Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №12/2008

Штудии

Достоевский и Некрасов: материалы для сопоставления

Штудии

Елена Доркина


Елена ДОРКИНА  — ученица 11-го класса МОУ СОШ № 1, г. Нижний Ломов Пензенской области. Учитель — Алексей Константинович Васильев. Работа Елены получила диплом первой степени на X Пензенской областной научно-практической конференции школьников «Старт в науку» (27–28 марта 2008 г.).

Достоевский и Некрасов: материалы для сопоставления

В литературоведческих исследованиях не раз говорилось об использовании Достоевским самых различных материалов как автобиографического, так и литературного характера. Постараемся проследить путь художественной мысли писателя, проанализировав стихотворение Н.А. Некрасова «До сумерек» и «Сон об истязании лошади» из романа «Преступление и наказание».

Фрагменты стихотворения

Под жестокой рукой человека
Чуть жива, безобразно тоща,
Надрывается лошадь-калека
Непосильную ношу влача. —
Клячонка стояла
Полосатая вся от кнута…

Фрагменты эпизода

Но теперь, странное дело, в большую такую телегу впряжена была маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка

клячонка дёргает изо всей силы, но не только вскачь, а даже и шагом-то чуть-чуть может справиться…

Как видим, и Некрасов, и Достоевский описывают слабую, беззащитную “клячонку”, которая не в состоянии справиться с “непосильной ношей”. Связь стихотворения с эпизодом очевидна, более того, наблюдаются явные лексические совпадения.

У Некрасова описываемое животное называется “лошадь-калека”, “клячонка”. У Достоевского тоже употребляется слово “клячонка”. Создавая образ избиваемой лошади, писатель употребляет существительные с уменьшительно-пренебрежительными суффиксами: “кобылёнка”, “лошадёнка”, с помощью которых, с одной стороны, подчёркивается невозможность бедного животного защитить себя, с другой стороны, показано сочувствие и сострадание автора и его героя к бедной “лошадёнке”.

Использованы Достоевским и некоторые некрасовские эпитеты. У Некрасова лошадь “чуть жива”, “безобразно тоща”, у Достоевского — “маленькая, тощая… клячонка”, “издыхающая кобылёнка”, “…этака лядащая кобылёнка”. (Лядащий [ледащий] — дрянной, хилый, тощий.)

С помощью художественных определений писателю удаётся создать образ замученного, доведённого до смерти, беззащитного животного, которое вызывает жалость и сострадание маленького Раскольникова. Писатель показывает всё самое чистое, доброе, человеческое, что есть в герое романа.

И вновь обратимся к фрагментам анализируемых произведений.

Фрагменты стихотворения

Вот она зашаталась и стала…
“Ну!” — погонщик полено схватил
(Показалось кнута ему мало) —
И уж бил её, бил её, бил!

Фрагменты эпизода

...клячонка… кряхтит и приседает от ударов трёх кнутов, сыплющихся на неё, как горох… Два парня из толпы достают ещё по кнуту и бегут к лошадёнке сечь её с боков... Миколка вытаскивает со дна телеги длинную и толстую оглоблю, берёт её за конец в обе руки и с усилием размахивается над савраской… со всех сторон принимают её в шесть кнутов, а оглобля снова вздымается и падает в третий раз, потом в четвёртый, мерно, с размаха… Миколка бросает оглоблю, снова нагибается в телегу и вытаскивает железный лом…

При описании орудий истязания писателями используется приём градации. У Некрасова называется “кнут”, “полено”, у Достоевского — “три кнута”, “оглобля”, “шесть кнутов”, “железный лом”. Во сне упоминается ещё одно орудие убийства — топор: “Топором её, чего! Покончить с ней разом, — кричит третий”. Герой, переживая увиденный сон, отождествляет себя с Миколкой: “Неужели ж я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу её череп…” Наяву позднее Раскольников топором убивает старуху процентщицу и Лизавету.

Обратим внимание на отношение некрасовского лирического героя и маленького Раскольникова к происходящему.

Фрагменты стихотворения

Я сердился — и думал уныло:
“Не вступиться ли мне за неё?”
В наше время сочувствовать мода.
Мы помочь бы тебе и не прочь,
Безответная жертва народа, —
Да себе не умеем помочь…

Фрагменты эпизода

...Он бежит подле лошадки, он забегает вперёд, он видит, как её секут по глазам, по самым глазам! Он плачет. Сердце в нём поднимается, слёзы текут…

Мальчик, единственный сочувствующий, пытается сначала спасти несчастную лошадь, а потом отомстить за неё, бросаясь на Миколку…

Лирического героя Некрасова возмутила увиденная картина, но это явно рефлексирующий герой, остающийся “внутри себя” (“Мы помочь бы тебе и не прочь... да себе не умеем помочь”). Маленький Раскольников в эпизоде пытается защитить несчастную лошадь и бросается с “кулачонками” на истязателя.

Сходными в эпизоде и стихотворении является и ответная реакция народа, наблюдающего происходящее.

Фрагменты стихотворения

…Это праздных прохожих смешило,
Каждый вставил словечко своё…

Фрагменты эпизода

…Вдруг хохот раздаётся залпом и покрывает всё…

— Живуча! — кричат кругом.

— Сейчас беспременно падёт, братцы, тут ей и конец! — кричит из толпы любитель.

Писатели изображают равнодушную толпу, у Достоевского она даже озлобленная и злорадствующая. Но в эпизоде романа «Преступление и наказание» из толпы слышатся голоса, осуждающие действия Миколки:

“— Да что на тебе креста, что ли, нет, леший! — кричит один старик из толпы.

— Видано ль, чтобы така лошадёнка таку поклажу везла, — прибавляет другой…

— Заморишь! — кричит третий…”

Подводя итоги своих наблюдений, мы приходим к следующим выводам. Стихотворение Н.А. Некрасова «До сумерек» представляет собой бытовую зарисовку, заострённую социально-психологически. Достоевский создаёт картину символическую. Некрасовские художественные образы, использованные Достоевским в контексте эпизода и всего романа и подвергнутые творческой переработке, становятся образами-символами.

1. От безымянного погонщика у Некрасова к жестокому Миколке, имеющему в романе своего антипода под таким же именем.

2. От некрасовской “лошади-калеки”, “клячонки” к “лошадёнке”, “кобылёнке”, “клячонке” и далее в романе к изображению несчастной Катерины Ивановны (“Довольно!.. Пора!.. Уездили клячу!.. Надорвалась!..”)

3. От “кнута” и “полена” к “трём кнутам”, “оглобле”, “шести кнутам”, “железному лому” и “топору”, которым совершается преступление.

4. От некрасовских “плачущих, кротких глаз” к “глазам савраски” (“…По глазам хлещи, по глазам…”, “…секут по глазам, по самым глазам!”) к “глазам” Лизаветы и Сони Мармеладовой.

5. От смеющейся толпы у Некрасова к равнодушной, хохочущей, поющей песню, злорадствующей толпе в эпизоде «Сон об истязании лошади» и к смеющейся, любопытной публике, наблюдающей за Катериной Ивановной и её детьми на улице Петербурга.

6. Отсутствие осуждающих жестокость в некрасовском стихотворении и народная точка зрения на происходящее во сне Раскольникова и в самом романе (мотив осуждения преступления, совершённого Раскольниковым, и самого Раскольникова).

Елена Доркина