Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №10/2008

Есть идея!

Задание со звёздочкой

ВОПРОС.

В романе Булгакова «Мастер и Маргарита», в самом начале главы «Судьба мастера и Маргариты определена» есть такие слова: “Воланд сидел на складном табурете, одетый в чёрную свою сутану. Его длинная и широкая шпага была воткнута между двумя рассёкшимися плитами террасы вертикально, так что получились солнечные часы. Тень шпаги медленно и неуклонно удлинялась, подползая к чёрным туфлям на ногах сатаны”. Почему в часы превращается именно шпага? В чём смысл этой детали?

ОТВЕТ.

Шпага — один из атрибутов Воланда. Она появляется в романе несколько раз: то в своей серьёзной, “оружейно-рыцарской” функции (“Тут произошла метаморфоза. Исчезла заплатанная рубаха и стоптанные туфли. Воланд оказался в какой-то чёрной хламиде со стальной шпагой на бедре”; глава «Великий бал у сатаны»), то в подчёркнуто пародийной (Азазелло жарит на ней шашлыки, глава «Неудачливые визитёры»). В эпизоде на крыше Пашкова дома шпага приобретает смысл философский: становится часами.

Воланд воткнул шпагу между плитами пола, и пока шёл разговор, тень от неё двигалась, словно стрелка солнечных часов. На наших глазах оружие превращается в предмет, который может измерять не только время, но и вечность. Заканчивается время романа, земное время Мастера и Маргариты, заканчивается время Воланда в Москве — ему пора возвращаться в вечность. Может быть, поэтому тень от шпаги ползёт именно к его ногам? Может быть, поэтому он так печален? Может быть, поэтому в часы превращается оружие — орудие убийства? Здесь как будто наполняется новым смыслом один из стёртых языком фразеологических оборотов — убить время.

Соотношение времени и вечности в романе вообще знаменательно.

Сколько времени длится диалог Понтия и Иешуа?

Кажется — несколько часов, но игемон не может позволить себе говорить столько! А когда они идут по лунной дорожке уже 2 тысячи лун — кажется, что 5 минут. Почему? В каком временном измерении находился Мастер, когда писал роман, если так творчески интуитивно сумел всё предугадать?

Вспоминаются здесь и слова самого Булгакова о “пятом измерении” из диалога Маргариты с Коровьевым. Она удивляется размерам квартиры, в которой проходил бал, на что получает ответ: “Самое несложное из всего! — тем, кто хорошо знаком с пятым измерением, ничего не стоит раздвинуть помещение до желательных пределов. Скажу более… до чёрт знает каких пределов!” Шпага-часы — это деталь с таким “пятым измерением”.

На террасе Пашкова дома разворачивается диалог Воланда и Левия Матвея — странный диалог. Левий передаёт слова Того: “и просит тебя, чтобы ты взял с собою мастера и наградил его покоем”. Тот просит у Этого, олицетворяющего тьму и повелевающего тенями?! Ощущение такое, что Булгаков не говорит всей правды — мы сами её должны понять, при этом нам тоже отведено времени столько, сколько Левию (тень ползёт к ногам Воланда постоянно!). Поймём — отбросим тень в вечность, нет — останемся рабами (именно так презрительно называет Воланд Левия). Если нам не откроется истина (то есть мы не поймём замысел Булгакова или что-то важное в своей жизни) — наше время закончится на земле, мы своё время “убили”, пусть даже “благородно”, шпагой; поймём — нам будет дана возможность “дописать свои сюжеты” — отбросить свою тень в эту самую вечность. (Кстати, именно о соотношении света и теней идёт разговор у Левия с Воландом.)

Любопытно, что шпага ещё один раз появляется в романе, когда нужно отметить напрасно убитое время и отправить растратившего это время попусту Берлиоза в небытие: “…Каждому будет дано по его вере. Да сбудется же это! Вы уходите в небытие, а мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие. — Воланд поднял шпагу. Тут же покровы головы потемнели… и вскоре Маргарита увидела на блюде… череп”.

Идея задания
Натальи ВАНЮШЕВОЙ.