Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №20/2008

Я иду на урок
7-9-й классы

В № 10 «Литературы» были напечатаны материалы о преподавании гуманитарных предметов в Ижевском экономико-математическом лицее. Прочитал их с огромным интересом. Очень разные чувства пришлось испытать, и одно из них— досада. Как плохо, что мы так мало знаем о работе своих коллег. Не об отдельных планах отдельных уроков, а о новых образовательных парадигмах. В одной из таких систем давно (по иронии судьбы тоже, как и ижевчане, с 1993 года) мы начали разрабатывать технологию, которую назвали Школа Диалога Культур. С 1996 года в различных журналах («Школьные технологии», «Народное образование», «Учитель» и др.) были опубликованы материалы с наших уроков и наши наблюдения над процессом вхождения учеников в культуру.

Предлагаемая вам статья посвящена «Житию Сергия Радонежского». Оно изучается нами в рамках синхронизированного «История–Литература» курса, имеющего название «Культура Российсской цивилизации эпохи Древнерусского государства». Это вторая ступень Школы Диалога Культур (второе полугодие 7-го класса). Если программа иная, например под ред. В.Г.Маранцмана, то это 8-й или 9-й класс (в зависимости от редакции программы). Материал можно использовать и при изучении блока «Литература русского Зарубежья» в 11-м классе (диалог культур— XIX век и XX век, Епифаний Премудрый и Б.Зайцев).

Диалог: Образы и образА


Страница рукописи Жития
преподобного Сергия
Радонежского. 1853 г.

И, зажегши свечу,
не ставят её под сосудом,
но на подсвечнике…
Мф. 5, 15

В последние годы всё активнее намечаются подходы к современному нравственному воспитанию, идёт поиск ценностных ориентиров. Можно ли использовать “подобающие беседы” великого старца Сергия Радонежского, работая с учениками? Школе не стоит игнорировать духовный опыт, накопленный Церковью. И та, и другая заинтересованы в нравственном здоровье своих чад. Однако школа — со своим уставом — не монастырь, и религия лишь часть нашей духовной жизни. Основы духовной культуры для школьников предполагают широкий контекст. Ученикам могут быть интересны и старец из Радонежа, и монах из Ассизи, и пророк из Мекки.

Мы берём житие Сергия как часть исторического наследия русского народа. Нам нужны не только портреты борцов за чью-то идею, но и лики мучеников за свою веру. За строгими обра́зами-иконами должны проявиться образы людей, ставших святыми.

 

Дилемма — светское или церковное образование? — уже решена. Богу богово, кесарю кесарево. Изучение “религиозных” текстов в школе должно вызывать “чувства добрые”, а не молитвенный восторг. Канонические тексты — это материал для занятий в семинариях и медресе. Для школы же эти тексты выступают как признанные литературные произведения. Таково, например, «Житие Сергия Радонежского», написанное Епифанием Премудрым.

Отбирая тексты религиозного содержания для изучения в школе, мы останавливаемся на тех, которые представляют Героев — носителей идеалов добра. Это как раз то, в чём больше всего мы нуждаемся. Творя память Сергию, заглядываем в себя, непроизвольно соизмеряем его путь с теми шагами, которые уже сделаны нами…

Следуя Епифанию, “сплетём словеса” так, чтобы стал понятен смысл основополагающих ценностей жития святого. Это понимание должно появиться на пересечении светское — церковное, настоящее — прошлое, мы и Сергий. Результатом такого диалога будет не столько узнавание фактов, сколько попытка осмыслить поступок Героя иной эпохи.

Необходимые пояснения

Основа для интерпретации текста жития — Нагорная проповедь. Содержание проповеди даётся по Евангелию от Mф. 5, 1–14; 38–48, в качестве раздаточного материала предлагается каждому ученику вместе с изложением адаптированного (сокращённого до 15 страниц) текста жития. Работу над текстом сопровождает презентация «Святитель земли Русской» (иконы, картина М.Нестерова «Видение отроку Варфоломею», миниатюры, картины Н.Рериха и И.Глазунова).

В основу системы заданий для учеников ложится работа со словесами Епифания. Вот примеры возможных заданий.

Задание 1. Восстановите текст Епифания Премудрого, вставив из скобок пропущенные словеса.

Аще бо не писано будет старцево житие, но оставлено купно без въспоминаниа, то не повредит это святому тому старцу, если не останется у нас_____ и ______ о нем: ведь тем, имена которых на небесах______ написаны, нет надобности в писаниях и воспоминаниях людских. Но мы сами тогда ________________, пренебрегши таким полезным делом. И поэтому, все собрав, начинаем писать, чтобы и остальные, которые не видели старца, прочли этот рассказ и последовали _________ старца и поверили в его жизнь. (От сего не плъзуемся, въспоминаниа, Богъ, писаниа, добродетели.)

Задание 2. Какие из указанных событий происходили в жизни Сергия, а какие — в жизни Варфоломея? Запишите их в два столбика.

1. Видение Богородицы. 2. Отказ от наследства. 3. Основание монастыря Святой Троицы.
4. По­стижение грамоты. 5. Благословение князя на битву с татарами.

Задание 3. Убрать лишнее слово.

1. Молитва, бдения, леность, воздержание. 2. Труды, чудеса, служение, многословие. 3. Учитель, праведник, льстец, миротворец. 4. Добрая, мягкая, мятежная, кроткая.

Задание 4. Найти синонимичные слова в современном русском языке.

1. Неизчетныя труды. 2. Единьствовати. 3. Не бых златоносець. 4. Съпротивословиа удалятися. 5. Мъздовъзданиа ожидати.

Задание 5. Вставить недостающее слово.

1. Мир — пустынь, соблазн — … 2. Страсти — смирение, грех — … 3. Внутреннее — внешнее, гармония — … 4. Подвиг — герой, подвижничество — …

Сам разговор о святом и его житии мы разбили на несколько этапов: дух, душа, подвижничество, смирение. Примерное содержание беседы для каждого этапа смотрите ниже.

I. Дух

Сергий Радонежский предстаёт перед нами, взирая с иконы. Это образ святого. В этого человека уверовали. Если портрет изучаем мы, то иконописное изображение смотрит на нас. Портрет пробуем понять, иногда разгадать — икона сама требует от нас ответа. Какая деталь приковывает наше внимание? Глаза. Не зря говорится: как на иконе.

Показать образ святого— значит донести его веру. Это тот нравственный стержень, который мы называем духом. Икона заставляет ощутить именно его. Одухотворённое лицо называется ликом. Глядя на лик и входя в мир Героя, мы можем понять свой лик и свой мир. Диалог приобретает особое качество, становится разговором “по душам”.

Когда мы всматриваемся в глаза на иконе, меняется наше мироощущение. Суетное, материальное как-то отодвигается. Становится ясно, что есть иной мир— духовный. О чём говорят глаза Сергия? Что видят в них люди? Святого можно спрашивать или отвечать ему, соотнося мир преподобного с тем, в котором мы живём.

Сформулируйте свой вопрос к праведнику или дайте ответ его вопрошающему взору. Что для нас оказывается более простым: спрашивать или отвечать? О чём наши вопросы? Как жить правильно (по правде)? Что в жизни важнее всего? Как избавиться от того плохого, что в нас есть? Давайте сообща сформулируем главный вопрос, обращённый к Сергию, взирающему на нас с иконы.

Используем нехитрый приём. Возьмём любимую фотографию. Обычно на таком снимке мы— в счастливый момент жизни. Нам важно, где и когда сделано это фото. Значим сам момент жизни. Что было значимо для иконописца, творившего лик Сергия? Ему необходимо обратить нас к вечности.

Какими мы должны быть? Развёрнутым ответом на возникший вопрос является жизнь Сергия, его несгибаемый дух и непоколебимая вера. Что давало силы этому человеку? Какие нравственные нормы были опорой в его многотрудной жизни на горе Маковец в радонежских лесах? Наиболее ёмко и образно их даёт Нагорная проповедь, но её первое утверждение заставляет нас задуматься. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Как эти слова Иисуса согласуются с нашим выводом об одухотворённости Сергия?

Ученикам, только начинающим работать с текстом жития, сложно выдвигать какую-либо версию. Принимается на веру толкование, согласно которому суть этого завета блаженства — в необходимости «осознанной» нищеты, сознательного отказа от материальных благ. Напомним молитву юного Варфоломея: “…Господи, и все прелести этого мира пусть не услаждают меня, всякая красота житейская пусть не волнует меня”. Выбор делается в пользу “радости духовной”.

II. Душа

Несгибаемый дух ещё юного Варфоломея заставляет его сознательно выбрать нищету, “расставшись с житейскими заботами этого мира”. У него ничего не остаётся за душой, но что появляется в его душе? Об этом мы будем судить на основании текста жития. От лика Сергия (в ходе работы используется икона преподобного, написанная П.Кориным в 1889 году) переходим к литературному образу, созданному Епифанием Премудрым в 1418 году.

Представим себе, что этот инок так и не дерзнул написать житие своего наставника. Может быть, остались его разрозненные тетрадки, где “начало в конце, а конец в начале”, и несколько икон. Что меняется в нашем восприятии Сергия? Образ старца лишается человеческой теплоты, перестаёт быть близким. В нём остаётся дух, но нет тогда души.

Глядя на икону, мы проникаемся величием духа Сергия — прочитывая житие, узнаём о красоте его души. Душа каждого человека — мироздание. Словеса Епифания — кирпичики, из которых выстраивается наше понимание Сергия. Он приближается, “возвращается на землю”. Жизненный путь, пройденный святым, принято описывать как историю духа, а не дел, поступков. Но вряд ли старец стал бы так любим и почитаем, если бы мы не узнали о его страданиях и подвигах, о его вере.

Читая житие, мы понимаем, как можно быть в миру и обрести святость. Ещё отроком Варфоломей знал, что он призван служить Богу. Однако сказано: будут последние первыми, и первые по­следними, ибо много званых, а мало избранных. Если, думая о своей избранности, начинаешь её доказывать миру, то впадаешь в гордыню. А это самый большой смертный грех, способный изгнать любую добродетель.

Избранный служить, Варфоломей сразу после смерти родителей ушёл в пустынь. Ему важно уже то, что он больше других может порадеть Богу. Пережил там испытания, соблазны, лишения… Сергий прошёл свой путь, наставленный духом благим, и исполнился радости несказанной, счастья божественного. Он вернулся в мир, но уже другим.

Сергий— самый загадочный русский святой. Нищий духом, он имеет богатый внутренний мир. Одинокий в своей пу́стыньке или среди братии в монастыре, он постоянно ищет. В нём лучшая половина души человека. Та её сторона, которая скитается или пустынножительствует — и всегда ищет Бога.

Что было в душе преподобного? Мы ответим двумя словами: страдание и счастье. Сергий смог примирить эти разные начала, разные жизненные принципы. Каким образом ему удалось это сделать? Наверное, в этом и есть его главная загадка. Он смог соединить крайности “широкой русской души”, не сужая её.

Ф.М.Достоевский, много размышлявший об этом, на “проклятые вопросы” братьев Карамазовых отвечает словами старца Зосимы, образ которого перекликается с образом радонежского пустынника. Зосима предлагает иноческий путь как дорогу к настоящей, истинной свободе, говорит о необходимости любить “всё создание Божие, и целое, и каждую песчинку”. Он призывает: “…пребудь твёрд и не усомнись в силе света небесного”.

Сергий близок к национальному идеалу, который всегда сопряжён с духовными поисками (богоискательством). Эти поиски актуальны и сегодня. Поэтому и не угасает его свеча. Твёрдость души позволила Сергию пройти многотрудной стезёй, “от противоречий уклоняясь и ни во что не ставя славу жизни земной”.

III. Подвижничество

“…Сльзы тъплыя, плаканиа душевъная, въздыханиа сердечная, бдениа повсенощная, пениа трезвенная, молитвы непрестанныя, стояниа неседалная, чтениа прилежная, коленопоклонениа частаа…” — так образно описывает Епифаний подвиг преподобного. Эта картина явно не согласуется с нашим представлением о героическом поступке во имя людей.

Кого одолел Сергий? Против кого выстоял? Не только бесов лесных не убоялся пустынник, но в себе победил слабости и пороки. Это “тайные добродетели его подвига”. Они венчают Героя не ореолом славы, а нимбом святости. Такой подвиг можно назвать духовным. Свершивших его не просто прославляют — в них уверовали.

Преходяща слава мирская, но есть те, кто по­свящает свои деяния не людям, а Богу. И тогда они должны совершать подвиг служения денно и нощно, наедине с собой, со своей душой. Выстоять помогает вера, укрепляющая дух. Может быть, поэтому сказано “не мир я принёс, но меч”. Для борьбы с собственной слабостью он нужен, для победы над собой.

Что человеку необходимо сделать, чтобы его заметил и избрал Бог, вооружил его и укрепил духовно? Искренность, глубина, постоянство?.. Спросим у Сергия. Необходимы “уединение… и дерзания, и стенания, и постоянные молитвы”. Можно ли повторить подвиг Сергия? Что нужно, чтобы тебя не только прославляли за дела, но поверили твоим словам? Что же сделать одному, чтобы уверовали многие?

Для этого надо примером всей своей жизни показать, что есть истина и добро. Только исполнения запретов и ограничений, исключающих греховное, мирское, недостаточно. Нужна любовь. Любовь совершенная. Что стоит за этим определением? По-настоящему любя Бога, необходимо любить людей.

Такая степень духовного просветления может быть результатом только внутренней работы, требующей каждодневных усилий. Таким образом подвиг превращается в подвижничество. Не отдельный поступок, а вся жизнь становится примером для других людей. О таких сказано: “вы свет мира... так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дел”.

Слово становится делом. Вера— смыслом жизни, одухотворяя её. Вера в Бога делает человека сильным, очищает душу. Сергий подвигает к духовному совершенствованию. Тем самым он оказывает непосредственное влияние на нас. Он наш современник, с которым можно беседовать и советоваться.

IV. Смирение

Возвысившись над мирской суетой, Сергий не отдалился от людей. Он стал духовным светочем для последующих поколений. Его образ в конце жизненного пути становится спокойным и тёплым, к нему хочется “прислониться душой”. Чудо происходит, когда в ответ на Сергиевы подвиги появляются наши мысли о вечном и высоком.

Для кого-то “встреча” с преподобным может стать началом новой, духовной жизни. Так когда-то сам отрок Варфоломей увидел старца, и ему открылась новая жизнь. И началась она с того, что он уразумел грамоту. Нынешние отроки не выходят за город в поисках пропавших жеребят, но возможность повстречать чудесного старца есть. Надо только суметь прочитать текст жития так, чтобы “увидеть” Сергия. Посмотреть на него “внутренними глазами, но не внешними”. Понять, почему “насколько гордые почестям и похвалам радуются, настолько радуются смиренные своему бесчестию и осуждению”. Сергий не только создал свой гармоничный мир— он живёт в согласии с нестройным миром людей.

Мы подходим к самому ответственному моменту в наших рассуждениях. Основываясь на том, что узнали о преподобном, попытаемся дать собственное толкование ещё одной заповеди блаженства из Нагорной проповеди: Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Миротворцы в нашем понимании — это те, кто живёт с миром в своей душе и привносит это умиротворение в души других. Обретя смирение, Сергий стал сыном Божиим.

Уходил из этого мира Варфоломей, вернулся— Сергий. “Это был тот, кто с себя прежнего человека совлекал и удалял, а в нового превращался”. Таков результат духовного подвижничества, изменившего душу нашего Героя. Его жизненный итог— “нелицемерное смирение”. Символизирует такое состояние духа «Троица» Андрея Рублёва.

Умиротворяющее влияние старца почувствовали уже его современники: митрополит Алексий, князь Дмитрий Иванович, Стефан Пермский. Для многих радонежский святой — заступник перед Богом.

Сегодня мы понимаем смирение как отказ от лучшей доли. Со своей— смиряемся “скрепя сердце”. Мы жалеем, что не получаем желанных материальных благ. У Сергия не было ничего (“нищ был духом и телом скорбен”), но всё приобрёл. Его жизненный опыт особенно ценен сейчас: богатеющей стране, чтобы остаться Россией, важно сохранить духовность.

Она проявлялась по-разному. Столь глубокая и искренняя вера Сергия, пожалуй, её высшее проявление. Вера, которая не замыкает человека в религиозных догмах, а помогает полюбить людей.

Несмотря на различие эпох, смысл наших главных ценностей не меняется: верить, чтобы любить и надеяться… Спорили ли мы с Сергием? Соглашались ли мы с ним? Мы хотели поговорить с одним из самых почитаемых русских святых и сделали это пользы ради с помощью Епифания Премудрого.

Полезные ссылки

  1. Текст жития Сергия в оригинале и в изложении— http://lib.pushkinskijdom.ru (Интернет-портал Электронные публикации Института русской литературы РАН // Публикации ОДРЛ // Библиотека литературы Древней Руси // Т.6 // Житие Сергия Радонежского).
  2. Иконы с ликом Сергия Радонежского — http://rus-icons.narod.ru (Галерея А.Петрова «Мир русской иконы» // Святые мужи // 12. Сергий Радонежский).
  3. Миниатюры к тексту жития — http://historydoc.edu.ru (Российский общеобразовательный портал // Коллекция «Исторические документы» // Миниа
Сергей Викторович Селеменев ,
учитель истории школы №175 г.Новосибирска ;
Анна Ткаченко