Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №23/2007

Я иду на урок

Я иду на урок: 8-й класс

Наталия Котляревская


Литература в классе как она есть

Дневник учителя-словесника

Продолжение. Начало см. в № 15, 16, 22, 23/2006, № 13/2007.

Разговор о стихах, или Как научить детей анализировать стихотворение

Восхождение к анализу стихотворения, как и всё на свете, имеет свою обратную сторону. Да, понимание стихотворения в этом случае становится более глубоким, непосвящённый читатель (а таковы почти все наши ученики) многое начинает видеть по-другому, он открывает для себя звуковую красоту стиха, не замеченные ранее образы, детали. Но и сам процесс чтения стихотворения становится более рациональным, холодным и искусственным — в общем, таит в себе множество опасностей.

Никто и никогда из больших критиков так (что имелось в виду — трудно сказать, очевидно, “школьный” вариант плана) не анализирует стихи. Об этом мне сказала одна ученица, и я не могла с ней не согласиться. Вот почему к анализу стихотворения я отношусь очень осторожно. И главная моя задача на уроках по лирике — Пушкина ли, современных ли поэтов — это сохранить желание детей говорить и писать о стихах. Детям должно хотеться (да простят мне этот неуклюжий оборот) писать о стихах. И тогда найдутся и мысли, и слова.

И всё-таки без “шпаргалки” здесь не обойтись.

И я сочиняю для своих восьмиклассников «План анализа стихотворения». Он ни в коем случае не должен быть слишком сухим, длинным и академическим. Лучше всего подойдёт разговорный вариант. Заранее сообщаю, что отвечать можно не на все вопросы, лучше выбрать четыре-пять, но сначала нужно несколько раз прочитать стихотворение, “настроиться” на него, “поймать” своё воображение и заставить его работать.

План сочинения — анализа стихотворения

1. Начни с какой-нибудь ассоциации, зарисовки или расскажи о том, как ты впервые услышал (нашёл) это стихотворение, в общем, напиши “историю знакомства” со стихотворением, если, разумеется, считаешь это нужным.

2. О чём это стихотворение? Есть ли у него название? Как тебе кажется, “подходит” ли оно стихотворению?

3. Каким настроением, чувством проникнуто стихотворение? В каких словах, образах это выражено?

4. Как “сделано” стихотворение, как оно построено? Для этого рассмотри его композицию по строфам. О чём говорится в первой строфе? во второй? в третьей? и т.д. Читай про себя и вслух медленно и не один раз.

5. Какие слова, образы, строчки показались особенно замечательными, запоминающимися? По-
смотри, есть ли в стихотворении эпитеты, сравнения, метафоры, олицетворения? Как ты думаешь, зачем они здесь?

6. Важно ли, каким размером написано стихо­творение? Какие рифмы в нём используются? Отметь звукопись (если она есть). Если не знаешь, что писать об этом, лучше не пиши.

7. Сформулируй своё общее впечатление от стихотворения. Расскажи, чем лично тебе оно показалось интересным, необычным (ещё каким?).

Такой путь обучения анализу стихотворения, несмотря на его кажущуюся примитивность (конечно, если сравнить с академическим вариантом, где одних только мало понятных большинству учащихся терминов — тема, идея, жанр, строфика, фоника и т.п. — не меньше десятка), в конце концов оправдывает себя. Дети действительно начинают писать сами, им хочется писать, откуда-то берутся и мысли, и слова, и связные фразы, и — главное — своё личностное отношение к стихам Пушкина. И не только Пушкина.

Переходим к практике. Сначала читаем вместе план. Высказываем соображения. Выясняем, всё ли понятно. Один не знает, что такое ассоциации, другой не понимает смысла выражения как “сделано” стихотворение, третий забыл, чем метафора отличается от сравнения. Но это не страшно, можно повторить.

После этого начинается самое трудное — выбор стихотворения для анализа. Сейчас мы изучаем Пушкина, значит, писать сочинение будем об одном из его стихотворений. Дети теряются. Кроме хрестоматийных «Осени» и «Зимнего утра», им, кажется, ничего на ум больше не приходит. Называю несколько стихотворений, о которых можно интересно рассказать. Это — «Цветок», «Бесы», «Ночной зефир...», «Я здесь, Инезилья...», «Фонтану Бахчисарайского дворца», «Паж, или Пятнадцатый год», «Царскосельская статуя», «Зимняя дорога», «Зима. Что делать нам в деревне?..», «Признание», «Редеет облаков летучая гряда...», «Туча», «Кавказ»… Что-то из этого списка читаем тут же, что-то оставляем на потом.

Ещё нужно подумать над названием сочинения. Решаем, что назвать его просто «Анализ стихотворения такого-то» ни в коем случае нельзя, неинтересно. Отвергаем, памятуя о провале этой темы на прошлом уроке, и заголовок «Моё любимое стихо­творение Пушкина».

А что же можно? Наперебой предлагают: «Об одном стихотворении Пушкина», «Читаю стихотворение…», «Загадка пушкинского стихотворения», «“Осеннее” (“зимнее”) стихотворение Пушкина» (почему-то ни “весеннего”, ни “летнего” не предложил ни один), «Удивительное стихотворение», «Трудные стихи».

Определившись с выбором стихотворения и заглавием сочинения, стоим перед следующей трудной (кто-то сказал — непостижимой) задачей — с чего начать? Очевидно, мало написать в плане “Начни с какой-нибудь ассоциации…” (см. пункт 1), нужно дать детям конкретные образцы вступлений к сочинению.

Читаю стихотворение «Цветок» — и тут же предлагаю написать три (!) разных вступления к сочинению. “Как это три? Мы и одного не придумаем!” Но я беспощадна: “Три, и не меньше!” Правда, одно всё-таки прочитываю вслух, нужно же как-то зарядить класс.

Возможный вариант зачина беру на этот раз у
И.И. Аркина, в его книге «Уроки литературы в
9 классе» (М.: Просвещение, 1999. С. 79):

“Представьте: у вас в руках книга. Случайно раскрытая, чья-то… И вдруг меж страниц её — забытый предмет. Допустим... цветок. Как отнесётесь к этой находке?.. Вот именно: «Тоже мне, находка! Цветок!.. Эка невидаль!» А если книга эта — в руках Пушкина. И вот... «Цветок засохший, безуханный…»”.

Конечно, у детей так легко, так свободно, как у мастера, не получится. Да от них и нельзя этого требовать. Подойдёт и что-нибудь совсем бесхитростное, вроде:

“Цветы... Кто их не любит? Наверное, таких людей нет на свете. Я не исключение, люблю цветы, как и все. Особенно неприметные, полевые. Может быть, поэтому мне особенно близко стихотворение Пушкина «Цветок»...”

Зачин может быть и более книжным, “культурным”, навеянным нашей недавней поездкой в Михайловское, хотя само стихотворение написано не в родовом имении, а в Малинниках у П.А. Осиповой:

“Известно, что Поэт любил цветы. Любил розы, резеду, ландыши, лилии, маки, васильки, незабудки, шиповник… Об этом говорят написанные им стихотворения. Об этом можно прочитать в книге С.Гейченко.

Наверное, не случайно одно из лучших стихо­творений Пушкина называется «Цветок». Просто «цветок». Не важно, какой именно. Не только «безуханный», но и «безымянный»”.

Всё, разбег сделан. Теперь можно писать.

Домашнее задание. Написать сочинение об одном из пушкинских стихотворений. Уже не “по мотивам”, не по ассоциациям, а сочинение — анализ стихотворения.

Не буду разбирать все работы. Остановлюсь на одной, интересной уже самим выбором стихотворения.

Когда Саша Д. подошёл ко мне и сказал, что хочет написать о стихотворении «Паж, или Пятнадцатый год», я, признаться, удивилась. Хотя оно и было в нашем списке, не думала, что кто-то возьмётся его анализировать. Об этом стихотворении, по-моему, вообще никто никогда не писал. Кроме даты написания (1830, Болдинская осень) и отсылки эпиграфа к имени Керубино (пажа из комедии Бомарше «Свадьба Фигаро»), в комментарии больше ничего нет. Это тот случай, когда писать ученик должен сам.

Сочинение я читала дважды. После небольшой правки оно получилось таким.

Моё пушкинское стихотворение

Стихотворение «Паж, или Пятнадцатый год» один из критиков назвал в числе тридцати других “мелких стихотворений, написанных во время знаменитой Болдинской осени”. “Мелких” — значит незначительных, не достойных упоминания и тем более анализа? Для кого как!

“Пятнадцать лет мне скоро минет; // Дождусь ли радостного дня?” — так мог бы, наверное, сказать любой из моих сверстников. Но не скажет, потому что не та эпоха, не тот язык, не та культура. А вот чувства, выраженные в стихотворении, всё те же.

Кто такой паж? Это “мальчик или молодой человек из дворян, состоящий при знатной особе, монархе”. Указание на возраст очень важно; слова “пятнадцать лет” и “пятнадцатый год” повторяются в стихотворении дважды — в названии и в первой строке, а ещё в эпиграфе, взятом из комедии Бомарше «Свадьба Фигаро»: “это возраст Керубино…”. (Я недавно смотрел Бомарше в театре и имею представление об этом паже.)

Но у Пушкина, несмотря на французский эпиграф, свой паж. Честолюбивый, “важный”, хвастливый, самонадеянный, задиристый (“Попробуй кто меня толкнуть”) и в то же время ранимый, неуверенный. Как все подростки. Над ним хочется смеяться, но… нельзя. Нельзя, над нами, подростками, смеяться!

Поведение пушкинского Керубино тоже двойственно. С одной стороны, он ещё мальчик (хотя сам о себе и говорит: “Уж я не мальчик — уж над губой // Могу свой ус я защипнуть…”), а с другой — ведёт себя как молодой мужчина, который уже нравится дамам, особенно одной, и, кажется, счастлив в любви. Однако любовь эта какая-то несерьёзная, больше похожая на игру. Лёгкость стиха и шутливость интонации, по-моему, подтверждают это. Особенно мне нравится конец: “Хотите знать мою богиню, // Мою севильскую графиню?.. // Нет! ни за что не назову!”

Мне кажется, что это стихотворение на все времена. Ведь дух пушкинского пажа близок всем подросткам. Все юноши в пятнадцать лет ведут себя так же, думают о том же, смотрят на мир так же.

Если восьмиклассники берутся за такие пушкинские стихи, значит, научить анализировать стихотворение можно. А план… Что ж, план иногда можно “отодвинуть” и довериться только Пушкину, собственному восприятию и своему жизненному опыту, каким бы малым он ни был.