Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2009

Я иду на урок

Литературный салон в школе

По чтению можно узнавать и определять человека. Ибо каждый из нас есть то, что он читает, и каждый человек есть то, как он читает; и все мы становимся незаметно тем, что мы вычитываем из прочитанного, — как бы букетом собранных нами в чтении цветов…

И.А. Ильин

Образовательный процесс в современной школе постоянно расширяет свои границы и возможности, обогащается новыми технологиями. При этом периодически становятся востребованными идеи, рождённые в другое историческое время и, кажется, прочно забытые. Современный учитель стремится использовать традиции отечественной российской культуры в новых социальных и педагогических условиях. В процессе поиска перспектив развития школы, обновления её методической работы в Радужнинской школе г. Кирова родилась идея создания такого способа самообразования педагогов, который бы вдохновлял на чтение современной литературы, на обогащение методического инструментария учителя, на сотворчество педагогов и учащихся. Был разработан проект под названием «Литературный салон как интеграция творчества педагогов и учащихся». Реализовать эту идею и воплотить её в педагогическую практику взялись филологи во главе с Тамарой Ивановной Леонтьевой, педагогом по призванию и велению сердца.

М.Аронсон и С.Рейсер своей книгой «Литературные кружки и салоны» (М., 2001) обратили внимание словесников на эти культурные феномены ХIХ века. Литературные салоны как особый способ общения образованных людей ХIХ века формировали художественно-эстетические вкусы эпохи, влияли на общественное мнение, собирали читателей, писателей и критиков в один “круг взаимообогащающего разговора”. Литературные салоны хранит в памяти пушкинская эпоха — “золотой век” русской литературы. Воспоминания С.Е. Раича, Д.Ф. Фикельмон, З.А. Волконской, чьи среды и четверги собирали немало знаменитостей, повествуют о том, как “выдавались дипломы на литературные таланты” будущим классикам. Атмосферу этих вечеров, на которых присутствовала вся литературно-образованная и культурная молодёжь того времени, передала в своём стихотворении «Где мне хорошо» Е.П. Ростопчина.

Когда, насытившись весельем шумным света,
Я жизнью умственной вполне хочу пожить,
И просится душа, мечтою разогрета,
Среди душ родственных свободно погостить, —
К приюту тихому беседы просвещенной,
К жилищу светлых дум дорогу знаю я
И радостно спешу к семье благословенной,
Где дружеский приём радушно ждёт меня.
Там говорят и думают по-русски,
Там чувством родины проникнуты сердца;
Там чинность модная своею цепью узкой
Не душит, не теснит…

Возрождение традиции литературных салонов, в которых “чувством родины проникнуты сердца”, стало мечтой учителей русского языка и литературы. Словесниками руководило стремление объединить в салон читающих и размышляющих педагогов всех учебных предметов вокруг новых идей, интересных книг, лучших фильмов. Литературный салон должен был удовлетворить внутреннюю потребность педагогов в современном способе самообразовательного чтения и неформального — внеурочного — свободного общения, для которого была найдена “историческая форма” и новое содержание. В этот салон педагоги приходят “среди душ родственных свободно погостить”, насладиться “беседой просвещённой”. В какой-то мере возрождение литературных салонов было своеобразным “протестом” против наступления образовательной политики на литературу, желанием сохранить “оазис свободного непрагматического чтения” в “отдельно взятой” школе.

Полученный за три года инновационный опыт и созданный оригинальный педагогический прецедент дают нам возможность научно осмыслить проведённый эксперимент, обобщить результаты инновационной деятельности и представить его технологические характеристики. Именно они дают возможность сделать эту идею литературных салонов переносимой в новые условия других школ. Разработанный алгоритм станет основой организации литературных салонов в новых школах, библиотеках, студиях.

Условия организации литературных салонов

  1. Создание в школе группы единомышленников (3–5), которые возьмутся за проведение первых салонов и смогут привлечь в качестве гостей других педагогов, библиотекарей, школьников и их родителей.
  2. Выбор помещения (музей истории школы, библиотека, уютный кабинет литературы, гостиная), которое позволяет организовывать неформальное общение и групповую работу.
  3. Наличие в школе проектора, множительной техники, компьютера, музыкального центра, библиотеки.

Основные педагогические характеристики литературных салонов

  • Отличительным содержательным признаком салона является установка на свободное чтение книг, расширяющих представление о педагогической деятельности, о современной школе, о жизни, о путях сохранения “человеческого в человеке”. Источником выбора книг для салона стал читательский опыт словесников, новинки современной литературы рубежа веков, самые актуальные проблемы становления человека в “эпоху перемен”. Поиск таких литературных произведений и фильмов, которые отвечают на смысложизненные вопросы и “вызовы времени”, — увлекательное занятие, которое требует и литературного кругозора, и читательского общения с «Литературной газетой», с газетой «Литература», журналом «Литература в школе», и умения работать с Интернетом, и инициативы “книжного охотника” и библиофила.
  • Организационным потенциалом салона стало всё педагогическое сообщество школы, к которому присоединились старшеклассники и их родители, педагоги городских и сельских школ Кирова и Кировской области. Литературные салоны стали привлекать читателей, педагогов, учащихся своей творческой атмосферой, новизной информации, свободой неформального общения.
  • Методический ресурс салона, его педагогическая составляющая заключается в формировании читательской культуры участников салона. Источниками организации этого становления читателя были труды И.А. Ильина, Н.А. Рубакина, Д.С. Лихачёва, И.Ф. Гончарова, Д.Пеннака и др. Вслед за В.Набоковым мы раскрыли своё представление о читателях литературного салона.
    1. Быть читателем — значит уметь слушать.
    2. Быть читателем — значит не только читать, но и перечитывать. Рассказывать о прочитанном другим.
    3. Быть читателем — значит иметь свою личную библиотеку, которую нужно собирать всю жизнь.
    4. Быть читателем — это значит вести читательский дневник, записывая туда самые дорогие строки и мысли.
    5. Быть читателем — это значит участвовать в литературных салонах, диалогах и дискуссиях.
    6. Быть читателем — это значит быть литературным критиком и иметь свои читательские вкусы.
    7. Быть читателем — это значит мечтать написать книгу о своей жизни.
  • Атмосферу литературного салона можно назвать “образовательной встречей” с искусством слова, с другим человеком, с новым жизненным опытом. Эта атмосфера давала возможность всем задавать любые вопросы, участвовать в дискуссиях, обмениваться книгами и мнениями о прочитанном. В живом диалоге рождались идеи новых салонов, мечты о встречах с авторами книг, стремление расширить круг участников.
  • Сотворчество, сопереживание и сорадование — вот внутренний “мотор” салона. Психологической составляющей “жизни салона” является возможность каждого найти ответы на свои внутренние вопросы. В основе салона — встреча читателя со СЛОВОМ как носителем культурного кода нации, её ментальности, её философии, её интеллектуального развития и духовной жизни.
  • Но всё же самым главным достижением организаторов салона стала разработанная ими технология проведения салонов, которая и сделала их любимыми и востребованными другими школами и педагогами разных предметных областей.

Перечислим технологические шаги проведения салонов, вобравших в себя весь опыт освоенных педагогами технологий: педагогических мастерских, чтения и письма для развития критического мышления, технологии проектной деятельности. Несмотря на технологическую компетентность педагогов, эксперимент потребовал длительного времени и сравнительного анализа проведённых салонов для научного описания алгоритма деятельности ведущих литературных салонов в школе.

Этап 1. Создание темы, определяющей направление чтения, открытие нового имени, новой проблемы, нового автора. На этом этапе включается познавательный интерес участников салона, обозначается поле непознанного, рождается любопытство и развивается любознательность.

Этап 2. Встреча с художественным текстом, в котором нужно найти свои смыслы, свои читательские ценности, которые всегда индивидуальны. На этом этапе очень важно, чтобы стиль автора был услышан, воспринят каждым, одушевлён ведущим салона.

Этап 3. Поиск своих смыслов. Выбор наиболее значимого, сравнение мыслей, формулировка своих вопросов, выводов. Погружение в пространство размышлений, впечатлений, воспоминаний, ассоциаций путём выполнения разных творческих заданий.

Этап 4. Этап свободного общения всех участников салона. Предметом разговора и дискуссии является прочитанное, соотнесённое со своим жизненным опытом, потому что “литература — это продолжение или опережение жизни” (В.П. Астафьев). Впечатления от текста становятся источником размышлений о себе, своём жизненном выборе, о людях. На этом этапе формируется умение слушать и учиться у других, впитывать их ощущения, вслушиваться в их мысли, становиться “заслуженными собеседниками” (А.Ухтомский).

Этап 5. Этап понимания, поиск своего самообразовательного результата, ответ на вопросы: что нового узнал, что записал в читательский дневник, с какой мечтой уходишь, что запомнилось и стало своим.

Этап 6. Этап творческого письма, рождение личностного “живого знания”, поиск своего слова. На этом этапе работы каждый создаёт свой отклик о встрече в интересном для себя жанре. Зачитывание своих текстов воодушевляет и помогает преодолеть стеснительность, помогает учиться и совершенствоваться, учит уважать чужую мысль и восхищаться ею.

Этап 7. Этап поиска нового, обозначение перспектив чтения и общения. Каждый говорит о том, с чем бы он хотел познакомиться, что ему интересно завтра. Это этап рождения замысла нового салона, который ещё должен пройти становление, воплощение и осмысление результатов.

Что же является скрытым результатом образования в литературном салоне? Прежде всего это:

  • ощущение свободы творчества, свободы чтения, свободы общения, не ограниченного программой, а направляемого интересом к жизни;
  • возможность сотворчества взрослых и юных читателей на основе равенства и свободного выбора. Обсуждение тем и проблем, на которые у разных поколений и разных людей различные точки зрения. Участниками салона могут быть и педагоги, и школьники, и их родители;
  • безоценочная деятельность, в которой каждый берёт на себя ответственность за свою инициативу;
  • вдохновляющая сила новизны тем, содержания произведений, биографий авторов. И преодоление одиночества, получение удовольствия от процесса чтения, духовный труд открытия себя среди других;
  • атмосфера товарищества, заинтересованного общения, радость от встречи;
  • понимание неисчерпаемости художественного познания мира, человека, культуры;
  • формирование идеалов, приоритетов, ценностей (В.П. Астафьев: “Всё в мире и судьбе человека происходит не напрасно, всё на пользу его мировосприятия, укрепления характера, на формирование мысли, всё способствует его самоусовершенствованию”).

Приведём в качестве примера материалы к литературному салону по главе «Записка» из книги В.П. Астафьева «Заветное». Замысел этой темы родился из поиска таких произведений, которые объединяют взрослых и детей в стремлении понять друг друга. Писатель А.А. Лиханов осуществил замечательный читательский проект: издал три книги размышлений, воспоминаний — эссе Д.С. Лихачёва, В.П. Астафьева и Г.В. Свиридова — под названием «Заветное» как завещание добра и мудрости поколения “отцов” поколению “детей”: молодёжи, юным гражданам, подросткам.

Салон открывает тему вопросами ведущего.
— Приходилось ли вам когда-либо писать записки?
— Есть ли у вас заветная записка, прошедшая испытание временем и ставшая реликвией?
— В каких случаях пишутся записки? (Многие школьники отметили, что записки вытесняются эс­эмэсками, но взрослые вспомнили свой опыт писания записок.)
— Какие признаки записки вы знаете, какие жанровые особенности она имеет? (Краткость содержания, обращение и указание автора, обозначение времени написания.)

Каждый участник салона имеет возможность рассказать о самой запомнившейся записке. Взрослые вспоминают записки в роддом, признания в любви и дружбе, экзаменационные записки студенческой юности. Дети вспоминают весёлые и оригинальные записки.

Затем участники салона становятся зрителями и смотрят короткометражный фестивальный фильм детских и юношеских киностудий «Любовь, любовь…», в котором показаны периоды “любовной эпидемии” в школьной жизни и изменение отношения к запискам в зависимости от возраста ученической жизни. Фильм динамичный, полный юмора и скрытой иронии. Возникает ситуация общения, хорошего настроения, объединяющая всех участников.

Этап работы, пробуждающей интерес и активизирующей воспоминания и впечатления, заканчивается предложением написать коллективно в группах из трёх-четырёх человек интересную записку, прочитать её и прикрепить к большому листу бумаги, создавая импровизированный почтовый ящик.

Переход к встрече с текстом начинает ведущий салона и читает вслух главу 29-ю из книги «Заветное» В.П. Астафьева под названием «Записка»:
“На прокорм легка, хотя и объесть может. Но не зловредна”.

Ведущий останавливается, делает паузу и спрашивает: “Предположите, к кому обращена эта записка и кто её написал”. Выслушав предложения слушателей, он читает продолжение:

“Нет, это не из Гоголя и не из Салтыкова-Щедрина, и не из прошлого века.

В наши дни, в век, так сказать, энтээра, из старой русской деревни, подбив продать домишко, родной сынок привёз в город собственную мать, неграмотную, изношенную в работе, и «забыл» её на вокзале.

В карман выходной плюшевой жакетки матери вместо денег сынок вложил эту самую записку, как рекомендательное письмо в няньки, сторожихи, дом­работницы”.

Понимание судьбы этой женщины проявится в тех продолжениях истории, которые сейчас будут написаны участниками салона. Интересно, что школьники чаще всего предлагают вариант исправления сына, а взрослые стремятся к правдоподобию. Приведём несколько вариантов развязок-завершений.

“Мать долго, долго ждала возвращения сына. В её памяти возникал родной дом, мальвы в палисаднике, крутой берег речки, озорные глаза её сыночка… Сердце матери не верило в обман и перестало биться”.

“Мать долго ждала сына, её поднял с вокзальной скамейки милиционер и отправил её в Дом престарелых, где она прожила недолго, до зимы”.

“Добрые люди прочитали записку, отправили её обратно в родную деревню, где не было у неё угла, а только родное кладбище”.

“«Как жить дальше и зачем», — думала мать, глядя на людей потухшими, скорбными глазами”.

“Есть судьба, и она распорядится по совести, ибо воздастся каждому по заслугам его”.

“Случайная встреча с отцом Александром привела сына в храм и с покаянием к матери”.

“Сын опомнится, душа его встрепенётся от воспоминаний детства, от тёплых материнских доверчивых рук и добрых глаз, он вернётся, покается и заберёт её к себе”.

“Вот так сын «родину продал»…”

После каждого выступления вспыхивает дискуссия, кто-то подчёркивает, что мать верила сыну, потому что надела “выходную плюшевую жакетку”. Кто-то говорит о том, что возвращаться ей некуда. Некоторые замечают, что “неграмотная, изношенная в работе” деревенская женщина в городе в няньки не подойдёт. Дискуссию подогревает и такая оценка: “Как мать могла вырастить такого сына? Сама виновата”. Невозможность счастливого конца ощущают все, трагичность ситуации понимается и взрослыми, и школьниками, и педагогами, и родителями.
Разнообразие точек зрения имеет причину: каждый соотносит свой жизненный опыт с этой ситуацией, совесть задаёт скрытый вопрос каждому участнику работы.

Когда обсуждение теряет свою страстность, ведущий читает окончание автора: “Всё же жаль порою бывает, что отменена публичная порка. Для автора этой записки я сам нарубил бы виц и порол бы его, порол до крови, до визга, чтоб далеко и всем было слышно”.

Обязательно повисает пауза, и не нужно торопиться прерывать молчание. Открыть страницу книги и показать всем иллюстрацию к этой главе. “Образ материнского горя” потрясает.
Проблема так трагична и глубока, что варианты её проявления многолики, но «Записка» В.П. Астафьева обращена к каждому из нас. И этот внутренний диалог должен остаться скрытым.

Ведущий предлагает сейчас сочинить свою записку: она может быть обращена к родным, к сыну или своей матери, к прошлому или будущему, участникам салона, педагогам, автору и т.д.

Завершаем работу “словом каждого” — подбором синонимов, своих смыслов к слову “заветное”. “Заветное” — это пережитое и сохранённое в памяти, это то духовное наследство, которое нужно передавать от старших к младшим, это тот нравственный опыт жизни, который называется совестью народа, память сердца, сокровенное, святое… Завершается работа встречей с книгой В.П. Астафьева «Заветное», в которой каждый находит свою главку, самую заветную для него, и записывает свой выбор, комментируя его.

“Мне особенно дорога глава «Счастье», потому что в ней соединилось кино, музыка с чудом жизни и с миром человека, его мироощущением. Умение быть счастливыми меня всегда восхищало в людях”.

“Я выучу наизусть 21-ю главу, посвящённую М.Ю. Лермонтову, сейчас у меня есть начало урока о поэзии, которую можно любить «больше жизни»”.

“Я выбрала 23-ю главу — «Любить Родину», потому что очень люблю картину Пластова «Первый снег» и всегда боялась громких слов о любви к родине, потому что чувство родины — сокровенное и трепетное…”

Литературный салон завершает свою работу, но у каждого есть возможность продолжить чтение дома…

Комментарий автора салона

Путь к созданию этого литературного салона был долгим. Сначала было погружение в творчество В.П. Астафьева, потом потрясение от его книги «Пролётный гусь» (Иркутск, 2002), затем работа над методическими рекомендациями учителя к книге «Заветное».

Так часто слышу жалобы: сын не слушается, дети не читают, ученики не пишут. И вдруг на кинофестивале любительских фильмов школьных киностудий я увидела фильм о том, как дети пишут записки на уроках. И никто не заставляет их это делать, и сразу виден уровень грамотности… И идея пришла сразу: записка как жанр письменной речи. И соединилась эта идея в сознании с образом матери — иллюстрацией к «Записке» В.П. Астафьева и фотографией моей мамы в юности, красивой, чуть печальной, молодой.

Что тревожило? Трепетность темы. Хотелось не скатиться к морализаторству, говорить с каждым, обращаясь ко всем. Сама атмосфера этой работы эмоционально контрастна, заразительна, увлекательна, интересна, жизненный опыт каждого участника уникален и обязательно “выбрасывает” из памяти важные судьбоносные воспоминания и впечатления, делая этот литературный салон неповторимым и запоминающимся.

Работа с текстом создаёт ситуацию сотворчества с автором и коллегами, вызывает внутренний диалог со своими детьми или воспоминания о пережитом, о детстве. “И когда я, поклонившись праху самых любимых людей, стою над родными могилами, какое-то чувство охватывает моё сердце, и всё, что происходит вокруг, кажется мне таким мелким, суетным и быстро проходящим в сравнении с этой надмирной вечностью.

И снова, и снова память высвечивает прошлое, и прежде всего ясноликое детство, которое всегда счастливо, что бы на свете ни происходило, что бы с людьми ни делали тираны и авантюристы, как бы ни испытывала, ни била людей судьба” (Астафьев В.П. Над древним покоем // Астафьев В.П. Пролётный гусь. Иркутск, 2002. С. 431).

Самое ценное в этом литературном салоне заключается в том, что желание сказать и написать возникает непроизвольно, эмоциональное воздействие сюжета В.П. Астафьева безотказно, судьба матери задевает душевные струны каждого.

У педагогов возникает стремление не только повторить со своими учениками и их родителями эту встречу, но и открывать “свои книги”, обращённые к уму и сердцу каждого читателя, выстраивать перспективы семейного чтения… «Оскар и Розовая дама» (Э.-Э. Шмит); «35 кило надежды» (А.Гавальд); «Класс коррекции» (Е.Мурашова); «Лестница Иакова» (Ноа Бен Шиа); «Собака Пёс» (Д.Пеннак); «Изум­рудная рыбка» (Н.Назаркин); «Благие намерения» (А.Лиханов) — и эти, и множество других книг “заговорили” с читателями на наших литературных салонах.