Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №14/2008

События и встречи

«Большая книга»: сенсаций не будет

«Большая книга»: сенсаций не будет

События и встречи

“Короткий список” «Большой книги»-2008

1Павел Басинский. «Русский роман, или Жизнь и приключения Джона Половинкина».

2. Илья Бояшов. «Танкист, или “Белый тигр”».

3. Александр Иличевский. «Пение известняка».

4. Руслан Киреев. «Пятьдесят лет в раю».

5. Владимир Костин. «Годовые кольца».

6. Владимир Маканин. «Асан».

7. Рустам Рахматуллин. «Две Москвы, или Метафизика столицы».

8. Людмила Сараскина. «Александр Солженицын».

9. Маргарита Хемлин. «Живая очередь».

10. Владимир Шаров. «Будьте как дети».

«Большая книга»: сенсаций не будет

Оглашён “короткий список”, он же “список финалистов” национальной литературной премии «Большая книга».

Эта премия, координаторы которой не устают повторять о её открытости, неангажированности и финансовой весомости, существует третий год. Мы о ней уже не раз писали (см. «Литература». 2007. № 13; 2008. № 1, 5), не оставим своим вниманием и в дальнейшем.

В таких мероприятиях важны не только лауреаты, но и сам процесс отбора, так называемые “длинные” и “короткие” списки произведений, претендующих на лавры. В идеале списки эти должны отражать новейшие литературные достижения, в реальности нередко являются зеркалом закулисных интриг литературных тусовок. Впрочем, судите сами. “Короткий список” перед вами, а чтобы увидеть, какие книги из “длинного” списка сюда не попали (хотя можно было включить до 15 произведений), достаточно заглянуть на сайт премии www.bigbook.ru. Там же можно и проголосовать за понравившееся произведение из “короткого списка”. Правда, по итогам “народного голосования” победители (если не попадут в лауреаты, избранные особой Литературной академией) не получат ничего, кроме чувства морального удовлетворения (что, впрочем, в условиях падения курса северо-американского доллара тоже немало).

Возвращаясь к “длинному списку”… Странно, что за его рамки не выпустили «Горящий рукав» неисчерпаемого Валерия Попова, непревзойдённого рассказчика от первого лица в русской прозе последних пятидесяти лет (оставив его рядом с сочинением Андрея Рубанова под заимствованным у Попова заглавием «Жизнь удалась»), «Преступление без наказания» Виталия Шенталинского и «Спать и верить: Блокадный роман» Андрея Тургенева (псевдоним известного Вячеслава Курицына). Последний, очевидно, не дотянул до постмодернистских высот, взятых другим критиком, Павлом Басинским, в его «Русском романе…». Может, со временем многое и здесь и в “коротком списке” найдёт свои объяснения. Ведь ходят же в литературном мире открытые рассуждения о том, что сочинения Владимира Маканина (аж два в “длинном списке”) были предъявлены к расчёту потому, что мэтр (это не ирония, а правда) в прошлом году возглавлял Литературную академию и не мог участвовать в конкурсе. Но если следовать этой обезоруживающей логике, то в 2009 году во всех списках должно оказаться произведение и нынешнего председателя жюри премии — Андрея Георгиевича Битова! Проверим?!

Главный, если не единственный тяжеловес в списке, — книга Людмилы Сараскиной. Биография Александра Солженицына не только впечатляюща по объёму — в томе 938 страниц, не считая тетрадок с иллюстрациями и четырёх листов рекламы продукции издательства «Молодая гвардия».

Этот труд представляет собой редчайший опыт биографии писателя, созданного под приглядом самого героя (я, разумеется, учитываю и титанизм личности — так-то прижизненных творческих биографий советских писателей у нас выпущено было немало!).

Критика уже высказала и свои претензии к работе Л.И. Сараскиной. “В сараскинской биографии есть всё, что надо, хрестоматийное; проблемы возникают с тем, что НЕ надо, с тем, чего в книге не обнаруживается. Не случайно ведь в библиографии отсутствует посвящённая «неизвестному Солженицыну» книга Владимира Бушина «Гений первого плевка» (страстная, ядовитая, бесконечно остроумная книга <…> обязательный антидот после сараскинской) — и, соответственно, не обсуждаются и внятно не опровергаются выдвинутые там обвинения. Почему в жизнеописании Солженицына отсутствует фигура его главного, по сути, соперника и двойника — Александра Зиновьева, реализовавшего иной вариант диссидентства? Где внятное объяснение отношений Солженицына с «деревенской прозой»? Где описание возможно существующей связи между действиями Ельцина и изданным 22-миллионным тиражом солженицынским манифестом «Как нам обустроить Россию»?” (Лев Данилкин // Афиша. 2008. № 8 (224). С. 136).

В этом пассаже хорошо выражен основной смысл претензий к биографии. Житие, а не жизнеописание, апология, а не аналитика. Действительно, неблагая избирательность налицо. Не знаю, как насчёт полемики с сочинением Бушина (он ведь как Жириновский в литературном мире — послушать занятно, а дальше-то что? Сам художественной биографии достоин), а вот то, что в библиографии не нашлось места для работы «Александр Солженицын: Путеводитель» (1989) стоявшего у истоков российской солженистики Петра Паламарчука, очень показательно. Но так или иначе, нужное дело своевременно сделано, фундамент заложен и при всех оговорках по отношению к самой книге и при взыскательном почтении к её герою можно сказать, что судьба главного приза «Большой книги»-2008 предрешена. Любое другое решение в свете оглашения всего списка воспринято не будет, а вот репутацию премии попросту торпедирует. (Книгу Л.И. Сараскиной мы отрецензируем в нашем «Читальном зале».)

Не удивлюсь, если в тройке призёров окажется и произведение Павла Басинского. Я пока что знаком только с его отрывком, который опубликован «ExLibris» «Независимой газеты», но и по нему рискну утверждать: сам опыт Басинского как нельзя лучше передаёт то состояние, в котором сегодня русский роман (без кавычек) пребывает.

Подробнее об этой проблеме мы с Павлом Валерьевичем условились поговорить в «Интервью у классной доски» ещё до обнародования в ноябре результатов «Большой книги»-2008.

С.Д.
Сергей Дмитренко