Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2008

События и встречи

События и встречи

После публикации итогового решения Форума словесников, состоявшегося 7–8 ноября в Москве, мы стали получать подписи в его поддержку со всех концов страны. Многие учителя настойчиво спрашивают нас: а какова реакция на решения Форума со стороны властных структур? Примут ли во внимание руководители Минобрнауки и Рособрнадзора предложения словесников о выпускном экзамене по литературе? Эти вопросы мы адресовали непосредственно чиновникам от образования. Публикуем сегодня их ответы с сохранением всех особенностей оригиналов.

Исаак Иосифович Калина,
заместитель министра образования
и науки РФ, заслуженный учитель РФ,
кандидат педагогических наук


“Интерес к литературе не должен зависеть от обязательного экзамена”

Уважаемый Сергей Владимирович, вызывает искреннее уважение стремление учителей литературы предложить своё видение решения задач улучшения качества литературного образования в школе. Но одновременно вызывает удивление позиция организаторов форума, которые, пригласив достаточно большое количество заинтересованных и авторитетных людей, не создали (судя по итоговому документу форума) предмета для обсуждения — в нём лишь обозначен предмет разговора. А хотелось принять участие в обсуждении проекта если не нормативного документа, то хотя бы чётко сформулированных предложений. Не зря в качестве примера в словаре Ожегова слово “обсуждать” поставлено рядом со словом “проект”. Это точно не вина участников, а, на мой взгляд, недоработка организаторов форума, которая в итоге резко уменьшила результативность мероприятия, но, к счастью, не снизила важности темы разговора.

Не будучи специалистом в области преподавания литературы, хочу, как педагог с многолетним стажем, задать организаторам форума несколько чисто учительских вопросов по тексту итогового документа.

Не кажется ли авторам документа, что фраза: “литература как школьный предмет в образовательной системе обеспечивает нравственное и эстетическое формирование личности; обучает умению понимать как художественные произведения, так и научные, публицистические, другие тексты; вырабатывает навыки устной и письменной речи, становящиеся интеллектуальным фундаментом человека на всю жизнь” — является достаточно обидной для учителей других предметов? Например, я, как учитель математики, всегда надеялся, что тоже вношу вклад в нравственное и эстетическое формирование личности, обучаю пониманию различных текстов, вырабатываю навыки устной и письменной речи и формирую интеллектуальный фундамент человека. Уверен, то же самое могут сказать и учителя любого школьного предмета. С учётом того, что содержание школьного образования метапредметно по своей природе и даёт требуемый результат только в единстве, возвышение задач какого-либо одного школьного предмета надо всеми остальными вряд ли разумно.

Ещё большее удивление у меня, как у учителя, вызвала фраза: “Без обязательного школьного экзамена многолетнее школьное литературное образование теряет смысл”. Можно ли тогда говорить, что школьное образование по физике, к примеру, не имеет смысла? Я-то, наверное, по наивности, всю свою учительскую жизнь был уверен, что экзамен (как соревнование в спорте) — это возможность ученика продемонстрировать свои достижения и, между прочим, показать результаты моей, учительской, работы. Более того, мне казалось, что одной из главных задач всего школьного образования является формирование у человека способности к осознанному выбору и ответственности перед собой и людьми за результаты этого выбора. Кстати, сам факт выбора учениками конкретного предмета для демонстрации своих учебных достижений — уже оценка результатов учительского участия в их жизни. Или вторжения?

Я был вынужден произнести слово “вторжение”, потому что ещё больший вопрос у меня вызывает утверждение, что на изучение литературы “должно быть отведено не меньше четырёх часов в неделю для базового уровня”. Ведь речь здесь фактически идёт не о “делёжке” часов базисного учебного плана, а о том, сколько часов жизни ребёнок, подросток, юноша обязан потратить на общение именно со мной, учителем данного предмета, для того, чтобы понять себя, мир, сформировать позитивное отношение к себе и миру. Есть ли какое-то научное или иное обоснование у участников форума, почему именно такое количество часов жизни молодой человек должен посвятить общению с учителем литературы? К сожалению, в тексте его нет.

Вообще-то хотелось воспринимать данный форум как педагогический. Но ведь педагогический — это когда разговор идёт не о проблемах педагогов (что тоже необходимо обсуждать на форумах), а о проблемах детей и о том, как мы способны помочь в их решении. Ведь вряд ли проблемой для детей является наличие или отсутствие обязательного экзамена по литературе. Боюсь, что это проблема нас, педагогов, когда из-за недостатка харизматических, интеллектуальных, другими словами — личностных средств управления классом мы ищем инструмент управления в области страха. Страх очень мощное средство, и когда обязательный экзамен навис дамокловым мечом, наверное, кто-то из детей ещё что-то судорожно прочитает и вызубрит. Только вряд ли это поможет сформировать у них глубокий интерес к художественной литературе как к замечательному помощнику в жизни на всём её протяжении.

Должен признаться, что я очень благодарен замечательной районной библиотеке (сначала детской, потом взрослой) и работавшим там людям за то, что они позволили мне полюбить книгу, не допрашивая о моём отношении к Печорину или Онегину. Вероятно, кому-то в этом помогла не библиотека, а школьный учитель литературы, хотя вряд ли это зависело от количества часов и наличия обязательного экзамена. Кто-то пошутил: “Пушкина для меня убили двое — Дантес и наша Марья Петровна…” Увы, но это совсем не весело. Для того чтобы “пройти” (изучить?) все произведения русской и мировой литературы, достойные того, не хватит и сорока часов в неделю, а для того чтобы сформировать в человеке постоянный интерес, способность читать... Точное количество часов вряд ли кто-то высчитает.

Вообще, мне показалось, что предметом обсуждения представителей одной школьной дисциплины может быть только сам предмет, искусство его преподавания и все связанные с этим вещи. А вот место предмета в общей системе школьного образования (количество часов, обязательность или необязательность экзамена, и др.) — это предмет обсуждения, требующий участия учителей разных предметов, родителей, учёных, занимающихся проблемами педагогики и школьного образования в целом.

Что касается ЕГЭ как формы итоговой аттестации, то не секрет для Вас, Сергей Владимирович, что ещё с 2001 года, будучи и в других должностях, я неоднократно публично и на всех уровнях выражал большие сомнения в том, что удастся создать удовлетворяющие всех КИМы по литературе. Но всё-таки давайте не будем забывать, что единый госэкзамен — это “фильтр грубой очистки”, он скорее выявляет тех, кто вообще ничего за годы учёбы не усвоил. Ещё можно сомневаться, что тот, у кого 70 баллов, знает литературу лучше, чем тот, у кого 60 баллов, но результат в 10–20 баллов уж точно отражает полную бесполезность одиннадцатилетнего общения ученика с нами, учителями. А для тех, кто демонстрирует свои результаты на очень высоком уровне, сегодня Министерство совместно с Союзом ректоров России создало широчайший спектр возможностей: приказы № 285, 286 от 22 октября 2007 года об олимпиадах школьников (“университетских олимпиадах”), где каждый подросток имеет великолепную возможность продемонстрировать свои (и своих учителей) результаты. И таких олимпиад, я уверен, будет достаточно много, их организаторами могут быть не только университеты, но и союзы писателей или ассоциации учителей-словесников. А для вузов, где требуется знание литературы на профильном уровне и конкурс среди выпускников, имеющих высокие баллы по ЕГЭ, очень высокий, будет предоставлена возможность проведения дополнительных вступительных испытаний профильной направленности.

А вот возвращаться к давно пройденной развилке: два или один (единый!) экзамен должны сдавать летом все дети, — вряд ли стоит после принятия закона о ЕГЭ, которому, кстати, предшествовало самое широкое и профессиональное, и общественное обсуждение.

И последнее. Очень не хотелось из уважения к участникам даже чуть-чуть критиковать итоговый документ форума, поэтому я его прочитал несколько раз, пытаясь себя убедить в том, что это я что-то неправильно интерпретировал. Увы (и это критика не участников, а организаторов), содержание итогового документа форума всё-таки о том, как нам, взрослым, заставить детей изучать литературу. Наверное, гораздо важнее, и я с удовольствием бы обсудил с Вами, Сергей Владимирович, модельную методику оплаты труда, в которой, как мне представляется, заложены основы мотивации нас, учителей, сделать изучение литературы и других предметов интересным, увлекательным, полезным для учащихся. Ибо уверен, что наши дети имеют право на более мотивированного, а значит и более “дорогого” учителя, чем сегодня в большинстве случаев им предоставляет общество. И мне кажется, что модельная методика оплаты труда именно создаёт ситуацию, когда высококвалифицированный, владеющий всеми способами мотивации учащихся учитель захочет работать в школе с полной отдачей потому, что ему за это будут платить достойную зарплату. Но для этого нужно дать возможность обществу, родителям, ученикам тоже участвовать в выборе учителя, в принятии решений о моральном и материальном вознаграждении, оценивать результативность их труда. И тогда экзамен, в любой разумной форме, станет в самом деле демонстрацией результатов совместного учебного труда учителя и ученика, а не карающим мечом в руках учителя.

Вряд ли, Сергей Владимирович, вы получили комментарий чиновника. Это я, поверьте, абсолютно искренне, как учитель математики, попытался прочитать итоговый документ форума. Может, это неплохо? Ведь вряд ли Вы кому-то ещё из учителей математики, физики, химии зададите вопрос об этом документе, а им, наверное, тоже было бы что сказать. При этом я надеюсь, что не пересёк границу того, что является полем компетенции учителей литературы. Очень хотелось бы обратиться к учителям литературы, к организаторам форума, чтобы они активно участвовали в разработке КИМов, это более достойное применение сил, чем борьба за сохранение уходящих “обязательных привилегий” одного предмета.

А литературу я очень люблю и очень не хочу, чтобы она помогала держать школьников в страхе. Пусть “литературоцентричность” нашего образования проявляется в том , что все ученики полюбят этот предмет, без угрозы наказания за недостаточное проявление этой любви.

* * *

От редакции. В связи с многочисленностью откликов по обсуждаемой проблеме в последующих номерах мы будем публиковать их как полностью, так и в обзорах, помещать на сайте газеты. Разумеется, точка зрения всех участников обсуждения будет представлена и в директивные организации.

Мы опубликовали этот текст 7 декабря 2007 года на сайте форума http://slovesnik.1september.ru/official.doc сразу же после получения его редакцией.

Спустя почти две недели мы с удивлением обнаружили этот же текст (но уже без обращения) в «Учительской газете» (№ 51 от 18 декабря). Оставляем это на совести редакции УГ и автора текста, но считаем необходимым поставить в известность об этом наших читателей во избежание возможных недоразумений.