Главная страница «Первого сентября»Главная страница газеты «Литература»Содержание №15/2003

Архив

ШКОЛА В ШКОЛЕПамятник Ивану Фёдорову в Москве

Е.С. Абелюк,
З.А. Блюмина,
К.М. Поливанов


Программа по литературе 10—11-е классы. Профильный уровень

I. Цели преподавания литературы в современной школе. Задачи преподавания курса литературы в классах гуманитарного профиля

В российской школе литературное образование и преподавание словесности традиционно рассматривались как основа образования. Любовь к чтению, начитанность, умение точно и доказательно выражать свои мысли, грамотно и литературно писать всегда оценивались как необходимые составляющие образованности в широком смысле. Современная школа продолжает ставить перед собой те же задачи. Однако решает их несколько иначе, чем прежде.

Основные цели современного школьного литературного образования определяются как формирование читательской культуры ученика и одновременное формирование его личности.

Владение читательской культурой подразумевает, что ученик к концу старшей школы:

  • умеет видеть за словом его носителя (чувствует стилистическую окрашенность слова, оценку, воплощённую в слове);
  • проявляет интерес к обозначаемым словом реалиям или понятиям (к культурно-историческому семантическому ореолу слова);
  • умеет найти в произведении непонятные для себя, “тёмные”, места и задуматься над их художественным значением (с этого и начинается анализ художественного произведения);
  • ощущает литературное произведение как неповторимый художественный мир;
  • умеет относиться к литературному произведению как к своеобразному художественному языку, который нужно освоить для того, чтобы понять его автора;
  • в процессе обучения школьник учится формировать собственную точку зрения, высказывать и аргументировать её

Таким образом, проблемный разговор о литературе, ведущий к пониманию ценностных смыслов художественного произведения, идёт на уроке не поверх текста, а на основе содержательного анализа всех уровней его художественной формы.

Преподавание литературы становится более конкретным, филологическим по сути. А важнейшая задача преподавания курса литературы определяется как задача понимания. Таким образом, такая глобальная цель образования, как воспитание личности средствами литературы, решается через формирование читательской культуры школьника.

Развитие читательской культуры, разумеется, предполагает, что все эти навыки проявляются не только при чтении произведений, разбираемых на школьных уроках литературы, но и при чтении любой другой художественной литературы, как современной, так и классической, русской и зарубежной.

Преподавание литературы в профильной школе имеет и другие, более специальные задачи. Так, выпускник профильной школы видит как своеобразие художественного произведения, так и его традиционность, проявляющиеся на разных уровнях художественного текста (не только в словоупотреблении и стиле, но в сюжете и композиции, системе персонажей, в особенностях таких категорий, как пространство и время, и так далее); стремится осмыслить произведение в литературном, историко-культурном и историко-социальном контексте, в его историко-литературных и историко-художественных связях.

В связи с этим возникает необходимость интегрирования курсов литературы и русского языка, литературы и других школьных предметов, прежде всего курсов литературы и мировой художественной культуры (МХК), истории, обществоведения, иностранных языков, других гуманитарных дисциплин (как обязательных, так и элективных).

II. Дидактические и методологические основы программы

Дидактические и методологические основы программы определяются мировоззренческими приоритетами современной российской педагогики, а также целями и задачами преподавания литературы как школьного предмета.

Это следующие приоритеты:

1. Принцип демократического и гуманистического мировоззрения, толерантности, веротерпимости и способности к диалогу. Принцип “со-чувствия” как педагогический метод и результат деятельности.

Весь процесс обучения нацелен на воспитание широты взглядов личности, формирование её эмоциональной сферы, её умения почувствовать чужую боль, выслушать другую сторону, понять иную точку зрения, формулировать собственную позицию с учётом чужой; на воспитание толерантности, благожелательности, самокритичности.

2. Принцип самостоятельности мышления учеников.

В процессе обучения каждый ребёнок учится формировать собственную точку зрения, высказывать и аргументировать её.

3. Принцип “Учитель и ученик — единомышленники...”

Ученик — субъект познания, а не объект обучения. Процесс обучения рассматривается как диалог и совместный поиск учеников и учителя.

В основу данной программы положены следующие принципы дидактики и методики:

1. Принцип преемственности обучения с основной школой.

На последней ступени школьного литературного образования закрепляются и углубляются читательские навыки, во многом сложившиеся к старшей школе.

2. Принцип деятельностного обучения.

Деятельностный принцип обучения помогает формировать активную читательскую позицию ученика и развитую мотивацию к обучению. Он воплощается не только в глубокой и продуктивной читательской деятельности школьников, но и в их литературно-художественном творчестве. Это означает, что кроме работ аналитического характера школьники выполняют и творческие задания, в том числе учатся работать в жанре рецензии. Именно в этом направлении они могут в наибольшей мере проявить своё умение свободно оценивать литературное явление, не попадая под власть готовых схем и стереотипов.

При этом в обучении учитываются возрастные и психологические возможности учеников, развивается и реализуется их индивидуальный творческий потенциал.

Реализация деятельностного подхода в ходе школьного литературного образования (впрочем, как и школьного образования в целом) будет способствовать развитию сильных и выравниванию слабых сторон личности ребёнка; позволит уже на ранних этапах обучения выявить одарённых учеников, а также воспитывать одарённость.

3. Принцип “Обучение в школьном курсе идёт параллельно с исследованием”.

К учебно-исследовательской деятельности привлекаются учащиеся старших классов профильной школы. Это означает, что обучение в каждой рассматриваемой теме выходит за пределы изучаемых по школьной программе явлений, побуждает учеников к самостоятельному чтению, размышлению и привлечению (прежде всего под руководством учителя) внепрограммных материалов. Индивидуальная и коллективная учебно-исследовательская деятельность школьников продолжается во внешкольной деятельности и реализуется в проблемных учебно-исследовательских работах.

Подобный вид учебной деятельности стимулируется и постоянно развивающейся в России системой научно-практических конференций учащихся.

Внедрение этого принципа в школьную практику ставит перед учителем, преподающим литературу в профильных классах, новые задачи. В качестве исследователя по отношению к каждому разбираемому произведению литературы выступает прежде всего преподаватель литературы; он должен уметь анализировать произведение в самых неожиданных для себя направлениях прямо в классе, всесторонне привлекая к этому процессу школьников и учитывая самые разнообразные (нередко противоречивые) суждения, вместе с учениками искать ответы на возникающие у них вопросы.

4. Принцип реальной индивидуализации образования. Основы вариативного преподавания литературы в современной школе.

Поставив перед собой такую серьёзную задачу, как задача понимания неоднозначных художественных смыслов, учитель не может не осознавать, что имеет дело с учениками разной степени мотивированности и “продвинутости” в предмете. Отсюда вытекает принцип необходимости реальной индивидуализации, которая может быть осуществлена в ходе многоуровневого подхода к преподаванию курса литературы.

По различию читательских установок и читательского мастерства можно выделить четыре основных уровня восприятия литературного произведения, которые и следует учитывать при преподавании литературы.

Первый уровень определяется наивно-реалистическим восприятием литературно-художественного произведения. Особенности такого восприятия были содержательно определены в работах Г.А. Гуковского: его отличает восприятие художественного произведения как реальной житейской истории; такое восприятие, будучи непосредственным и эмоциональным, создаёт основу для формирования осмысленного и глубокого чтения, но ещё не является достаточным.

Второй уровень характеризуется умением воспринимать особенности художественного произведения как обусловленные авторской волей, а также формирующимся стремлением размышлять над прочитанным.

Третий уровень определяется умением воспринимать произведение как художественное целое, концептуально осмыслять его в этой целостности, то есть видеть в “сопряжении” художественных особенностей произведения воплощённый в этом тексте авторский замысел.

Четвёртый уровень восприятия литературного произведения характеризуется умением воспринимать это произведение в историко-литературном контексте — как в его связях с современностью и современной художественной культурой, так и в перекличках с литературной и культурной традицией. Речь идёт о видении воплощённой в произведении традиции (выражающейся в общих темах, проблемах, художественных мотивах, типах художественных образов, реминисценциях, аллюзиях, ритмических и иных цитатах) и о трансформации этой традиции, а также о полемике с современниками и предшественниками. Кроме того, этот уровень восприятия произведения характеризуется умением критически оценивать художественно-концептуальные построения автора (то есть умением на основе анализа художественного произведения рецензировать этот текст).

Подобное видение художественного произведения следует расценивать как профессиональный взгляд на литературу. Однако элементы такого подхода можно и следует формировать у учеников с развитой читательской культурой, в особенности ориентированных на углублённое или профильное изучение литературы.

Ни один из этих уровней художественного восприятия не реализуется в чистом виде. Тем не менее современное преподавание литературы учитывает все названные его типы, что позволяет реально осуществлять в школе разноуровневый подход к учащимся.

Проблемное восприятие произведения, анализ его художественного своеобразия будут способствовать формированию мотивации к чтению и расширению читательского опыта ученика, его продвижению на новый уровень восприятия произведения.

Настоящая программа литературного образования может быть адаптирована к каждому уровню восприятия; вместе с тем, определив “зону ближайшего развития” ученика (принцип Л.С. Выготского), учитель может адаптировать её и к каждому старшекласснику.

III. Содержание программы

1. Содержание программы историко-литературного курса профильной школы определяется принципом научности. Программа представляет целостную и объективную картину мира русской литературы XIX и XX веков в контексте истории и истории культуры и во взаимосвязи с традицией. Вопросы периодизации решаются в программе на современном уровне.

Отбор художественного материала, рассматриваемого в программе, осуществляется с учётом следующих идей:

  • литература в старших классах школы изучается интенсивно, а не экстенсивно;
  • курс литературы для старших классов гуманитарного профиля строится на максимально углублённом изучении небольшого числа произведений.

Такое изучение предполагает всестороннее рассмотрение языка произведения (от звука и стиля до своеобразия собственно художественного языка и стиля), содержательности его художественных форм и, наконец, своеобразия мировоззрения писателя, воплотившегося в художественном мире изучаемого произведения, в традиционности и художественном новаторстве этого произведения.

Вместе с тем курс литературы строится на разумном сочетании анализа отдельных, наиболее сложных художественных произведений и материала, знакомящего учеников с историко-литературным, историко-культурным и историко-социальным контекстом (для такого знакомства используются биографический очерк, историко-литературные очерки, очерки литературных нравов, знакомство с литературной критикой, фрагментами некоторых лучших работ российских литературоведов).

Реально это приводит к тому, что даже при углублённом изучении программа не превышает значительно содержательный минимум по предмету.

Ученики, изучающие литературу углублённо в классе, получают возможность свободное время истратить на продуктивное и самостоятельное чтение того, что выберут сами. Вместе с тем круг чтения школьников, выстраиваемый учителем, может расширяться за счёт проектной учебно-исследовательской деятельности.

2. Перегрузка программы переводными произведениями рассматривается как нерациональная. Вместе с тем курс литературы для старших классов профильной школы может дополняться элективным курсом, в котором рассматриваются контекстуальные связи русской литературы с зарубежными литературами, или специальными курсами западноевропейской или мировой литературы. В профильных школах с углублённым изучением иностранных языков целесообразно сочетать настоящий курс русской литературы с элективным курсом, в котором школьникам предлагается чтение художественных произведений иностранной литературы в оригинале.

3. Литература последних тридцати лет рассматривается как необязательная для изучения, так как она ещё не вполне является фактом научной истории литературы. Вместе с тем по усмотрению учителя она может стать предметом историко-критического изучения.

Историко-литературные принципы организации содержания программы

1. Содержание программы — отбор, последовательность и глубина изучения литературного материала — определяется современным состоянием историко-литературных представлений о значимости тех или иных произведений в общей картине культуры рассматриваемой эпохи.

В настоящей программе историко-литературный материал используется для комментирования различных аспектов изучаемых произведений и некоторых вопросов биографии автора, а не для создания полной историко-литературной картины. Таким образом, историко-литературные сведения служат задаче глубокого понимания отдельного художественного произведения.

Сама по себе достаточно полная картина истории литературы требует привлечения существенно большего объёма сведений, чем обычно самостоятельно располагает школьник.

При ином подходе к изучению истории литературы школьный курс литературы превратится в лекционный курс, а ученики — в слушателей.

2. Любая научная периодизация историко-литературного процесса является достаточно условной и схематичной: очевидна искусственность определения границ между романтизмом и реализмом (это касается как творчества отдельных писателей, так и литературного процесса в целом). Условна и периодизация литературы XX века: так, более двух десятилетий ведущие учёные России и зарубежные слависты спорят о том, каковы рубежи литературы Серебряного века.

В связи с этим приоритеты настоящей программы распределяются следующим образом:

  • на первом плане оказываются важнейшие литературные произведения и главные литературные фигуры, определяющие своеобразие историко-литературного процесса;
  • представления школьников о литературном процессе в целом складываются не благодаря построению жёсткой историко-литературной периодизации, а на материале анализа литературного материала, который рассматривается в его связях с современностью и литературной традицией;
  • одновременно школьники знакомятся с представлениями о характере историко-литературного процесса, сложившимися в литературоведческой науке.

Принципы подачи теоретико-литературного материала в программе

Во всех действующих программах и учебниках теоретико-литературным понятиям уделяется серьёзное внимание. Это связано с тем, что в последние десятилетия преподавание литературы в школе базируется на анализе литературного произведения, и содержательность художественных форм перестаёт игнорироваться школьным литературоведением.

В настоящей программе изучению теоретико-литературных понятий также уделяется существенное место.

В процессе изучения курса активно используются те теоретико-литературные понятия, с которыми школьники познакомились уже в основной школе.

На этапе обучения в средней профильной школе старшеклассники знакомятся и с новыми теоретико-литературными понятиями. Так, вводятся понятия “реминисценция” и “аллюзия”, необходимые при изучении связей литературного произведения с историко-культурным и историческим контекстом и литературной традицией.

Вместе с тем в настоящей программе теоретико-литературный материал рассматривается не как специальный предмет изучения, а как инструмент для понимания литературно-художественного произведения. Таким образом, характер знаний по теории литературы оказывается операционным.


Десятый класс

ПОВТОРЕНИЕ

А.С. Пушкин.Личность и творческий путь. Принципы периодизации. Эволюция гражданских мотивов, философских мотивов и принципов изображения природы (от «Воспоминаний в Царском Селе» до «Вновь я посетил...», от «Вольности» до «Пира Петра I»). Эволюция жанровой системы пушкинской лирики (от Пушкина — ученика элегической школы Жуковского, Батюшкова до Пушкина 1830-х годов), разрушение жанровых границ. «Евгений Онегин» как этап творческой эволюции поэта. Способы создания “поэзии действительности” (точки зрения, детали бытовой и духовной жизни эпохи, литературные параллели и другие). Темы частной жизни, истории и судьбы в творчестве Пушкина 1830-х годов («Капитанская дочка», «Медный Всадник», «Из Пиндемонти»).

М.Ю. Лермонтов. Традиции пушкинской лирики в лирике Лермонтова («Пророк», «Узник», «Кинжал», «Демон»). Единство романтической личности лирического героя Лермонтова.

«Герой нашего времени». Принципы композиции первого психологического романа (система точек зрения и другое). Особенности изображения Востока и Запада в романе. Отличие героя романа от героя лирики Лермонтова. Критика “романтической личности” в образе Печорина.

Историко- и теоретико-литературные понятия

Закрепляются и углубляются представления о творческом пути писателя, о лирическом герое, “точке зрения” в произведении, о поэтических жанрах, романе и повести, о своеобразии сюжета и композиции, об особенностях повествования, о литературной традиции и новаторстве, о художественном стиле писателя.

Н.В. Гоголь. Эволюция гоголевского творчества (от «Вечеров на хуторе близ Диканьки» до «Мёртвых душ»). Значимость сквозных мотивов в творчестве Гоголя для понимания поздних произведений. Эволюция мистико-фантастического взгляда на мир (от беззаботной сказочности «Вечеров» к распаду мира в «Петербургских повестях»; соединение того и другого художественного взгляда в «Мёртвых душах»). Принципы создания многозначности отдельных образов и в целом произведений Гоголя: соединение абсурда с трагизмом, комического с драматическим и так далее. Особенности образов России, русского языка, национального характера в сложном художественном мире гоголевских произведений. Использование художественного пространства для создания фантастического, абсурдного, гротескного (Петербург, в том числе Петербург в «Повести о капитане Копейкине»). Гоголевская деталь: на первый взгляд избыточные и случайные детали и их постепенное складывание в целостную систему на протяжении произведения; вещь и человек, живое и мёртвое, бытовое и философско-символическое.

Историко- и теоретико-литературные понятия

Углубление представлений о стиле, гротеске, комическом, сатирическом и публицистическом пафосе, о фантастическом и его функциях, о жанрах романа-путешествия, авантюрного романа, поэмы.

Возможные направления самостоятельной исследовательской работы школьников
  • Сны в русской литературе первой и второй половины XIX века. Сходства и различия функций. Черты преемственности.
  • Влияние изображения стихии и истории у Пушкина на литературу XX века.
  • Традиция Лермонтова в изображении психологии героя в романах Достоевского (рекомендуется обратить внимание учеников не только на программные произведения Достоевского).
  • Гоголь и Гофман.
  • Соединение в произведениях Гоголя социальной сатиры, эсхатологии и “беззаботного” смеха.
  • Многоаспектность и многозначность образов и произведений Гоголя.

ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ второй половины XIX века

Общая характеристика периода. Общественно-политическая, философская проблематика в литературе этого времени (художественное воплощение жизненной, религиозной и исторической философии в творчестве Гончарова, Тургенева, Достоевского, Л.Толстого, Чехова). Споры о злободневном в поэзии. Развитие и становление русского романа. Поэзия как форма публицистики (Н.А. Некрасов и его школа). Становление театра как полноценного поля для обсуждения больных вопросов современности и глобальных вопросов мироустройства (А.Н. Островский и его школа).

В.Г. Белинский. Интерпретация Пушкина и Гоголя и становление русской прозы 1840-х годов («О русской повести и повестях г. Гоголя»).

И.А. Гончаров. «Обломов». История создания романа. Система персонажей в “романе одного героя”. Роман «Обломов» как социально-бытовой и психологический роман. Сон Обломова в композиции романа. Черты полемики с романтической литературой в изображении природы, любовных переживаний, народных поверий фольклора, отношений Востока и Запада (халат Обломова, Обломов и Штольц и другие). Судьба России и национальный тип в изображении Гончарова. Проблема счастья в романе, проблема воспитания в романе («Обломов» как российский роман воспитания). Традиция “натуральной школы” в первой главе романа. Традиция Пушкина и Гоголя (прежде всего «Капитанской дочки» и «Мёртвых душ») в романе Гончарова. Значение детали и своеобразие художественного пространства (сон, сказка, Петербург) в романе.

И.С. Тургенев. «Отцы и дети». Раскол в «Современнике» как одна из причин формирования особенностей героя романа. Проблема временного и вечного в романе. Тема гармонии и конфликта в человеческих отношениях (либералов и нигилистов, мужчин и женщин, поколений одной семьи, современников, принадлежащих к разным поколениям). Место природы, искусства (в особенности музыки и поэзии), семейных связей, стремления к взаимопониманию в гармоническом устройстве мира. Система персонажей в романе. Мастерство Тургенева в смысловой нагруженности деталей внешности, речи, одежды, интерьера. Композиция романа и её художественная функция. Значение последней главы романа. Особенности выражения авторской позиции в романе.

Полемика в русской критике вокруг романа Тургенева (критики об авторской позиции).

Историко- и теоретико-литературные понятия

Понятие “натуральной школы” («Физиология Петербурга»). Черты “натуральной школы” в «Записках охотника» Тургенева, «Бедных людях» Достоевского, в изображении сатирических персонажей романа Гончарова «Обломов». Углубление представлений о литературной полемике средствами художественной литературы. Социальная и историософская проблематика, выражаемая литературными средствами.

Ф.И. Тютчев. Человеческая и литературная судьба Тютчева: поэт пушкинского поколения в эпоху превращения литературы в поле выяснения, в том числе и публицистических вопросов, в эпоху становления русского психологического и философского романа; самоощущение поэта-“дилетанта” в эпоху профессионализации литературного труда. Натурфилософский характер лирики Тютчева («Весенняя гроза», «Весенние воды», «Видение», «Певучесть есть в морских волнах...», «Не то, что мните вы, природа...», «Когда пробьёт последний час природы...», «День и ночь»). Единство личности и вселенной как одна из центральных тем Тютчева* («Фонтан», «Как океан объемлет шар земной...», «Тени сизые смесились...», «О чём ты воешь, ветр ночной?»). Поэт о человеческой истории и жизни вселенной («Цицерон», «От жизни той, что бушевала здесь...»). Тютчев о России («Эти бедные селенья...», «Слёзы людские, о слёзы людские...», «Умом Россию не понять...»). Соотношение мысли и драматизма переживания лирического героя Тютчева («Silentium!», «Душа моя — Элизиум теней...»). Любовная лирика поэта: любовь как трагический конфликт, изображение психологии женщины в любовной лирике Тютчева («Я помню время золотое...», «О, как убийственно мы любим...», «Не раз ты слушала признанье...», «Предопределение», «Не говори: меня он, как и прежде, любит...», «Есть и в моём страдальческом застое...», «Чему молилась ты с любовью...», «Последняя любовь», «Любовь, любовь, — гласит преданье…»).

А.А. Фет*. Лирический герой поэзии А.Фета, его погружённость в природу. Чувственность, вещественность мира, изображённого в поэзии Фета. Образ одухотворённой природы, в том числе в безглагольных стихах поэта («Печальная берёза», «Я пришёл к тебе с приветом...» (повторение), «Ещё весна — как будто не земной...», «Шёпот, робкое дыханье...», «Осень»). Представление Фета о творчестве («Одним толчком согнать ладью живую...»). Медитативная лирика* («На стоге сена ночью южной...», «Измучен я жизнью, коварством надежды...»). “Невыразимость” и “непостижимость” как темы поэзии Фета («Учись у них — у дуба, у берёзы...»).

Н.А. Некрасов. Журнал «Современник» в биографии Некрасова. Круг авторов журнала «Современник». Формирование общественного мнения вокруг журнала. Некрасов-журналист и поэт. Публицистичность, повествовательность, “сюжетность”, прозаизмы. “Непоэтические” темы и образы. “Антиэстетизм” как поэтическая программа Некрасова в сочетании с изысканностью и мастерством поэтической техники (перебои ритма, многообразие размеров, игра с фонетической благозвучностью и неблагозвучностью. Цикл «В дороге», «Еду ли ночью...». Некрасов о поэте и поэзии («Праздник жизни — молодости годы», «Блажен незлобивый поэт...», «Поэт и гражданин»). Петербург Пушкина и Гоголя в цикле стихотворений «О погоде»; связь этого цикла с творчеством Достоевского (бедный Макар Некрасова и сон Раскольникова о лошади у Достоевского). Антиромантизм в некрасовском изображении русской деревни, Петербурга и человеческих, в том числе любовных, отношений («Секрет», «Мы с тобой бестолковые люди...»).

«Кому на Руси жить хорошо». Послереформенная Россия глазами крестьян — стилистика и сюжетные черты фольклорных жанров в поэме (песня, сказка, пословица, примета и другие).

Эмоциональный накал как характерная черта лирики и поэм Некрасова. Влияние поэзии Некрасова на русскую поэзию XX века.

Историко- и теоретико-литературные понятия

Противопоставление гражданской лирики и поэзии “чистого искусства”. Психологизм в лирике. Углубление представлений о философской лирике, о значении и характерности пейзажа в лирике. Понятие поэтического цикла. Дальнейшее формирование представлений о реалистическом стиле, народности, национальном своеобразии, значение традиции и новаторства в литературе.

Возможные направления самостоятельной исследовательской работы школьников

  • Понятие о композиции пейзажа в лирическом стихотворении.
  • Философские основы лирики Ф.Тютчева.
  • Тютчев и Мандельштам.
  • Некрасовский город в прозе Достоевского (или лирике А.Блока; или в поэзии В.Маяковского).
  • Героини любовной лирики Тютчева и Некрасова в сопоставлении с героинями Достоевского.

Ф.М. Достоевский. Биография и литературный путь.

«Преступление и наказание». Связь понятий — “преступление”, “грех”, “наказание”, “искупление” — в романе Достоевского. Духовный путь и эволюция внутреннего мира Раскольникова как центр содержания романа. Психологический портрет Раскольникова и средства его создания. Система персонажей романа. Двойники и антиподы Раскольникова (от Афросиньюшки и Миколки до Свидригайлова, Лужина и Порфирия Петровича) как параллели к духовному пути и психологии главного героя. Сны Раскольникова как средство создания психологического портрета героя. Средства создания противоречивости внутреннего мира персонажа. Своеобразие образа и место Петербурга в романе. Психологические, социальные и идейные причины преступления Раскольникова.

Полемическое начало романа Достоевского. Высмеивание примитивных социалистических идей (Лебезятников). Разоблачение идеи исключительной личности (наполеоновское начало). Категорическое отрицание принципа “цель оправдывает средства”. Идея всеобщего братства (“сестринства”): Алёна Ивановна, Лизавета, Соня, Раскольников. Символика романа, в том числе евангельские образы (воскрешение Лазаря). Полемика с романтическим представлением о противостоянии “толпы” и “нестандартной личности”.

«Идиот»*. Сквозные темы романов Достоевского: тема денег, Петербург, болезнь и выздоровление, влюблённость и красота, Россия и Запад.

«Речь о Пушкине»*. Своеобразие прочтения Пушкина Достоевским. Стремление к достижению общего счастья всех людей как определяющее движение русской литературы в целом.

Историко- и теоретико-литературные понятия

Углубление представлений о сказе. Понятие “двойник”. Психологизм Достоевского в сопоставлении с психологизмом в лирике Некрасова и Тютчева.

А.Н. Островский. Творческий путь Островского. Жанровое многообразие драматургического наследия Островского.

«Гроза». Художественное пространство, система персонажей, своеобразие конфликта драмы. Русская критика о пьесе Островского. Перспектива изображённого Островским мира русской провинции и купечества (от «Грозы» к «Бесприданнице»). Смена власти традиции властью денег.

«Лес». Разрушение мира русской усадьбы в комедийном изображении Островского. Судьба русского дворянства. Искренность, фальшь и театральность как категории измерения человеческих отношений и качеств личности.

«Бесприданница»*. Эволюция образа героини у Островского (от Катерины и Кабанихи к Ларисе и Огудаловой). Появление нового типа героя (Карандышев и герои Достоевского).

Историко- и теоретико-литературные понятия

Углубление представлений о драматическом роде литературы и драматургических жанрах. Психологизм и драматургия. Решение современной социальной проблематики.

Л.Н. Толстой. «Севастопольские рассказы»* («Севастополь в мае», «Севастополь в августе 1855-го», «Севастополь в декабре»). Изображение войны в повестях. Неприятие официально-шаблонных или наивно-романтических представлений о героизме.

«Война и мир». История создания романа. Черты эпопеи в романе «Война и мир». Принципы композиции романа: противопоставление и сопоставление в романе противоположных начал: мира и войны, Москвы и Петербурга, отдельных персонажей и так далее. Принципы создания портретов персонажей (значение детали). Толстой-психолог. Различные приёмы изображения героев, любимых писателем и не принимаемых им. Принципы изображения истории в романе. История как “семейная хроника”. Принципы изображения семей Ростовых — Курагиных — Болконских в романе. Философская и историософская позиция автора. Средства полемики с романтическим представлением о роли личности в истории. Изображение Наполеона как полководца, человека и кумира России и Европы начала XIX века. Изображение Кутузова. Понятия музыкальности и гармонии у Толстого, воплощённых в отдельном персонаже, в семье, в законах мироустройства (сны Пети и Пьера), в национальном характере (Платон Каратаев и танец Наташи у дядюшки). Исторический фатализм Толстого и война и мир как состояния жизни (при неприемлемости для автора войны как таковой). Семейное, мирное начало в военных сценах (батареи Тушина, Раевского и другие).

«Смерть Ивана Ильича»*. Сюжетно-композиционные особенности повести. Духовный переворот в сознании Ивана Ильича. Тема смерти у Толстого (в сравнении с темой смерти в романе «Война и мир»).

Историко- и теоретико-литературные понятия

Понятие о романе-эпопее. Законы соединения психологического романа и историософского сочинения. Решение исторических и философских проблем художественными средствами.

Возможные направления самостоятельной исследовательской работы школьников
  • Актуальность исторической проблематики (событий 1812 года) в 1860-е годы.
  • Актуальность фигуры Наполеона в общественной жизни второй половины XIX века и в творчестве Достоевского и Толстого.
  • Россия и Европа у Толстого и Достоевского.
  • Христианские идеи Достоевского.

Н.С. Лесков*. «Левша». Стилистические особенности сказа, стилизация под народную легенду. Близость повествователя и героев сказа. Авторское видение героя и событий повести. Пародийное осмысление исторических персонажей и реалий времени в сказе Лескова. Трагический пафос произведения. Проблема национального характера в повести: “маленькие великие люди” (Лесков) в изображении автора.

«Очарованный странник». Житийное начало повести. Проблема русского характера. Образ Ивана Флягина в художественной системе повести. Иван Флягин — герой и повествователь. Своеобразие стиля повести.

Проблема русского национального характера в творчестве Лескова. Развитие традиции сказа в русской литературе XX века*.

М.Е. Салтыков-Щедрин*. Журналистская деятельность Салтыкова-Щедрина (обзор). «История одного города»: фельетон, пародийное описание русской истории, использование гротеска. Совмещение исторических времён в «Истории одного города». Идея принципиальной невозможности перемен в России. Сравнение сатирического изображения истории Салтыковым-Щедриным и пародийной поэмы А.К. Толстого «История государства Российского от Гостомысла до Тимашёва».

А.П. Чехов. Этапы творческого пути Чехова. Юмористические рассказы. Своеобразие темы “маленького человека” в рассказах раннего Чехова. Современный мир и его социальная иерархия; “маленький человек” как жертва несправедливости и как её носитель. Проза зрелого Чехова. Проблема отчуждения человека в творчестве Чехова. Разрыв человеческих связей как характерная примета времени в изображении Чехова. «Студент». Особенности категории времени и пространства в рассказе. Идея преемственности в человеческой истории и реальный жизненный опыт человека. Маленькая трилогия («Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви»). Композиционное единство цикла. Несводимость жизни к тем определениям, которые дают ей рассказчики. Живая жизнь и абсурдность попыток жёстко её регламентировать. «Ионыч». Идеалы русской интеллигенции конца XIX века в изображении Чехова. Характер чеховской детали, повторяемость её; “случайная” и мотивированная деталь.

Принципиальный отказ автора от морализирования в повествовании. Значение случайности в человеческой судьбе (например, «Дама с собачкой»).

Театр Чехова. «Вишнёвый сад». Своеобразие драматургического конфликта, лежащего в основе чеховской драмы. Новаторская система персонажей. Значение эпизодических и внесценических персонажей. Своеобразие диалогов. Значение эмоциональной атмосферы в пьесах Чехова. Символическое значение образа вишнёвого сада, роль ремарок. Традиции русской литературы и русской драматургии в пьесе «Вишнёвый сад». Комическое и его роль в пьесе.

Историко- и теоретико-литературные понятия

Возникновение драматургии нового типа. Драматургия настроения. Понятие внутреннего и внешнего действия. Углубление представлений о системе персонажей драматургического произведения.

Возможные направления самостоятельной исследовательской работы школьников

  • Маленький человек у Чехова и его предшественников.
  • Нетрадиционность соединения героев и философской проблематики у Чехова.
  • Драматургия “без действия” или “бездействия” — Чехов и Ибсен, Чехов и Горький.
  • Средства создания настроения в драматургии Чехова и Горького.
  •  

Одиннадцатый класс

ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗМА КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX века

И.А. Бунин. «Антоновские яблоки». Лирическое преображение быта в повествовании. Образ повествователя и его стилистическое воплощение. Ностальгические мотивы в рассказе и их значение; единство мира, основанное на памяти, хранящей живой облик ушедшего. Противопоставление вечного и временного. Значение символической детали в прозе Бунина.

«Лёгкое дыхание». Необычность, иррациональность поведения героини, её природная сущность. Парадоксальность изображения любви, привязанности, восхищения у Бунина.

«Господин из Сан-Франциско». Противопоставление сиюминутных ценностей цивилизации и вечных ценностей культуры. Образы современной цивилизации (американское богатство; пароход и его устройство; времяпрепровождение туристов на пароходе и в Италии; итальянские отели для богатых туристов). Мотивы живой и мёртвой жизни в рассказе. Формы воплощения мёртвой (псевдоживой) жизни: образы дьявольского в рассказе. Апокалиптические мотивы и образы в рассказе «Господин из Сан-Франциско». Реалистическое и символическое в рассказе.

«Чистый понедельник»*. Конкретное и символическое в рассказе. Образы героев и образ России в рассказе.

«Окаянные дни»*. Своеобразие жанра записок, стилизованных под дневник. История глазами “пристрастного” свидетеля. Гармоничность прежней жизни и бесформенность современной. Символы прошлого и их значение в записках. Невосполнимая утрата красоты. Значение подлинного документа в структуре произведения. Портреты знаменитых современников писателя. Тема разрушения слова как разрушения смысла в записках.

А.И. Куприн*. «Гранатовый браслет». Своеобразие главного героя повести, его несоответствие традиционной роли “маленького человека”. Несовпадение “романтической” таинственности, к которой стремится герой, и его социальной роли (телеграфист Желтков). Противопоставление понимания любви Желтковым и обществом, собирающимся в доме Шеиных. Тема высоты истинной любви в «Гранатовом браслете».

М.Горький. «На дне». Место творчества М.Горького в культуре конца XIX — начала XX века. Черты драматургии рубежа XIX и XX веков в пьесе. Драматургическое новаторство М.Горького. Своеобразие места действия и социальной принадлежности персонажей. Своеобразие системы персонажей: отсутствие главных и второстепенных действующих лиц. Особенности драматического конфликта. Житейский и философский смысл пьесы. Спор о человеке. Понятие правды в драме. Возможности символического прочтения драмы.

«Мать»*. Изображение социалистического революционного движения как новой религии. Черты жанра жития в романе Горького. Роман Горького в контексте духовного осмысления революционного движения в русской литературе конца XIX — начала XX века.

«Несвоевременные мысли»*. Анархическое начало революции (по Горькому, крестьянское), грозящее уничтожением культуры. Неприятие Горьким заигрывания политиков с разрушительными стихийными силами.

Теоретико-литературные понятия

Своеобразие реализма начала XX века. Углубление представлений о психологизме, об особенностях повествования. Особенности жанра рассказа рубежа веков. О творческих перекличках Чехова и Горького. Расширение представлений о творческом пути писателя, традициях и новаторстве в литературе.

ВАЖНЕЙШИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЭЗИИ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА

Постоянное стремление к расширению и обновлению художественных средств в поэзии, к всевозможным литературным экспериментам: от Брюсова (“старшие символисты”) до Маяковского, Хлебникова (футуризма 1910-х годов) и особенностей поэтического языка М.Цветаевой в 1920-х годах.

А.А. Блок. Значение идей В.Соловьёва для мировоззрения и творчества молодого Блока. «Стихи о Прекрасной Даме». Героиня первых поэтических книг поэта, своеобразие лирического героя. «Вступление» («Отдых напрасен. Дорога крута...»), «Вхожу я в тёмные храмы...», «Мы встречались с тобой на закате...», «Предчувствую тебя...»*, «Я отрок, зажигаю свечи...», «Девушка пела в церковном хоре...»*. Символизм Блока.

Принципы циклизации поэтических книг Блока. Три тома лирики как путь и судьба лирического героя. «Город», «Снежная маска»*, «Страшный мир» и «Возмездие»* («Ночь, улица, фонарь, аптека...», «На островах»*, «О доблестях, о подвигах, о славе...»).

Блок о поэте и его назначении — «Поэты» («За городом вырос пустынный квартал…»), «Незнакомка», «Клеопатра»*, «Соловьиный сад». Использование литературной традиции в создании поэтических символов.

Россия в творчестве Блока. Основные мотивы, связанные с образом Родины (тайна, сказка, загадка, древность, положение между Востоком и Западом, женский облик) — «Русь», цикл «Родина» («На поле Куликовом», «На железной дороге», «Родина», «Россия»). Куликовская битва — “символическое событие русской истории”.

«Двенадцать». Многообразие жанровых истоков поэмы (частушка, марш, романс, песня, заупокойная молитва и другие). Контраст как основной принцип построения поэмы: контраст образов, цвета, стихового ритма, языковых стилей (просторечие — книжный). Контрастная природа революции. Ветер и метель как символы революционной стихии. Символические образы в поэме. Разнообразные толкования образа Двенадцати. Особенности композиции поэмы. Значение финала поэмы, его принципиальная непрояснённость.

А.А. Ахматова. Книги: «Вечер», «Чётки», «Белая стая», «Подорожник», «Anno Domini».

Многоликость лирической героини. Конкретность образов, “дневниковость” и психологизм ранней лирики: цикл «В Царском Селе», «Сжала руки под тёмной вуалью...».

Формирование эпического взгляда на мир (от стихотворений 1914 года до стихов начала 1920-х годов) — «Июль 1914», «Не с теми я, кто бросил землю...», «Всё расхищено, предано, продано...», «Я гибель накликала милым...», «Для того ль тебя носила...», «А Смоленская нынче именинница...», «Когда в тоске самоубийства...», «Ты — отступник: за остров зелёный...».

Значение темы памяти в поэзии Ахматовой: «В сороковом году», «Мужество», «Реквием», «Северные элегии»*, «Поэма без героя»*.

Ахматова о поэте и поэзии («Тайны ремесла»). Влияние классической традиции русской лирики на творчество поэта.

О.Э. Мандельштам*. Книги: «Камень» и «Tristia».

Сиюминутное — вечное у раннего Мандельштама («Дано мне тело»). Трагическое ощущение хрупкости смертного и холодности, безликости вечного («Нет, не луна, а светлый циферблат...»). Воплощение темы творчества (в том числе и поэтического) в конкретно-осязаемых образах (камня, дерева, ласточки и другом). Значимость архитектурных мотивов («Notre Dame», «Айя-София»), в том числе в связи с темой культурной преемственности («Я не слыхал рассказов Оссиана», «Silentium», «Золотистого мёда струя из бутылки текла…», «Век»). Мотивы Тютчева в поэзии Мандельштама и их переосмысление. Образ Петербурга в стихотворениях Мандельштама. Тема гибели культуры, апокалиптические мотивы («Петербургские строфы», «Адмиралтейство», «В Петрополе прозрачном мы умрём», «Сумерки свободы», «Нет, никогда ничей я не был современник...», «За гремучую доблесть…», «Мы живём, под собою не чуя страны…»).

В.В. Маяковский. Предреволюционная лирика. Своеобразие поэтического языка. Единство противоположностей в характере лирического героя: грубость–нежность, ненависть–любовь. Резкое неприятие буржуазного мира, его представлений о любви, красоте, поэзии. Ощущение себя поэтом улицы. Связь поэзии Маяковского с изобразительным искусством. Яркая метафоричность образов, значение языка, гиперболы. Своеобразие и функция художественных средств. Особенности стихосложения. Ритмическое своеобразие поэзии Маяковского. Новаторство Маяковского — «А вы могли бы?..», «Любовь» («Девушка пугливо куталась в болото...»), «Послушайте!», «А всё-таки», «Адище города», «Нате!», «Скрипка и немножко нервно», «Вам!», «Облако в штанах». Своеобразие послереволюционного творчества. Работа в Окнах РОСТА. Понятие акцентного стиха*. Маяковский о назначении поэзии. «Разговор с фининспектором о поэзии», «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским на даче», «Во весь голос».

Современность в зеркале сатиры Маяковского («О дряни», «Прозаседавшиеся». Сатирическая драматургия Маяковского* («Баня», «Клоп»).

С.А. Есенин. Блоковские мотивы в ранней поэзии С.Есенина («Запели тёсаные дроги»). Цельность и гармоничность образа Родины, значение фольклорного начала в поэзии Есенина («Гой ты, Русь моя родная», «Калики»). Выражение эстетического восприятия деревни и родины в лирике Есенина («Край ты мой заброшенный», «Как захожий богомолец я смотрю твои поля...»*, «Отговорила роща золотая...»). Сквозные образы поэзии Есенина, их символическое значение — клён, осина и другие («Я покинул родимый дом», «По-осеннему кычет сова»). Противопоставление цивилизации и природы («Я последний поэт деревни», «Песнь о хлебе»*). Есенин о месте поэта в послереволюционной России («Возвращение на родину», «Русь советская», «Спит ковыль. Равнина дорогая», «Сторона ль ты моя, сторона!», «Не жалею, не зову, не плачу», «Сорокоуст»*, «Несказанное, синее, нежное», «Русь уходящая»*, «Анна Снегина»). Поздняя любовная лирика (цикл «Персидские мотивы»).

Трагическое мироощущение поэта в поэме «Чёрный человек»*.

М.И. Цветаева*. Романтическое мироощущение Цветаевой. «Стихи о Москве». Романтические поэтические портреты современников (цикл «Стихи к Блоку»; «Стихи к Ахматовой»). Мотивы одиночества и их романтического преодоления в лирике Цветаевой (цикл «Провода», «Русской ржи от меня поклон», «Расстояния: вёрсты, мили»). М.Цветаева о поэте и поэзии — «Поэт» («Поэт — издалека заводит речь»).

Б.Л. Пастернак. Единство поэзии, жизни и природы в лирике Пастернака («Февраль. Достать чернил и плакать!», «Марбург»*, «Определение поэзии», «Про эти стихи»*, «Поэзия» («Поэзия, я буду клясться»)*, «Во всём мне хочется дойти...». Музыкальные темы и мотивы* («Импровизация»*, «Опять Шопен не ищет выгод»*, «Годами когда-нибудь в зале концертной...»*).

«Доктор Живаго»*. Многоплановость романа: о революции, о поколении, об истории. Художественное решение проблемы соотношения жизни и смерти. Роль искусства в бессмертии человека. Образ эпохи в романе. Роман Пастернака в контексте традиций русской классики и литературы ХХ века.

Соотношение прозаической и стихотворной части романа. Законы организации цикла стихотворений Юрия Живаго.

Историко- и теоретико-литературные понятия

Развитие представлений о литературном направлении и течении. Возникновение понятий символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм в русской поэзии. Представление о реминисценции. Углубление представлений о поэтическом мотиве, лирическом герое, выразительных средствах поэтического языка, прежде всего метафоре, звукописи, словотворчестве. О лирическом сюжете, традиции и новаторстве в литературе; о психологизме лирики, о влиянии музыки на поэзию.

Возможные направления самостоятельной исследовательской работы школьников
  • Принципы французского символизма и русская поэзия.
  • Блоковские мотивы в поэзии Юрия Живаго.
  • Средства создания атмосферы тайны в поэзии Блока.
  • Вещность и осязаемость поэтического образа у Ахматовой.
  • Экзотика и традиция в поэзии Н.Гумилёва: особенности темы пути, образ лирического героя.
  • Языковые эксперименты В.Маяковкого (или В.Хлебникова).
  • Живописность образов В.Маяковского (или А.Блока).
  • Поэтический синтаксис Цветаевой.
  • Детство и отрочество в поэзии и мемуарной прозе Цветаевой.
  • Принципы поэтического изображения “обстоятельств великолепия” (А.Жолковский) у Б.Пастернака: сверхэмоциональное напряжение в жизни человека, природы, поэзии.
  • Мифологические образы деревенской Руси в поэзии Н.Клюева и С.Есенина.

ОТРАЖЕНИЕ В ПРОЗЕ 1920–1930-х годов РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ, РЕАЛИЙ НОВОЙ ЭПОХИ (“новый человек”, “новый быт”, “новый язык”)

Е.И. Замятин. «Мы». Образ Единого Государства в романе. Представление современности и её перспектив в образе обезличенного механизированного общества и государства будущего, построенного на принципах “идеологизированной” науки. Элементы сатиры в романе Замятина. Тема творчества в романе. Значение литературных реминисценций*.

На выбор одно или несколько произведений о Гражданской войне:

И.Э. Бабель*. «Конармия». Гражданская война в изображении Бабеля. Язык и система ценностей героев «Конармии». Роль интеллигенции в революции. Образ повествователя и главного героя.

А.А. Фадеев*. «Разгром». Своеобразие композиции романа и её художественный смысл (противопоставление путей Морозки и Мечика). Интеллигенты в романе — представители разных политических партий. Социальный состав партизанского отряда. Образ Левинсона как символ военного лидера эпохи Гражданской войны.

М.А. Шолохов*. «Тихий Дон». Донское казачество как историческая сила. Мир казачества в романе Шолохова: распад патриархальных семейных связей, разрушение этических представлений как следствие кризиса русского общества накануне революции. Судьба семьи Мелеховых. Жестокость изображённой в романе жизни. Особенности финала романа и его значение. Логическая и историческая неизбежность революции и Гражданской войны в романе.

М.А. Булгаков. «Белая гвардия»*. Изображение истории в романе. Противопоставление дома и города: дом — основа человечности в бесчеловечном мире. Мир культуры в романе: театр, литература, семейные и социальные традиции как основа романа и как условие сохранения возможностей нормальной жизни. Своеобразие пространства и времени в романе. Литературная традиция в романе.

САТИРИЧЕСКОЕ И ТРАГЕДИЙНОЕ В ИЗОБРАЖЕНИИ 1920–1930-х годов

М.А. Булгаков. «Собачье сердце»*. Булгаков об историческом эксперименте. Тема создания нового человека. Литературная традиция как средство создания сатирических образов.

«Мастер и Маргарита». Философский релятивизм романа: отказ от традиционных представлений о времени, пространстве, границах между истиной и ложью, жизнью и смертью, добром и злом. Особенности композиции романа. Соотношение московских и ершалаимских глав. Полемика с евангельской историей Христа: человеческая природа Иешуа, пародийность образа Левия Матвея, сложность образа Пилата. Пародирование в московских главах элементов церковной службы и христианских таинств. Неоднозначность образа Мастера. Образ Ивана Бездомного и его значение в романе. Образ Воланда и разгул нечистой силы в современной Булгакову Москве. Сатирические мотивы в романе. Музыкальные мотивы в романе. Литературная традиция и её значение для понимания романа.

М.М. Зощенко. «Аристократка», «Баня», «Нервные люди», «Любовь»*, «Анна на шее»*.

Новый тип героя и новый тип повествования в творчестве Зощенко. Соединения сочувствия и сатиры в авторской позиции. Функция названий и сюжетов классической русской литературы XIX века в прозе Зощенко*.

А.П. Платонов. «Сокровенный человек». Язык как предмет и средство изображения нового мира и нового героя.

«Котлован»*. Платонов об отношениях человека и природы и возникшей между ними дисгармонии. Символический смысл котлована, бездомности ребёнка, сцен раскулачивания, гибели ребёнка. Особенности новой жизни через особенности языка. Традиции русской литературы и философии в романе.

Н.А. Заболоцкий. Книга «Столбцы» («Меркнут знаки Зодиака», «Движение», «Рыбная лавка»). Художественная оправданность сочетания высокого и низкого в «Столбцах». Эффект отстранения как результат соединения несоединимого. “Детский” взгляд на мир. Живописность поэзии раннего Заболоцкого.

А.Н. Толстой*. «Пётр Первый». Изображение времени Петра в идеологических, политических и нравственных параллелях с реальностью советского времени 1920–1930-х годов.

Историко- и теоретико-литературные понятия

Утопия и антиутопия. Понятия “положительный герой”, “отстранение”. Углубление представлений о комическом, сатире, сказе. Содержательная функция языковых экспериментов: использование смешения стилей как основа для изображения особенностей новой жизни (появление этого приёма в поэме А.Блока «Двенадцать»). Новые эксперименты в поэзии конца 1920-х годов, абсурд в поэзии. Обериуты. Углубление представления об актуальном обращении к историческому материалу. Развитие представлений о традициях и новаторстве.

Возможные направления самостоятельной исследовательской работы школьников
  • Театральность романа Булгакова «Белая гвардия».
  • «Фауст» Гёте и роман Булгакова «Мастер и Маргарита».
  • Традиции Л.Толстого в прозе 1920-х годов о Гражданской войне.
  • Герои Замятина и традиции изображения художника, поэта в литературе.
  • Мастер и традиция изображения творца в литературе.
  • Проблема положительного героя в советской литературе 1920–1930-х годов.
  • Авангардная живопись (например, П.Филонова) и поэзия Н.Заболоцкого.
  • Игра в поэзии Д.Хармса.

Литература второй половины XX века рассматривается выборочно в связи с проблемными темами («Человек в современном мире», «Человек и государство», «Противостояние человека жестокости и насилию», «Человек и история», «Экологические проблемы современного мира», «Роль культурной традиции в формировании нового искусства»).

ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА

А.Т. Твардовский. «Василий Тёркин»*. Судьба героя, вобравшая в себя судьбы многих. Особенности и значение юмора в поэме. Толстовская традиция изображения “невоенных” эпизодов в войне.

«Я убит подо Ржевом», «В тот день, когда окончилась война», «Я знаю, никакой моей вины...». Воспоминания о войне как сквозной мотив лирики Твардовского.

В.П. Некрасов*. «В окопах Сталинграда». Реализм изображения военного быта. Идея ответственности офицера за отданный приказ.

К.Воробьёв*. «Убиты под Москвой». Цена человеческой жизни и цена жизни солдата в тоталитарном обществе.

В.Быков*. «Обелиск». Тема памяти о войне. Проблема истинного и ложного героизма.

В.П. Астафьев*. «Пастух и пастушка». Отсутствие героизации в изображении войны. Война как безликая жестокая сила, не разбирающая ни добра, ни зла, ни своих, ни чужих. Проблема сохранения человечности в этих условиях.

Г.В. Владимов*. «Генерал и его армия». Тема человеческих связей в тоталитарном государстве. Проблема нравственного выбора и предательства. Вопросы цены военной карьеры. Тема прочтения войны XX века через призму идей Толстого. Новаторство в показе нравственных проблем и идейных исканий при изображении людей, разделённых фронтом. Проблема войны против русских, перешедших на сторону Гитлера.

В.С. Высоцкий. «О моём старшине», «Чёрные бушлаты», «Высота», «Мерцал закат, как блеск клинка», «Разведка боем», «Он вчера не вернулся из боя», «Песня о госпитале», «Звёзды». Психологически точное изображение Великой Отечественной войны человеком невоенного поколения. «Тот, который не стрелял», «Песенка про Серёжку Фомина». Превратности жизни при подведении итогов войны.

“Ролевые” песни Высоцкого (лирическое и драматургическое начало песен Высоцкого). Изображение советской реальности. Драматическое и комическое в песнях Высоцкого. «Диалог у телевизора», «Милицейский протокол», «Поездка в город», «Инструкция», «Лекция о международном положении», «Письмо в редакцию телепередачи “Очевидное — невероятное” с Канатчиковой дачи», «Охота на волков».

Б.Ш. Окуджава. «До свидания, мальчики», «Бери шинель, пошли домой». Лирическое изображение войны в песнях Окуджавы.

«Полночный троллейбус», «Гори, огонь, гори», «Песенка о голубом шарике», «Песенка об Арбате», «Живописцы», «На фоне Пушкина снимается семейство», «Молитва», «О Володе Высоцком». Романтический мир песен Окуджавы. Идеалы любви, дружбы, верности, благородства, памяти. Значение песен Окуджавы в советском обществе.

ЧЕЛОВЕК И ВРЕМЯ

А.И. Солженицын*. «Один день Ивана Денисовича». Первое произведение о лагерном быте в советской литературе. Иван Денисович — “маленький человек” литературы XX века. Лагерный быт в изображении Солженицына. Воспитанная годами советской истории способность человека приспосабливаться к самым страшным обстоятельствам.

«Матрёнин двор». Мотивы русской литературы XIX века в рассказе: мотивы метели и железной дороги. История советского государства и судьба человека. Образ Матрёны-праведницы. Российский масштаб изображённого.

Ю.В. Трифонов*. «Старик». Историческая основа романа. Соединение документального и художественного. Различные временные пласты в романе. Своеобразие повествования и образ повествователя — Павла Евграфовича Летунова. Художественное значение образа Мигулина. Позиция автора. Художественный смысл финала.

В.М. Шукшин*. «Чудик», «Срезал», «Миль пардон, мадам!», «Верую!», «Выбираю деревню на жительство». Герои и антигерои Шукшина. Комическое и трагическое в рассказах писателя. Особенности сюжета, композиции, жанра рассказов Шукшина. Своеобразие повествования. Способы воплощения авторского отношения к героям. Авторский идеал и художественный мир рассказов Шукшина. Скрытое величие души простого человека.

В.Г. Распутин*. «Последний срок». Своеобразие повествования. Тема человеческого отчуждения. Патологичность и фантасмагоричность изображённого.

«Прощание с Матёрой». Экологическая проблематика повести. Проблема гибели деревенской России и разрушения традиционных этических ценностей.

И.А. Бродский*. Романтический мир в поэзии раннего Бродского и его связь с реальностью. «Рождественский романс», «В твоих часах не только ход, но тишь»*. Автобиографические мотивы в лирике Бродского. «Как тюремный засов», «К Северному краю»*, «Пророчество». Античные мотивы. Тема изгнания и значение традиции Овидия*. «К Ликомеду, на Скирос»*. Жанр “большого стихотворения”. От пристального, конкретного взгляда на жизнь вокруг к философскому осмыслению жизни. Значение метафоры в поэзии Бродского. «Разговор с небожителем». Саркастические ноты в поэзии Бродского. «На смерть Жукова». Темы одиночества, изгнанничества, вечной разлуки. «Узнаю этот ветер, налетающий на траву»*, «Я родился и вырос в балтийских болотах, подле...», «Я был только тем, чего...». Романтическая ирония в поэзии Бродского. «Я входил вместо дикого зверя в клетку». Евангельские мотивы. «Бегство в Египет», «Рождественская звезда». Особенности стиха Бродского.

В результате обучения по программе для 10–11-х классов (профильный уровень) школьники овладевают умением:

— воспринимать художественное произведение в единстве содержания и художественной формы, концептуально осмысливать прочитанное;

— анализировать литературно-художественные произведения разных исторических эпох;

— воспринимать отдельное литературное произведение в контексте эпохи, в его историко-литературных связях;

— находить в произведении черты сложного взаимодействия литературной традиции и новаторства писателя;

— ориентироваться не только в истории, но и в теории литературы, использовать литературоведческий аппарат при разговоре о произведении;

— воспринимать своеобразие и ценность каждого историко-культурного периода;

— находить общие черты в произведениях определённого исторического периода; различать произведения, созданные разными художественными методами, принадлежащие к разным литературным направлениям и течениям;

— улавливать основные тенденции развития литературы, её связь с историей развития общества;

— видеть эволюцию писателя в процессе его творческого пути;

— самостоятельно формулировать тему сочинения;

— оценивать язык современного литературного искусства; ориентироваться в современном литературном процессе;

— писать рецензии на произведения современной литературы.