Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №7/2008

Архив

Защита исследовательских работРисунок художницы Л.Почтенной.

Нина ТЕРЕНТЬЕВА


Нина Павловна Терентьева — доцент кафедры литературы Челябинского педуниверситета.

Может ли школьник быть литературоведом?

Исследовательская работа по литературе, безусловно, может быть одной из форм итоговой аттестации выпускника средней школы. При одном принципиальном условии — “чистоте” жанра.

Я руковожу исследованиями учащихся по литературе вот уже семнадцать лет, являюсь членом экспертной комиссии Уральской региональной конференции юных исследователей «Интеллектуалы ХХI века». Главная проблема, с которой чаще всего приходится сталкиваться при экспертизе и оценке конкурсных работ, — это, как ни парадоксально звучит, отсутствие в работе собственно исследовательского начала, проявлений самостоятельного ученического поиска. С одной стороны, при развитии современных средств массовой информации за исследование нередко выдаётся компиляция материалов из Интернета или других источников, пусть оригинальная, по-своему “освоенная”, но не отмеченная исследовательскими усилиями старшеклассника, что обнаруживается в ходе устной защиты, дискуссии. Так, в прошлом году на секции «Литература ХIХ века», прослушав тринадцать выступлений, мы никому не присудили диплом первой степени. С другой стороны, я не вижу в этом вины учеников, ведь каждой работой руководит конкретный педагог, и от его компетентности, профессионализма зависит, привнесена ли в ученический проект исследовательская “интрига”. Но есть в этом противоречии и весьма современная примета. На пороге ХХI века Ю.М. Лотман написал: “Мир, в котором мы живём, всё более хочет получить важнейшие ценности по самой дешёвой цене. Это напоминает не очень радивых учеников, которые подглядывают в ответы к задачам вместо того, чтобы решать их самим. Мы хотим получить истину как можно быстрее, как готовые ботинки, сшитые на «никого»” (Лотман Ю.М. Воспитание души. СПб., 2005. С. 298).

Конечно, ученическое исследование не может быть приравнено к исследованию учёного, которое имеет своим результатом научное открытие качественно новых закономерностей и явлений. “Учащиеся решают проблемы, уже решённые обществом, наукой и новые только для школьников… Учитель предъявляет ту или иную проблему для самостоятельного исследования, знает её результаты, ход решения и те черты творческой деятельности, которые требует проявить в ходе решения. Тем самым построение системы таких проблем позволяет предусматривать деятельность учащихся, постепенно приводящую к формированию необходимых черт творческой деятельности”, — писал И.И. Лернер. Таким образом, ученики совершают восхождение к уже открытым наукой вершинам, но постигают истину не как готовый результат, а как итог своих собственных наблюдений и решений. Учитель же помогает выбрать путь восхождения, через частное открыть общее.

Петербургский методист профессор М.Г. Качурин посвятил данной теме книгу «Организация исследовательской деятельности учащихся на уроках литературы». Конечный результат ученического исследования — собственная интерпретация литературного материала (темы, проблемы), новый взгляд на художественные произведения. Трудно не согласиться с М.Г. Качуриным: “Если книги живут и меняются в сознании читательских поколений, то и школьники, взгляд которых в условиях хорошего преподавания будет внимателен и пытлив, способны увидеть в давно известном тексте что-то не замеченное прежде”.

Чтобы ученическая интерпретация состоялась, была обоснованной, аргументированной, педагогу важно найти тему, в решении которой ученик может сказать “своё слово”, направить поиск, предложив методику исследования. Обращение к темам, исследованным литературоведением, несомненно, в познавательном отношении полезно и интересно для увлечённого литературой школьника. Но подобные темы имеют своим результатом реферат: ребята прилежно пересказывают известные исследования, не всегда утруждая себя ссылками на источник при дословном цитировании. То есть речь здесь идёт о репродуктивной деятельности. А уж она-то современными старшеклассниками, сознающими свою свободу в информационном пространстве, освоена в совершенстве.

Найти удачную тему не так-то просто. Она должна быть конкретной и дарить радость вдумчивого чтения, погружения в текст, читательских догадок и озарений, когда чтение — это (вспомним определение В.Ф. Асмуса) “труд и творчество”. Главной целью при этом не может быть воспитание учёного, подготовка к научной деятельности. Перефразируя известную формулу М.А. Рыбниковой (“От маленького писателя — к большому читателю”), направленность поиска, заданного темой, следовало бы обозначить так: “От маленького исследователя — к большому читателю”. В письме к А.Ф. Пазухину, открывшему в средней школе Гурзуфа Малый Пушкинский Дом, Ю.М. Лотман подчёркивал: “...Особенно мне кажутся полезными Ваши разнообразные словники, справочники и другие работы, которые обещают будущим авторам радость внимательного чтения Пушкина. Узкая конкретная тема ориентируют молодого исследователя на внимательное погружение в текст. Слишком же широкие темы — на путь красноречия, не всегда глубокого”.

Речь идёт о темах «Пушкинских тетрадей».

• Словарь природных понятий у Пушкина: цветы, явления стихий.

• Этикет, моды, праздники пушкинского времени.

• Домашний Пушкин: личные вещи, привычки, предрассудки, режим дня.

Ю.М. Лотман одобрял темы, ориентирующие исследователя на глубокую, основательную работу с художественным текстом, письмами, мемуарами.

Эти темы, конкретные по предмету исследования (заметим, нередко они связаны с анализом поэтики), предполагают определённые приёмы и операции научного осмысления материала: выстраивание гипотезы, формулирование цели работы, составление картотеки по художественному тексту, анализ текстового материала, его систематизацию и осмысление в контексте художественного мира писателя, чёткость выводов. Научный руководитель рекомендует ученику-исследователю определённые литературоведческие, энциклопедические источники, словари. Здесь необходима мера, чтобы это были действительно “базовые” источники и оставался простор для самостоятельного поиска — наблюдений, суждений, выводов ученика.

Среди физиков и математиков лицея № 31 г. Челябинска достаточно старшеклассников, интересующихся литературой. Так, однажды ко мне пришла Наташа Яковлева с желанием заниматься поэзией Анны Ахматовой. (Ученик выступает “неформальным заказчиком” темы.) Какую тему предложить школьнице? Чем увлечь? «Художественная деталь в лирике А.Ахматовой»? Тема конкретная, понятная, но достаточно исследованная литературоведением. Может быть, реминисценции, интертекстуальность? Но читательского опыта школьницы явно недостаточно для подобной темы. Перелистывая страницы томика стихов А.Ахматовой, мы обратили внимание на то, как часто поэт выбирает в качестве эпиграфов для стихотворений пушкинские строки. Так появилась тема «Пушкинские эпиграфы в лирике А.А. Ахматовой». “Читательский маршрут” потребовал знакомства со всей лирикой Ахматовой, выявления стихов с пушкинскими эпиграфами, анализа соответствующих стихотворений, комментирования их диалогической сопряжённости (“Двух голосов перекличка”). Исследование сопровождалось обращением к биографическим, историко-литературным источникам, освоением понятийно-категориального аппарата (эпиграф, реминисценции, аллюзии, интертекстуальность).

Исследование «Цвет в повести А.Платонова “Котлован”» выполнено Евгением Городничевым в 2002 году. Эта тема не была предметом специального литературоведческого изучения. Для её рассмотрения было необходимо внимательно перечитать текст повести, зафиксировать все случаи обращения автора к цветовым образам, составить картотеку цитат (их оказалось 46). Систематизация и анализ картотеки позволили понять взаимосвязь цветовых образов, цветовой символики с концепцией произведения. В качестве образца анализа функции цвета в художественном произведении была избрана монография С.М. Соловьёва «Изобразительные средства в творчестве Ф.М. Достоевского». Познакомившись с главой монографии «Цвет», ученик осуществил “перенос” методики исследования на новый материал — повесть «Котлован».

В результате исследования Е.Городничев пришёл к выводу о том, что изображаемый писателем мир немногоцветен, это соответствует главному мотиву произведения — преобладанию смерти над жизнью. Котлован — метафора смерти, могилы. Самым частотным по употреблению оказался жёлтый цвет (23,9%), причём он используется как символ болезненности, нездоровья, обречённости, что восходит к открытию подобной трактовки цвета Ф.М. Достоевским. Контраст белого (21,7%) и чёрного (8,7%) усиливает трагичность восприятия мира, тем более что белый и бледный употребляются аналогично жёлтому в его минорной функции. А.Платонов амбивалентно использует красный и розовый цвета (10,9% и 4,3%), которые употреблены в позитивной и негативной функции, что также сопоставимо с поэтикой Достоевского. Однако красный служит для изображения не только сцен животной грубости, но и для обозначения классовой принадлежности, то есть носит характер ещё и социального эпитета, что различает этих авторов. Синий цвет (8,7%) — единственный в спектре писателя, выражающий романтическое мироощущение автора. Этот цвет традиционно восходит к мифологической, фольклорной символике синего как цвета мечты, тайны, божественной истины, вечности.

Используя предложенную С.М. Соловьёвым формулу, Е.Городничев определил так называемое “цветовое число” повести «Котлован», характеризующее цветовую насыщенность литературного произведения, и обнаружил, что цветовое число А.П. Платонова (7,9) наиболее близко цветовому числу Ф.М. Достоевского (7,2). Особенность колористического дарования этих писателей в малом и скупом использовании цвета. Цветовой штрих используется с предельным многообразием подтекста, отчего один и тот же цветовой тон приобретает многозначность. Данное ученическое исследование было в своё время опубликовано в газете «Литература».

Мне памятны исследовательские маршруты учащихся физико-математического лицея № 31: «Пушкинский контекст в поэме И.С. Тургенева “Помещик”» Кати Миркиной (работа опубликована в «Литературе»), «Образы кукол в романе В.Набокова “Приглашение на казнь”» Ксении Новиковой, «Образ дороги в повести А.Платонова “Котлован”» Марины Юровой, «Образ кавказского пленника в русской литературе» Яны Спицыной. Они учатся в Южноуральском госуниверситете (не на гуманитарных факультетах). Лиза Шафир, выполнив исследование «Фет-маринист», открыла для себя, что А.А. Фет — едва ли не самый “морской” из русских поэтов, что подтверждает его лирический цикл «Море» и частотность обращения к образу моря (М.Эпштейн). За это исследование она была удостоена золотой медали на олимпиаде в Обнинске. Катя Сумина, призёр российских олимпиад по литературе, исследовала образную параллель Ася — Лорелея в повести И.С. Тургенева «Ася» и представила эту работу на творческий конкурс при поступлении в Литературный институт им. А.М. Горького в 2007 году. Сейчас она студентка отделения литературной критики этого института. Десятиклассница лицея Лина Хакназарова пишет исследовательскую работу «Рассказ А.Платонова “Одухотворённые люди” — “реквием в прозе”».

В выборе индивидуально-личностных маршрутов исследований для учащихся лингво-гуманитарной гимназии № 48, специализирующейся на изучении французского и английского языков, я учитываю специфику этой школы, индивидуальные интересы ребят, а также их профессиональный выбор. Многие выпускники школы связывают своё будущее с изучением иностранных языков. Литературоведческие темы в этом случае формулируются с учётом межпредметных связей (французский язык — французская литература — русская литература), принципа “диалога культур”. Исследование ведётся с опорой на язык оригинала. В качестве второго научного руководителя выступает учитель иностранного языка. Вот примеры таких исследований.

• Французский язык героев романа «Война и мир» Л.Н. Толстого.

• Сравнительно-сопоставительный анализ басен Лафонтена и Крылова.

• «Пиковая дама» А.С. Пушкина в переводе П.Мериме (сравнительно-сопоставительный анализ).

• Сказки Ш.Перро в переводе И.С. Тургенева.

• Французские, немецкие, английские реалии в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин».

• Дружеская переписка А.С. Пушкина на французском языке: эпистолярная культура.

• Письма И.С. Тургенева Полине Виардо: эпистолярная культура второй половины ХIХ века.

• Система образных сравнений в романе Бальзака «Отец Горио».

• Варваризмы в романе А.Макина «Французское завещание».

В заключение — об оценке исследований учащихся. Долгое время на конференциях устное выступление (до 10 минут), завершавшееся ответом на вопросы жюри и присутствующих конкурсантов, было формой защиты результатов исследования. Нередко возникали противоречивые ситуации: ученик, выполнив интересное самостоятельное исследование, к сожалению, защищал его неудачно. Причины разные: недостаточная проблемность изложения, вполне понятное волнение. И напротив, выполнив довольно скромную работу, но обладая красноречием, другой выигрышно представлял своё исследование. Неизбежна и субъективность в оценке.

Думается, устранить это противоречие нетрудно. Эксперты, заранее познакомившись с работами, оценивают их по определённым критериям. Они могут быть такими:

1. Характер исследования проблемы:

  • концептуальный — 10 баллов
  • проблемно-аналитический — 6–8 баллов
  • реферативный — 2 балла

2. Степень самостоятельности в решении проблемы — до 5 баллов

3. Владение теоретико-литературными понятиями — 3 балла

4. Знакомство с литературоведческими (и другими) источниками. Корректность в их цитировании — до 5 баллов

5. Работа с текстом художественного произведения:

  • анализ текста — до 5 баллов
  • иллюстрирующее цитирование — 2 балла

6. Структура исследования (план, введение,чёткость в формулировке целей, гипотезы, выводов, выделении глав, оформлении библиографии) — 5 баллов

7. Стиль изложения — 2 балла

Отдельно оценивается защита исследования в ходе научно-практической конференции.

Возможные критерии:

1. Степень раскрытия проблемы:

  • полнота, концептуальная завершенность — 5 баллов
  • фрагментарность изложения — 2 балла

2. Свобода владения материалом — 5 баллов

3. Ответы на вопросы — 5 баллов

Отметим относительность цифрового выражения шкалы оценок. Итоговая оценка слагается из суммы оценок за исследование и его защиту. Эти критерии могут быть адаптированы для экзамена по литературе.

Помимо экспертной (аттестационной) оценки, есть ещё и неформальная оценка значимости исследовательской работы самими выпускниками. Иногда я прошу ребят, прошедших школу научного общества учащихся, ставших студентами, написать, чем памятно и ценно для них школьное ученическое исследование по литературе. Приведу одно из суждений.

“Научной работой я начала заниматься в 8-м классе. Тогда я даже не знала, что представляет собой школьная научная работа, но согласилась, несмотря на то, что в школе профилирующими предметами были математика и физика, а в старших классах — экономика.

Для работы была выбрана тема «Образ моря в лирике А.Фета». Я всегда любила поэзию, но решающим фактором при выборе темы стал тот факт, что все читают Фета в школьной программе, но мало кто знает, что он писал про море. И тогда началась долгая, кропотливая и вдумчивая работа над тринадцатью стихотворениями, объединёнными Афанасием Фетом в единый цикл, который он так и назвал — «Море».

В ходе исследования было преодолено множество трудностей, таких, как отсутствие в свободном пользовании нужных книг и необходимость разрываться между математикой и литературой, но с каждым новым проанализированным словом, четверостишием, стихотворением чувствовалось, что мы приближались к разгадке тайны. Тайны образа моря у Фета. Невозможно забыть это чувство гордости, когда была завершена работа над первым стихотворением, пожалуй, самым трудным и поэтому самым дорогим.

Лирика Фета в школе была не очень популярна среди одноклассников. Но чтобы стихотворение понравилось, надо его понять. И именно понимание лирики Фета позволило полюбить её. Чтение мемуаров Фета позволило понять, откуда у Фета любовь к морю, сопоставить стихотворения с биографическим контекстом. Настоящим открытием было то, что импрессионизм — это не только направление живописи. Минутные впечатления, настроения, остановленное мгновение — вот то, что было ценно для Фета. И для меня открывался новый угол зрения на предметы, события.

Внимательный, детальный анализ текста позволяет лучше понимать текст, видеть то, что чувствовал лирический герой, что хотел передать автор. Чем дальше заходило исследование, тем больше оно затягивало, тем становилось интереснее. Постепенно появлялся навык работы с различными источниками, стало просто ориентироваться в терминологии, воплощать мысли в слове. Навык анализа пригодился прежде всего в 11-м классе при написании выпускных работ. И сейчас, когда я учусь на втором курсе факультета международных экономических отношений МГИМО, невозможно недооценить тот опыт, который я получила, занимаясь школьной научной работой, пусть моя будущая специальность и не связана с литературой. Умение анализировать, логично выстраивать мысли как в устной, так и в письменной речи — неотъемлемые качества специалиста в любой области.

Незабываем опыт публичных выступлений, на которых я защищала научную работу. Правильно и понятно изложить точку зрения, уметь отстаивать её перед оппонентами — этому можно научиться только на практике. Это те навыки, которые нужны не только в учёбе и работе, но и в жизни.

Хочется отметить, что у исследования по литературе есть особенность, которая отличает его от исследования по любой другой дисциплине. Оно учит не только предмету, но и жизни. Учит чувствовать, видеть то, что скрыто от внешнего взгляда, тоньше различать настроения, видеть в одном слове целый мир. Оно раскрывает глаза на огромный мир литературы, который не ограничивается школьной программой. Любовь к лирике приобрела осмысленность, появилось желание читать классическую литературу, сформировался собственный вкус.

Интересно, что влияние оказала не только работа, которую писала я, но и работы, которые писали другие ученики одновременно со мной. Помню, как я была свидетелем обсуждения рассказа Леонида Андреева «Ангелочек». Пришла домой, тут же нашла книгу и зачиталась рассказами, понимая их смысл немного глубже, чем если бы эта книга просто случайно попала мне в руки. Помню, как шокировала меня работа по «Котловану» Платонова (кажется это то, что называют культурным шоком). Наблюдая за опытом других исследователей, учишься акцентировать внимание на том, что ранее осталось незамеченным.

И сейчас у меня на полке стоят томики стихотворений поэтов Серебряного века, избранные стихотворения Фета, полюбившиеся рассказы Андреева, Булгаков, перечитанный несколько раз. Пусть этих книг пока немного, но именно они повлияли на меня, именно с них началась моя личная библиотека”.

Лиза Шафир

Литература

Дидактика средней школы: Некоторые проблемы современной дидактики / Под ред. М.Н. Скаткина. М., 1982.

“И пальцы просятся к перу, перо — к бумаге…”: Сочинения победителей городской олимпиады по литературе. СПб., 1997.

Качурин М.Г. Организация исследовательской деятельности учащихся на уроках литературы. М., 1988.

Мадер Р.Д. Первые шаги в научном поиске //Литература в школе. 1981. № 12.

Россия–Франция: диалог культур в исследованиях учащихся / Сост. Н.П. Терентьева. Челябинск, 2002.

“…Собранье пёстрых глав”: Выпускные экзаменационные работы по литературе / Сост. и ред. Н.М. Свириной. СПб., 1997.