевались: учёба, лечоба, врачоба…). Надо бы назвать: Литературное учение, да ведь это переименование, перерегистрация! Даже вариант «Литературная учёба» потребовал бы перерегистрации… Так что обновление журнала начинается с проблем в собственном логотипе. Не катастрофа, но и не радость, скелет не в шкафу, а напоказ. Особенно досадно при том, что все тексты в журнале набираются на полноценном русском языке, то есть с многострадальной буквой “ё”.

С другой стороны, возвращение к опыту «ЛУ», чей изначальный горьковский облик был мастерски преображён в конце 1970-х — начале 1980-х годов тогдашним главным редактором Александром Алексеевичем Михайловым, имеет обнадёживающую перспективу вновь получить общезаметный испытательный стенд для современной русской литературы, создаваемой без учёта интересов попсы.

Ещё раз: учёба — это само собой, не совсем здорово, но вот литературное учение, ставшее организующим началом этого издания, должно не только сохраниться, но и развиваться, иметь целенаправленный характер.

В этом смысле название одной из главных рубрик — «Литература и современность» — видится рабочим, временным, ведь, по сути, на всех страницах «ЛУ» должны присутствовать и литература, и современность. Хотя сами по себе помещённые в ней статьи по-настоящему актуальны, с задором написаны. Например, Сергей Арутюнов погружается в зазеркалье рифмованных творений вышеупомянутой вездесущей попсы, Сергей Брель обращается к вечной проблеме классического в литературе, Александр Житенёв размышляет о той поэзии, которая выплывает из необъятной лирической магмы на заметные места в современном литературном мире, причём не только бумажные, но и электронные. Да, Net-литература тоже в круге внимания «ЛУ» (статья Максима Бурдина «Сетевая литература как поле брани»). Впрочем, и сам журнал имеет свой сайт (www.lych.ru).

Есть в номере материалы, представляющие общий интерес, но вызывающие некоторые вопросы к самому себе. Таковы, например, воспоминания лингвиста Л.И. Скворцова, порой живые, с яркими подробностями, а порой опускающиеся до сведения счётов с теми, кто прежде нелестно отозвался об авторе в своих мемуарах и дневнике.

Вот и думаешь о мере, которую может определить редакция (и только редакция): что печатать, а от чего воздержаться — отнюдь не по причинам корпоративной цензуры!

Наверное, многое устанавливает жанр. В острой рубрике-интервью «PERSONA GRATA» (именно так, заглавными буквами) известный критик Инна Ростовцева высказывает немало острых, резких суждений, вызывающих несогласие, свои контраргументы. Но сам тон её оценок не предмет для дискуссий: в журнальных драках и не такое бывает. Не нравится Ростовцевой поэзия Юрия Кузнецова — и Господь с нею (с И.И. Ростовцевой). Но, вчитываясь в её нападки, я, не помышляя о вступлении в печатную полемику, для себя ещё раз устанавливаю, на каких основаниях отношу Кузнецова к выдающимся русским лирикам ХХ века. Так что редакция вполне благоразумно поместила на обороте своего титульного листа предупреждение о том, что “может не разделять мнения, публикуемые в журнале”.

Если утвердится единомыслие, консенсус, с настоящей литературой можно распрощаться. Но поживём — почитаем. Если у обновлённой редакции «ЛУ» хватит воли и возможностей продолжить творческую линию журнала “а.а.михайловских” времён, разумеется, в новом, внеполитцензурном наполнении и вместе с тем с жёсткими антиграфоманскими заслонами, кризисов этому журналу не видать. Да, у нас существует литературное движение вокруг премии «Дебют» (читайте репортаж о её новых лауреатах в следующем номере), но всем не удастся — да и не надо! — уместиться в одну лодку. А когда «ЛУ» найдёт общий язык ещё и с юными литераторами, обретающимися пока что на школьной скамье, это будет просто майский день, именины сердца! Говорю чуть с иронией единственно, чтобы не сглазить.