Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2008

События и встречи

События и встречи

“Как слово наше отзовётся”: научные исследования В.В. Мусатова и школьная практика

В холодном ветреном ноябре 2003 года не стало удивительного человека, учёного и педагога В.В. Мусатова. Прошло четыре года, и так же, в ноябре, в Новгородском государственном университете, где Владимир Васильевич руководил кафедрой русской литературы ХХ века, состоялась Всероссийская научная конференция «Некалендарный ХХ век» (Первые Мусатовские чтения).

На конференции не было посмертных славословий, над наследием учёного не сооружали мемориальную плиту — здесь царил дух научного спора, в том числе и с самим Владимиром Васильевичем. Каждый день конференции начинался с видеозаписи мусатовского разбора стихотворений Пушкина — некогда они были сделаны на Новгородском телевидении и создавали эффект присутствия учёного здесь и сейчас.

Он жив в своём деле. Его мысли подхватывают и развивают ученики, учителя вспоминают его интеллектуальный задор и, анализируя стихотворения поэтов Серебряного века, обращаются к его статьям. На заседаниях конференции было немало студентов, состоялся серьёзный разговор о преподавании литературы в школе, о взаимодействии науки и школьной практики.

Знакомим вас с фрагментом выступления на конференции нашего автора, учителя литературы из посёлка Пола Новгородской области Ирины Николаевны ЕВЛАМПИЕВОЙ. Оно кажется нам очень актуальным.

Задача современного учителя литературы не из лёгких: с одной стороны — ученики с разными интеллектуальными и духовными запросами и возрастными проблемами, с другой — как минимумом три века русской литературы, и их нужно соединить в едином процессе познания. Причём не только соединить, но постараться “переплавить” сознание “нечитателей” в сознание читателей.

Среди учителей литературы есть много талантливых интерпретаторов, для которых источником энергии, требующейся для преподавания, являются сами художественные тексты. Но есть и другие учителя, для которых важно изучение текста в разных аспектах разными исследователями. В них живёт постоянное стремление соотнести своё видение текста с другим, потребность в научном общении и научном руководстве. Таких учителей я условно называю проводниками и себя отношу к ним.

Вакуум научного общения — одно из самых проблемных состояний для учителя после окончания вуза. К сожалению, он заполняется лишь частично в процессе самообразования и на курсах повышения квалификации. К счастью, среди исследователей литературы есть учёные, которые не только понимают необходимость “тесного сотрудничества академической науки со школьной практикой”, но и осуществляют это сотрудничество.

В.В. Мусатов обладал удивительным даром вовлечения в научное исследование слушателей своих лекций. В 1990-е годы лекции Владимира Васильевича проходили в Новгородском институте усовершенствования учителей всегда с аншлагом. Это была работа учёного, направленная непосредственно на школьную практику. Было ощущение, что на урок из лекций переносилась сама атмосфера совместного научного познания.

Потом были курсы Сороса с занятиями по анализу художественного текста. На занятиях не было упрощений. Принцип серьёзного отношения к науке был основным в подходе к обучению. В первом номере «Дневника писателя» за 1876 год Ф.М. Достоевский пишет:

“Жаль ещё тоже, что детям теперь так всё облегчают — не только всякое изучение, всякое приобретение знаний, но даже игру и игрушки. Чуть только ребёнок станет лепетать первые слова, и уже тотчас же начинают его облегчать. Вся педагогика ушла теперь в заботу об облегчении. Иногда облегчение вовсе не есть развитие, а, даже напротив, есть отупление. Две-три мысли, два-три впечатления, поглубже выжитые в детстве, собственным усилием (а если хотите, так и страданием), проведут ребёнка гораздо глубже в жизнь, чем самая облегчённая школа, из которой сплошь да рядом выходит ни то ни сё, ни доброе, ни злое, даже и в разврате не развратное, и в добродетели не добродетельное”.

В.В. Мусатов был категорическим противником подобного облегчения и игры в школьную науку, но глубоко уважал свежую мысль своих учеников, кто бы они ни были: лицеисты, студенты, учителя.

В 2000 году в Педагогическом лицее была организована творческая группа учителей под руководством Владимира Васильевича по разработке образовательной программы и учебного пособия для школы по литературе XX века. Дух сотворчества и истинного демократизма давали возможность развития и самореализации всех участников творческой группы. В это же время был выпущен СD-диск по культуре Серебряного века.

Скажу и о книгах В.В. Мусатова. Они востребованы учителями — и отсутствуют в школьных библиотеках. Для меня есть безошибочный показатель ценности книг: уровень их “зачитываемости”, то есть “невозвращаемости” хозяину. Показатель очень неприятный для библиофила и учительского кошелька, но яркий для характеристики читательского спроса. У меня было три экземпляра лекций по литературе начала XX века, прочитанных Владимиром Василевичем для эстонских учителей, — не осталось ни одного. Читают ученики и учителя, читают, соприкасаясь со словом замечательного исследователя, со словом, которое будит мысль и сердце.

Мне кажется, на конференции нельзя не сказать о взаимодействии науки и школьной практики. В.В. Мусатов его постоянно организовывал. Существуют примеры подобной организации и сейчас: Летняя школа для учителей литературы в Мелихове, творческая группа учителей и учащихся при Доме-музее Ф.М. Достоевского (Старая Русса)… Однако эти примеры — скорее показатель востребованности подобного общения, чем тенденция.

Бухгалтерский дух современного образования определяет обязательным проведение конкурсов на право переподготовки учителей, сталкивая в конкурентной борьбе университеты и институты усовершенствования учителей. Не думаю, что это будет способствовать непосредственному общению учителей с учёными-исследователями. Боюсь, что по примеру матерей из знаменитой притчи о суде Соломона, премудрый откажется от борьбы во имя жизни ребёнка, и этим премудрым по определению окажется наука.