Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №7/2008

Архив

МненияРисунок художника В.Перцова.

Оксана Смирнова


Оксана Вениаминовна Смирнова — учитель русского языка и литературы московской «Традиционной гимназии».

Размышляя об экзамене

Статья опубликована при поддержке интернет - магазина «Посуда в дом». Хотите покупать отличную посуду, не выходя из дома? Тогда вам нужен интернет - магазин посуды в Екатеринбурге «Посуда в дом». И Широкий ассортимент продукции позволит вам быстро подобрать необходимые столовые приборы и посуду. Посетите официальный сайт магазина http://posuda66.com и подберите, что ни будь для себя.

Выбирая форму (формы) экзамена, для начала нужно ответить на один вопрос: зачем мы изучаем в школе литературу? Не перечислить полтора десятка “целей” и “задач”, а осознать, какая из них самая важная, чем нельзя поступиться ни в коем случае.

На наш взгляд, главная цель изучения литературы в школе — введение детей в права культурного наследства. Рискуя повторить хорошо известные вещи, всё же скажем: большая, лучшая, важнейшая часть русской культуры — это именно литература. Мы должны передать её следующему поколению, иначе и дети наши останутся нищими, и культура (ценность немалая) погибнет. Проблема в том, что произведения такого уровня простыми и легко доступными для всех не могут быть, что называется, по определению. Если школа не осуществит “акт передачи”, для большинства они останутся недоступной роскошью. (Отчасти остаются такими и сейчас, но это уже вопрос о качестве программ и уровне преподавания.)

Итак, главная наша цель — передать следующему поколению определённый свод текстов и умение их воспринимать. А экзамен должен способствовать тому, чтобы произведения из “золотого списка” были: а) прочитаны, б) поняты, в) пережиты и стали частью внутреннего мира каждого выпускника.

Все три уровня восприятия можно проверить либо на устном экзамене, либо в развёрнутой письменной работе. Более формальные приёмы проверки, к которым прибегают составители ЕГЭ, мало пригодны даже для проверки элементарного знакомства с текстом (на такой экзамен можно натаскать по всякого рода пособиям). Уровень же понимания и глубину личностного восприятия в такой форме оценить невозможно — она противоречит и предмету, и главной цели его преподавания.

Знакомясь собственно с литературой, школьники параллельно осваивают некоторые основы теории литературы. Проверить знание филологической терминологии гораздо проще, чем уровень “освоения” самой литературы, и сделать это можно даже с помощью “опросника”, пригодного для компьютерной обработки результатов (чего очень хочется поборникам ЕГЭ). Однако надо помнить: ценность представляет именно литература и адекватное (а значит, достаточно субъективное и индивидуальное) её восприятие; терминология и понятийный аппарат сами по себе важны не более, чем, например, план разбора имени прилагательного. Умение определить стихотворный размер имеет очень мало общего с умением читать, любить и понимать стихи, а именно этому должна научить школа. Соблазн заменить экзамен “по литературе” экзаменом “по филологии”, если ему поддаться, уведёт нас слишком далеко от главной цели школьного курса литературы.

Попробую кратко ответить на некоторые вопросы о форме выпускных экзаменов с той точки зрения, которая была сформулирована выше.

  • Какой экзамен предпочтительней: письменный или устный?

У письменной работы есть существенное преимущество: её текст — это документ; объективность поставленной за него оценки можно проверить и оспорить. (Под письменной работой в данном случае имеется в виду только сочинение: изложение не может считаться экзаменом по литературе.) В устном экзамене гораздо больше субъективности и слишком многое зависит от эмоций — как отвечающего, так и экзаменаторов.

  • Нужно ли публиковать темы выпускных сочинений заранее?

Публиковать темы заранее было бы совсем необязательно, если бы не коррупция и другие формы несправедливости. В современных условиях иного пути, как предъявить весь свод тем заранее, просто нет. Но формировать этот свод, на наш взгляд, надо совсем не так, как это делалось в последние годы.

Во-первых, следовало бы собрать формулировки тем везде, где только можно: и в школах, и особенно в приёмных комиссиях вузов. За много лет там накопились залежи отличных формулировок. Темы должны быть чёткими, красивыми, удобными для написания. Пусть этот свод будет достаточно большим, чтобы была возможность выбрать лучшие.

Во-вторых, собранные темы необходимо опубликовать и оценить на всеобщем референдуме словесников. При современной технике это не так уж трудно сделать. Завести специальный сайт и всех оповестить о том, что идёт отбор тем — хоть через методцентры, хоть по телевизору. Менять этот свод можно слегка раз в два-три года: что-то удачное добавить, а неудачное убрать.

Комплекты же пусть собирают в прямом эфире по часовым поясам. От “свободных” тем очень хотелось бы отказаться. А литературных давать, к примеру, шесть:

— первая половина ХIХ века: 1) лирика, 2) драма или эпос;

— вторая половина ХIХ века: 1) лирика, 2) драма или эпос;

— ХХ век: 1) лирика, 2) драма или эпос.

  • Можно ли проводить экзамен по произведению, которое не изучалось в школе?

Строго говоря, это не нужно: ведь экзамен — дополнительный стимул для того, чтобы прочитать и освоить именно “программные” произведения. Но для особо талантливых и неординарных выпускников можно было бы добавить к шести “обязательным” седьмую тему — анализ незнакомого текста.

  • Какие тексты хорошо зарекомендовали себя в работах подобного рода?

Очень немногие. Всё-таки это трудная работа, и часов на неё почти нет. В разные годы мы анализировали такие тексты — в основном стихи.

А.С. Пушкин. «Какая ночь! Мороз трескучий», «Когда за городом, задумчив, я брожу...», «Три ключа» («В степи мирской, печальной и безбрежной…»). Других классиков почему-то удобнее рассматривать в сопоставительных работах.

Далее — ХХ век.

А.Ахматова. «Лотова жена», «Приморский сонет», «Смеркается, и в небе тёмно-синем...». (Удачнее всего — «Лотова жена».)

Б.Пастернак. «Ночь», «Снег идёт» («Весна, я с улицы, где тополь удивлён...» — но с этим только гении справились, а остальные обиделись.)

О.Мандельштам. «Ещё мы жизнью полны в высшей мере...». (Но это было специальное упражнение на бесстрашное преодоление непонятного.)

В.Ходасевич. «Музыка». (Пробовала только на студентах.)

А.Тарковский. «Поздняя зрелость». (Достаточно легко. И совсем с детьми — «Был домик в три оконца...».)

В порядке хулиганства предлагала сделать полный анализ «Баллады» М.Щербакова («Известно стало, что вблизи от города, в лесах…»). Анализ получается очень чёткий и интересный, но это не для экзамена. В порядке издевательства — О.Седакова. «Конь» («Едет всадник…»). Но с ней и студенты не справились.

Прозаических текстов для такой работы у меня нет. Вернее, есть, но они из других литератур, не наши. Мне кажется, наша проза не приспособлена для таких опытов. Новеллами мы небогаты, а прочее слишком громоздко.

  • Каковы должны быть критерии оценки сочинения?

Учитывая то, что работы получаются всё-таки очень разные — и статьи, и эссе, и почти художественные интерпретации, придётся выбрать самые универсальные.

1. Соответствие работы заявленной теме.

2. Количество мыслей (если меньше трёх — штрафовать, снимать какие-то условные баллы). Не знаю, реально ли это. На определённой стадии работы мои писатели нумеруют свои идеи прямо в тексте или на полях, но это очень специфическая техника письма.

3. Доказательность: подтверждены ли мысли текстом произведения.

4. Логика.

5. Композиционная стройность работы, соразмерность частей.

6. Речь: и красота, и правильность.

7. Фактическая точность.

8. Специальная надбавка за оригинальность.

Примерно по таким критериям мы в 8-м классе учимся оценивать работы (сочинение по «Капитанской дочке»: все получают распечатки нескольких работ — и своих, и предшественников — и пытаются оценить). Дети используют ещё понятие “качество мыслей”, но взрослым такой инструмент в руки давать нельзя: мнения разойдутся радикально. Восьмиклассники считают также, что своя мысль стоит гораздо дороже, чем услышанная на уроке или где-то вычитанная. Взрослые экзаменаторы вряд ли с этим согласятся (а зря).

  • Каковы перспективы сочинения и ЕГЭ?

Боюсь, они безрадостны. ЕГЭ по литературе никому не нужен, и ничего, кроме вреда, от него быть не может. А сочинение деградировало уже настолько, что многие добровольно от него отказываются: слишком трудный экзамен, слишком серьёзные требования. Гораздо проще и безопаснее написать изложение. Боюсь, что так думает не меньше половины словесников (и, боюсь, эта половина и сама писать не умеет, и других вряд ли научит).

Чтобы оценить перспективы, хорошо бы иметь в руках статистику той комиссии, которая перепроверяет сочинения. Отбросив оценку за грамотность: какой процент выпускников не смог связать двух слов? И какой пишет достаточно прилично? Если половина школьников писать ещё умеет, за сочинение надо держаться из последних сил. Умение его писать и ему худо-бедно учить, боюсь, будет утеряно мгновенно, стоит лишь окончательно похоронить всеобщее и обязательное выпускное сочинение.