Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №7/2008

Архив

Мнения

А в это время у соседей…

Пока словесники ломают копья по поводу итоговой аттестации по литературе, в их экзаменационной битве, судя по всему, открывается “второй фронт”. Непонятно только, по какую сторону этого фронта оказывается учитель…

Речь об экзамене по русскому языку в 9-м классе. ЕГЭ по русскому школой уже в общем и целом “переварен”, сложились определённые технологии подготовки к нему, ясны плюсы и минусы этой формы — а вот то, что происходит сейчас в 9-м классе, ещё настолько непривычно, что требует специального осмысления. К обсуждению новой формы экзамена в 9-м классе на этапе экспертизы подключились и корреспонденты-читатели-авторы нашей газеты.

При чём тут «Литература»?

Работать мы начали после специального письма В.А. Болотова, которое редакция получила в середине февраля. В нём руководитель Рособрнадзора просил нас помочь с организацией независимой (и, как водится, срочной) экспертизы материалов экзамена. Сообщество словесников, сложившееся вокруг нашей газеты, оказалось настолько профессиональным, мобильным и серьёзным, что такую просьбу обратили именно к нам. Более того, на заседании в Рособрнадзоре В.А. Болотов специально указал на то, что практически только в предметной области «Филология» государственные органы управления образованием приобрели в лице изданий «Первого сентября» настоящего “спарринг-партнёра” от “гражданского общества”. Имелись в виду как раз словесники, с которыми мы активно сотрудничаем ещё со времени Форума и при помощи которых сумели внятно и чётко сформулировать консолидированную позицию относительно выпускного экзамена по литературе.

Так или иначе, но мы получили для экспертизы новую версию КИМов по русскому языку для 9-го класса (а заодно и старую, 2007 года — для сравнения) и активно принялись за дело. За неделю работы нам удалось собрать и передать в Рособрнадзор более 20 отзывов из Оренбурга, Омска, Москвы, Новосибирска, Сочи, Петрозаводска, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода (спасибо за помощь и коллегам из газеты «Русский язык»). Вкупе с рецензиями, полученными по официальным каналам Рособрнадзора, они составили серьёзную пачку документов, с которыми разработчикам КИМов предстоит ещё серьёзно работать.

Такая активность наших авторов объясняется, в частности, тем, что разнесённые сейчас на государственном уровне предметы «Русский язык» и «Литература» (со своими отдельными стандартами, программами, группами разработчиков КИМов) в школе замыкаются на одного и того же человека — учителя-словесника. Идя на урок, русского ли, литературы ли, он заботится об одном и том же: чтобы ученики могли понимать чужой текст и выражать это своё понимание в своём тексте, оформленном связно, логично, доказательно и грамотно. Можно придумать множество различных формулировок для “целей и задач” преподавания филологических дисциплин в школе, но основа их останется всё той же. И учитель это понимает.

Кроме того, именно учитель литературы, работающий на уроках с классическими произведениями и имеющий в своём арсенале целый ряд приёмов их анализа и интерпретации, лучше, чем кто бы то ни было, сможет оценить характер и качество заданий, предлагаемых к тексту “чистыми русистами”. Тут сработает ещё и знание того, что доступно ученику средних классов в общении с литературными (не придуманными специально для экзамена, не выхолощенными, а реальными) текстами, чего стоит от него ожидать и требовать.

Иными словами, это наша тема.

История вопроса

В чём, собственно, эта тема заключается? В течение последних полутора десятков лет девятиклассники писали изложение с элементами сочинения. Несколько лет назад, параллельно с ЕГЭ в 11-м классе, стала апробироваться другая форма экзаменов, пригодная для независимой оценки качества знаний. Как указывают в специальном инструктивном письме председатель федеральной предметной комиссии по русскому языку И.П. Цыбулько и руководитель предметной группы по русскому языку в 9-м классе Л.С. Степанова, необходимость этой формы продиктована переходом школьного образования от “знаниевой парадигмы” к “компетентностной”.

“Введение в качестве цели обучения понятия компетенция, выделение ведущих для родного языка видов компетенции (коммуникативной, лингвистической, языковой и культуроведческой) — попытка реализовать деятельностный подход в обучении родному языку, ориентированному на развитие всех сфер личности школьника, а также важнейшей для человека способности и готовности к дальнейшему саморазвитию.

Современное переосмысление системы целеполагания преподавания русского языка повлекло за собой изменение содержания школьного курса. Органичное единство процесса усвоения основ лингвистики (лингвистическая компетенция) и процесса овладения коммуникативными умениями и навыками (коммуникативная компетенция), обеспечивающие свободное владение русским литературным языком в разных сферах и ситуациях общения, составляют ядро обучения родному языку. А формирование лингвистической и коммуникативной компетенций становится не только важнейшими, но и паритетными целями преподавания русского родного языка в школе.

В этом смысле завершение 9-го класса для школьника можно рассматривать как определённый рубеж в изучении курса русского языка. Объём знаний, круг умений, которыми должны владеть учащиеся к этому моменту, зафиксирован в нормативных документах1. В какой степени достигаются (независимые от используемых учебников, возможностей школы и т.п.) требования, определённые этими документами, лучше выявлять с помощью единых контрольных измерительных материалов, включив государственную итоговую аттестацию девятиклассников в общероссийскую систему качества оценки образования”.

Эти “единые КИМы” тоже имеют свою драматическую историю: до 2008 года их делала одна группа разработчиков, затем на смену ей, буквально в январе, пришла другая. Как известно, новая метла по-новому метёт, поэтому учителя, которые готовили своих учеников по КИМам образца 2007 года, были слегка обескуражены, увидев на сайте ФИПИ новую версию экзаменационных материалов. На переправе, как показалось, поменяли не только коней, но и само направление движения.

Куда ж нам плыть?

Демоверсия-2007 предлагала девятикласснику написать полное изложение по прослушанному тексту № 1, а затем, поработав над текстом № 2, который выдавался в распечатке, попытаться выяснить, что объединяет эти два текста на проблемном уровне — и написать об этом свой текст № 3. Идея неплохая, но её плюсы убивались самим характером текстов № 1 и № 2. Учителя-рецензенты отзывались о них как об “уныло-назидательных”, “напыщенно-декларативных”, “фальшиво-дидактических”, “примитивно-лобовых”. Как и в традиционном изложении, девятиклассникам настойчиво предлагается любить природу (желательно родную), переводить старушек через улицу, кормить птиц зимой и размышлять о необходимости чувствовать душой подлинное искусство.

В демоверсии-2008 составители предложили другой ход: полное изложение текста № 1 заменено сжатым, количество тестовых заданий к тексту № 2 увеличено, а текст № 3 (собственный) должен быть посвящён наблюдениям за лингвистической стороной текста № 2 (впрочем, в самой последней версии появилась и возможность содержательной его интерпретации).

Рецензенты подметили, что организованный таким образом экзамен выглядит более дробным и насыщенным, а следовательно, сложным для выполнения. Неясной осталась для большинства рецензентов сама необходимость этих “перестроений на марше” и их сверхзадача. Кроме того, не сняты вопросы и относительно характера текстов. Для сжатого изложения подходит больше текст научно-популярный, а не публицистический (а именно он представлен в демоверсии). Текст же № 2, из Гришковца, хотя и выглядит неожиданным и свежим для экзамена, однако на поверку представляет собой неумелую компиляцию, собранную по предложению с двух десятков (!) страниц одного из рассказов сборника «Следы на мне». Русисты, не моргнув, предлагают целую гроздь вопросов к содержательной стороне такого “текста” — и именно учителя литературы громко выразили по этому поводу своё недоумение. Зачем эта имитация коммуникации?

Чем же эти демоверсии различаются, по мысли разработчиков? Оказывается, совсем не тем, что отметили рецензенты. Как считают специалисты Рособрнадзора, версия 2008 года более прогрессивна и приближает наших выпускников к формированию необходимых для их будущей жизни компетенций, о существовании которых мы все узнали в эпоху модернизации нашего образования. По мнению этих специалистов, если школа окончательно и бесповоротно не перейдёт на рельсы этой версии, нас ждёт мощный откат назад — и на очередном международном испытании PISA наши школьники опять окажутся в хвосте.

Впрочем, собранные нами рецензии убедительно показали разработчикам, что самим учителям, познакомившимся с демоверсией, эти прекрасные цели остались непонятны. И не потому, что учителя консервативны или плохо понимают (кстати, высокое качество и практическую ценность отзывов, даже критических, отмечали с благодарностью сами разработчики), а потому, что эти цели в демоверсии не проявлены. Этот факт и потребовал специального разъяснительного письма, которое после заседания в Рособрнадзоре составили руководители новой предметной группы.

Попытка оправдания

Судя по этому письму, цели разработчиков и впрямь благие. Например, переход к сжатому изложению связан с необходимостью формировать важный навык: “Такая форма требует не просто мобилизации памяти школьника и сосредоточенности его на правописных нормах, но прежде всего структурированного восприятия содержания текста, умения выделять в нём микротемы, определять в них главное, существенное, отсекать второстепенное. Иными словами, сжатое изложение побуждает выпускника выполнить информационную обработку текста.

Заметим, что, какой бы программой ни руководствовался учитель, комплекс этих умений обеспечивается всей проводимой в курсе русского языка работой по развитию речи. При этом нельзя забывать и о том, что подобные умения формируются как общеучебные при изучении других предметов (литературы, иностранного языка, истории, биологии, географии и пр.). При этом востребованными оказываются не репродуктивные, а продуктивные коммуникативные умения, и прежде всего умение отбирать лексические и грамматические средства, способные связно и достаточно кратко передать полученную информацию.”

Третья часть работы в новой версии — создание своего текста — многими учителями была встречена в штыки именно потому, что девятикласснику предлагалось высказаться на лингвистическую тему. Причём довольно специфическую — о роли знаков препинания. Между тем, как выяснилось, составители КИМов хотели здесь совсем другого — научить ребёнка вступать в диалог и подбирать для своей позиции аргументы (напомним, что именно в форме диалога двух мальчиков и было представлено задание в КИМах; пунктуация же выступает здесь как одна из возможных тем). Это умение мыслится разработчиками как базовое.

“Идея гармоничной диалогизации остаётся ключевой для нового тысячелетия. Умение вступать в диалог в широком смысле слова является показателем общей культуры личности. Современные потребности развития всех сфер общества — производства, науки, культуры — говорят о необходимости компетентного, конкурентноспособного специалиста, умеющего работать с людьми, умеющего вести конструктивный диалог. Это предполагает овладение умением видеть ситуацию во всём её реальном многообразии и сложности, в том числе умение учитывать позиции своих оппонентов. Из сказанного выше ясно, что воспитание культуры доказательного аргументированного рассуждения выступает важнейшей задачей всей системы образования.

Не случайно для современной языковой культуры характерен переход от монологической формы к диалогической. Этот процесс в полной мере касается языкового образования. Для преподавания русского языка это означает переход от обучения в грамматическом духе к обучению «в риторическом духе».

Умение отстаивать свои позиции, уважительно относиться к себе и своему собеседнику, вести беседу в доказательной манере служит показателем культуры, рационального сознания вообще. Подлинная рациональность, включающая способность аргументации и доказательность своей позиции, вовсе не противоречит уровню развития эмоциональной сферы, эстетического сознания. В этом единстве и заключается такое личностное начало, как ответственность за свои взгляды и позиции.

Единый государственный экзамен по русскому языку предполагает проверку важнейших коммуникативных умений, связанных с умением доказывать свою точку зрения. Этот аспект коммуникативной подготовки проверяется при выполнении экзаменуемыми третьей части экзаменационной работы — написании сочинения-рассуждения по прочитанному тексту.

Показательно, что умение аргументировать собственные высказывания оказывается недостаточно сформированным у наших выпускников в 11-м классе. Думается, что экзаменационная работа в 9-м классе будет способствовать более активной работе учителя в данном направлении уже в основной школе.

Заметим, что оба задания этой части одинаковы по уровню сложности, потому что сочинение-рассуждение на лингвистическую тему (задание С2.1) не предполагает каких-либо узких тем и специальных знаний. Эта тема может быть раскрыта школьниками в широком общекультурном плане, выявляя ценностные ориентиры, которые были сформированы в результате всего курса русского языка в основной школе.

Задание С2.2 направлено на самостоятельную интерпретацию выпускниками смысла одного из ключевых фрагментов текста”.

Из разговоров с разработчиками КИМов нам удалось узнать, что в перспективе от подростка в третьей части экзамена потребуется выбрать сторону в диалоге самостоятельно, а затем и научиться находить аргументы “за” и “против” относительно каждой точки зрения. Пожалуй, умение действительно полезное.

Чем сердце успокоится?

Впрочем, благими намерениями вымощена дорога, сами знаем куда. Что же делать, чтоб там не оказаться? Прежде всего, как говорили древние, поспешать медленно. Руководствуясь этой мыслью, В.А. Болотов предложил вводить новую версию постепенно, оставив возможность регионам выбрать в этом году самим, по какому сценарию сдавать экзамен. Это будет важный опыт, который поможет разработчикам совершенствовать экзамен, а учителей избавит от необходимости в спешке начинать натаскивать учеников.

В первые дни апреля, как раз когда этот номер попадёт к вам в руки, в Москве состоится всероссийский семинар по поводу экзамена в 9-м классе. Думаем, что новые решения будут представлены и обсуждены на этом семинаре. «Литература» планирует держать вас в курсе событий и впредь знакомить со всеми нововведениями в экзаменационно-филологической сфере.

Мы намерены также, начиная уже со следующего номера, давать материалы, которые помогали бы учителю на уроке литературы готовить ученика к новой версии экзамена по русскому языку. Особое внимание мы уделим сжатому изложению и диалогу как способу представления своей позиции.

С.В. ВОЛКОВ

Примечание

1 Обязательный минимум содержания основного общего образования по предмету (приложение к Приказу Минобразования России «Об утверждении временных требований к обязательному минимуму содержания основного общего образования» от 19.05.1998 г. № 1236).

Федеральный компонент государственного стандарта общего образования. Основное общее образование. Русский язык (Приказ Минобразования России «Об утверждении федерального компонента государственных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования» от 05.03.2004 г. № 1089).