Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2008

События и встречи

События и встречи

Год назад ушёл из жизни Владимир Георгиевич Маранцман. В начале ноября в память учёного была организована конференция «Академический школьный учебник — дорога в будущее». В актовом зале «Северной гимназии» г. Павловска собрались единомышленники В.Г. Маранцмана, верные ученики, продолжающие работу своего учителя, педагоги России и ближнего зарубежья, преданные наследию учёного. После проникновенных слов организаторов — преподавателей филологического факультета РГПУ — с большого экрана зазвучал голос самого Владимира Георгиевича. Многие не могли сдержать слёз. Не сговариваясь, все встали для того, чтобы почтить память этого человека минутой молчания.

Участники этой конференции делятся сегодня с читателями «Литературы» своими воспоминаниями о В.Г. Маранцмане и размышлениями об особенностях его методики.

Вспоминая Владимира Маранцмана

“Открытая методика” в открытом мире

Нельзя не согласиться с распространённым мнением, что ХХ век с его катастрофами, революциями, войнами, концлагерями, век, закончившийся крушением великой сверхдержавы и перекраиванием мировой карты, привёл к всеобщему скепсису и неверию, в том числе и в гуманизирующие возможности литературы. На смену миру упорядоченному приходит мир, основанный на неоднозначности, как в отрицательном (отсутствие каких-либо ориентиров), так и в положительном смысле (критический взгляд на вещи с целью их переоценки). Всё это требует от современного человека отказа от статического и силлогического восприятия миропорядка, готовности принимать вариативные решения. При этом утверждаемая неупорядоченность — не слепой и неисправимый беспорядок, который отметает всякую возможность порядка, это плодотворный беспорядок, который можно отождествить с субъективным строением мира.

Эта преамбула должна помочь нам понять, как же изучать литературу, когда наши ученики от надёжных и прочных, казалось бы, истин, утверждаемых классикой, в нашей повседневной жизни убегают к двусмысленному и неопределённому, к “другим берегам”. Но на самом ли деле это кризис? Может быть, это отражение открытой природы познавательного процесса, бесконечной изменчивости жизни, возможных перспектив? Такое понимание миропорядка — как неустойчивого, текучего, открытого — требует и адекватной методики изучения литературы — “открытой методики”.

В “открытой методике” самое главное — отсутствие заранее предрешённого смысла, противостояние любой схеме. Из этого постулата она и рождается. “Открытая методика” нашла своё полное воплощение в методических идеях В.Г. Маранцмана. В чём суть этой методики? В ставке на творческое чтение, где “правит бал” воссоздающее и творческое воображение читателя, его эмоциональная и интеллектуальная реакция, его личная интерпретация произведения. Эти качества, развившись в ученике-читателе, не только дают возможность произведению стать открытым для более глубоких прочтений, но и взращивают личность в ученике. Гениальное прозрение учёного-педагога сказалось в том, что, не отрицая научной базы школьного изучения литературы, он сделал ставку не на наукообразование школьника, а на творческое развитие его личности, формирование способности открывать и “присваивать” эстетическое явление при помощи эмоциональной рефлексии, воображения. Эта методика изучения произведений систематически и последовательно готовит ученика к творческому восприятию мира, к пониманию его не как Космоса, где торжествует раз и навсегда установленный Логосом порядок, а к восприятию мира с его принципиальной неоднозначностью, двусмысленностью, где предмет и явление могут предстать в самых различных вариантах и истолкованиях.

В.Г. Маранцман словно предчувствовал в далёкие 60-е годы XX века современную ситуацию, которую многие воспринимают как кризисную. Индексатор кризисного состояния эстетической составляющей личности — отторжение значительной частью школь­ников-читателей классики, явлений эстетического порядка. Это отнюдь не столь безопасно, как может показаться на первый взгляд. В романе Д.Фаул­за «Коллекционер» Миранда размышляет: “Разум распят. Разбогатевшими выскочками. Толпами «новых»”. “Новые” — это, по Д.Фаулзу, нувориши, “выскочки, с их машинами, деньгами...” Среди них — “безобидный” коллекционер бабочек, абсолютно лишённый эстетического чувства, — Клегг. Бабочка в его коллекции — символ умерщвлённой красоты. “«Новый ужасный мир», мир Клегга, пронизан отвратительной жестокостью, злобной трусостью, эгоизмом, калибанством”.

Только одно — взращённое в душе ученика-читателя стремление к “гармонии прелестной” — способно превратить “новый ужасный мир” в “новый прекрасный мир”. Вот почему так актуальна сейчас “открытая методика” В.Г. Маранцмана. Она даёт возможность словеснику воспитать личность, свободную от ординарности, стадности, эгоизма, вульгарности, несовместимых с творческими основами жизни. Именно созидание и творчество как основу жизни утверждал всей своей педагогической деятельностью В.Г. Маранцман. Идеи созданной им “открытой методики” — тому свидетельство.

Елена ЦЕЛИКОВА,
д.п.н., Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ