Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №11/2007

Листки календаря

Новости и события

Пушкин: день рождения

26 мая 1799 года, 6 июня по новому стилю

8 июня 1799 года дьячок московской церкви Богоявления, что в Елохове, раскрыл метрическую книгу и гусиным пером вывел:

“Мая 27. Во дворе колежскаго регистратора ивана васильева скварцова у жилца ево моэора сергия лвовича пушкина родился сын александр крещен июня 8 дня восприемник граф артемий иванович воронцов кума мать означеннаго пушкина вдова олга васильевна Пушкина”.

В записи указано 27 мая, хотя родился Пушкин вечером 26-го. А порядок был таков: младенцев, появившихся на свет после захода солнца, записывали в церковных книгах следующим днём. День рождения поэта выпал на четверг, отмеченный большим церковным праздником — Вознесения Господня, с которым Пушкин впоследствии связывал немало важных событий своей жизни.

Александром его решено было назвать, во-первых, в честь прадеда по линии отца Александра Петровича Пушкина, во-вторых, родители захотели, чтобы сын был тёзкой наследника престола, ведь жить новорождённому предстояло при императоре Александре.

Что касается крёстных, то их выбор тоже не случаен. Традиционно в крёстные приглашали самых почтенных и уважаемых из близких людей. Для семейства Пушкиных таковым помимо бабушки считался граф А.И. Воронцов, жена которого Прасковия Фёдоровна, урождённая Квашнина-Самарина, приходилась двоюродной сестрой Марии Алексеевне Ганнибал, другой бабушке новорождённого.

Небесным покровителем Пушкина стал, как принято, ближайший после дня его рождения святой, носивший то же имя, — Александр Константинопольский; день его памяти отмечался 2 июня по старому стилю (15 июня — по новому).

Репродукция портрета отца Пушкина работы неизвестного художника (1810-е гг.)
Репродукция портрета матери Пушкина, Надежды Осиповны, работы художника Ксавье де  Местра (1800-е гг.)

Александр Пушкин писал однажды:

“Есть люди, не имеющие никакого понятия о житии того Св. угодника, чьё имя носят от купели до могилы и чью память празднуют ежегодно. Не дозволяя себе никакой укоризны, не можем по крайней мере не дивиться крайнему их нелюбопытству”.

Сам Пушкин, безусловно, знал то немногое, что известно об Александре Константинопольском, главе цареградской церкви в IV веке, который именуется её историками Александром I, как и венценосный тёзка поэта.

В пушкинское время отмечали как день рождения, так и день именин. С именинами могли поздравлять и посторонние, даже малознакомые люди. День же рождения был праздником личным, семейным. Хотя в многодетном и довольно безалаберном семействе Пушкиных, можно предположить, день рождения и именины маленького Саши вряд ли становились особыми днями. Так вышло, что день рождения отца будущего поэта, Сергея Львовича Пушкина, оказался рядышком — 23 мая. И, само собой, в пору раннего детства поэта именно этот день был куда более значимым семейным событием.

Первоначально почему-то считалось, что Пушкин родился в Санкт-Петербурге. Например, так писалось в «Опыте краткой истории русской литературы» Николая Греча (факт тем более удивителен, что автор лично знал поэта, следил за его творчеством, переписывался с ним). Сегодня по поводу этой ошибки можно улыбнуться, но нельзя не поразиться тому, что в 1821 году — время выхода в свет учебника Греча — имя Пушкина, которому в ту пору всего 22 года, уже включено в учебник.

Лишь незадолго до открытия памятника Пушкину в Москве в журнале «Русская старина» появилось жизнеописание поэта с публикацией метрической записи Богоявленской Елоховской церкви.

Впервые упоминание Москвы как родины Пушкина появилось лишь через десять лет после гибели поэта в написанной со слов его отца статье «Словаря достопамятных людей».

А вот о конкретном московском доме — месте рождения поэта — споры длились до недавнего времени.

Казалось бы, точное место рождения поэта указано его двоюродным дядей Александром Юрьевичем Пушкиным:

“В 1798-м году Сергей Львович вышел в отставку, переехал с семейством своим в Москву и нанял дом княжон Щербатовых, близ Немецкой слободы, где в 1799-м году родился у них сын Александр; наш полк в то время был уже в походе, где я и получил об рождении Александра Сергеевича от сестры письмо...”

В Немецкой слободе (нынешнее Лефортово) некогда был деревянный дом, принадлежавший князю Александру Александровичу и его сёстрам, княжнам Наталье и Варваре Щербатовым; он стоял в Аптекарском переулке, недалеко от Немецкой улицы, и относился именно к приходу церкви Богоявления, что в Елохове.

Другое мнение о месте рождения в Москве Пушкина было высказано одним из первых биографов поэта, историком П.И. Бартеневым, позже редактором журнала «Русский архив». Он, “ссылаясь” непосредственно на Александра Сергеевича, писал:

“В 1826 и 27 годах, живя на Собачьей площадке и проезжая часто по Молчановке, он [А.С. Пушкин] сам не раз говаривал своим приятелям, что родился на этой улице, в приходе Николы на Курьих ножках, но дома не мог указать”.

Действительно, в декабре 1826 — мае 1827 года Пушкин жил у своего друга С.А. Соболевского в небольшом доме на углу Собачьей площадки и Борисоглебского переулка, от которого Большая Молчановка буквально в нескольких десятках метров. Казалось бы, сам Пушкин указал место в Москве, где он родился.

Однако метрическая запись, найденная позднее и свидетельствующая, что родился поэт всё-таки в Немецкой слободе, противоречит как словам двоюродного дяди, так и самого Пушкина, сказанным им “приятелям”. Странный, конечно, разнобой…

Высказывались предположения, что Пушкин родился в доме 57 по Немецкой (ныне Бауманской) улице, также принадлежавшем Скворцову. Существовала ещё версия — соседний дом 55. А в 1886 году, к торжествам открытия в Москве памятника Пушкину, Городская дума решила подсуетиться и поспешила прикрепить мемориальную доску на двухэтажном доме 27 по Немецкой улице.

Однако позже место рождения поэта вновь подверг­лось пересмотру, и через четыре десятка лет мемориальная доска была перенесена на дом 42 по той же улице. Ещё позднее её поместили на здание школы рядом. Так что сегодня как памятное место отмечен дом 40 по Бауманской улице. Долгое время этот дом и считался местом рождения Пушкина. Здесь даже был установлен бюст поэта работы скульптора Е.Ф. Белашовой.

Только в 1980 году были найдены документы, свидетельствующие о том, что Иван Васильевич Скворцов, упомянутый в метрике, в мае 1799 года владел двором (то есть участком) в самой Немецкой слободе на углу Малой Почтовой улицы и Госпитального переулка (№ 4/1–3). Его дом был записан в исповедной ведомости церкви Богоявления, что в Елохове. Следовательно, Александр родился именно там: “...рядом с домом графини Головкиной, дом гвардии майора Пушкина”.

Так что современный адрес дома, где родители Пушкина снимали квартиру и в котором родился Пушкин, — Малая Почтовая улица, 4. Дом не сохранился, но его можно представить.

Подле Яузского моста, почти на самой Яузе, какой-то полукирпичный-полудеревянный одноэтажный “просторный и поместительный” дом стоял во дворе другого такого же. Два жилых дома разделялись обширным садом с цветником, липой и песчаными дорожками, по которым расхаживали соседские куры. Рядом ещё три небольших строения — вероятно, избы для дворовых. У задней границы владения стояли деревянные конюшня, амбар и два сарая. За садом протекал ручей Кукуй (громко сказано “протекал ручей”, в реальности там был небольшой овраг, заросший кустарником), впадавший в речушку Чечору, приток Яузы.

По другую сторону Госпитального переулка располагался основательно перестроенный в конце XIX века дворец друга семьи Пушкиных — графа Д.П. Бутурлина. Чтобы сегодня отыскать этот дворец среди более поздних зданий, надо войти во двор со стороны Малой Почтовой (дом 2). Чуть дальше соседствовал с ним дворец А.Д. Меншикова — сейчас это здание Военно-исторического архива.

Как вспоминают сов­ременники, “все гости, которые бывали тогда на субботах графа Бутурлина, бывали и у Пушкина”. А в обычные дни в дом Бутурлиных съезжались их знакомые и приятели с детьми на танцевальные уроки.

Один исследователь старой Москвы писал в конце XIX века:

“Современному москвичу Елохово и Немецкая улица могут показаться местностью, весьма удалённой от центра, что родители Пушкина были крайне бедны, что вынуждены были, в целях экономии, остановиться в столь отдалённом месте. Между тем эта местность по чистоте и опрятности составляла то, что называлось «шик Москвы». …Ещё во времена… Петра I Немецкая слобода стала центром, куда стекалось всё интеллигентное, знатное и богатое. В XVIII веке Немецкая слобода была для Москвы тем, чем с начала XIX века для неё был Кузнецкий проспект. В этой аристократической части города было немало домов богатых вельмож, а также профессоров университета; существовало несколько частных театров”.

Таким образом, родился Александр в самом что ни на есть дворянском, как мы сегодня сказали бы — престижном районе Москвы.

А в целом Москва той поры представляла собой огромную деревню с неширокими, тихими улочками и переулками, на которых располагались стоявшие рядом усадьбы с одноэтажными или двухэтажными особняками. По этим улицам, грязным, неосвещённым и редко где мощённым, разъезжали кареты, коляски, одноколки знати, тарантасы мещан, купеческие дрожки. Пушкину было пять лет, когда в Москве появился первый водопровод. И теперь воду в дом стали возить в бочках на лошадях уже не из реки, а из фонтана в центре города — очевидные плоды цивилизации.

И о судьбе церкви «Богоявления, что в Елохове». Считается, что она была разобрана в год смерти поэта, в 1837-м. В действительности прежняя церковь вошла в массив более внушительного по своим размерам нового храма. Если взглянуть на нынешний собор, можно увидеть, что старая пушкинская церковь с традиционным для своего времени куполом-восьмериком сохранилась между новой колокольней и новым же грандиозным пятикупольным храмом. Так что Богоявленский храм, бывший до недавнего времени главным, патриаршим храмом России, — и есть тот, в котором крестили первого её поэта.

Ал. Разумихин