Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №20/2008

Колонка редактора

Что есть истина?

И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

Анна Ахматова

Тема, которую мы поднимаем в этом номере, для современного образования — из разряда самых острых. По закону школа освобождена от идеологических стеснений, в ней запрещена деятельность любых политических и религиозных организаций. Однако на деле мы видим всё большее врастание школы и в политику, и в религию. Не трогая первую, останавливаемся сегодня на второй.

Позиция нашей редакции по вопросу «Религия и школа» хорошо известна, но повторим ещё раз. Школа — учреждение светское. Современная школа — место, где в одном и том же классе сидят и атеисты, и представители по меньшей мере двух-трёх конфессий. В общеобразовательную школу дети должны приходить за знаниями и компетенциями (Шишков, прости!), а не за духовным окормлением. Оставим религиозное воспитание детей семье — и школе воскресной.

Вместе с тем мы убеждены в том, что религиозное просвещение в школе не только возможно, но и необходимо. Более того: в иных случаях без него не обойтись. Особенно часто на уроках литературы — ведь многие вершинные классические произведения прочно связаны с христианской традицией или прямо вырастают из неё. Человек, познающий Бога, мироздание и самого себя, одинаково интересен и религии, и литературе. Это единый их корень.

Но как не подменить разговор о литературе проповедью? Как соблюсти этот тонкий баланс? Мы знаем на своём опыте, что многие учителя увлекаются маниакальным поиском религиозных подтекстов, прямо искажая авторский замысел и подчас отталкивая учеников лобовыми попытками навязать им веру. Разговор о религии на уроке литературы дожен быть очень точным и взвешенным — вот к чему призываем мы своих читателей, и верующих, и неверующих.

Составляя этот номер, мы сомневались и мучились. Вопрос: “Что есть истина?” не давал нам покоя. Ведь материалы номера оказались очень разными, в чём-то даже противоречащими друг другу. Для нас было важно одно: чтобы разговор о религии органично вписывался в ткань урока литературы. Удалось ли — судить вам. Мы открыты для продолжения дискуссии.

Одно необходимое уточнение. Относясь одинаково уважительно ко всем конфессиям, мы включили в номер материалы о связях русской литературы исключительно с православием: именно православная почва питала её сильнее всего. Тем интереснее в будущем сделать подобные же номера, посвящённые другим мировым религиям.