Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №10/2007

Читальный зал

КНИЖНАЯ ПОЛКА

«Русская литература: произведения школьной программы»

Чего только не делают взрослые для того, чтобы литературные шедевры известных всему миру русских классиков удостоились внимания отечественных тинейджеров! Одна из свежих попыток, предпринятая издательством «Айрис Пресс», — появившаяся недавно “уникальная”, как заявлено в обращении к читателям, серия учебно-справочных пособий «Русская литература: произведения школьной программы» (см. рецензии на сборники произведений Чехова, вышедшие в этой серии, в № 8).

Каждая книжица серии (объём до четырёхсот страниц, вышло уже более десятка) посвящена хрестоматийным образцам литературы, нещадно терзаемым в общеобразовательной школе (“произведению школьной программы, включённому как в базовый, так и в углублённый курс литературы”).

В чём же можно усмотреть уникальность именно этих пособий? Прежде всего, это не комикс и не “краткое изложение”, то есть не пересказ оригинала. Вместе с тем это и не неподъёмный фолиант, обречённый на безусловное непрочтение. Издатели серии учли, что многие устали от печатного фаст-фуда, а до высокой кухни ещё не доросли. Поэтому предложили весьма демократичный и не грозящий подорвать здоровье и испортить вкус вариант.

В этой серии образцы русской классики публикуются по более или менее корректным изданиям, как правило, без каких-либо унизительных сокращений. Дабы завлечь и особо не раздражать современных школьников “антикварщиной”, параллельно тексту произведений — не снизу, как привычно, а слева — приводятся весьма подробные комментарии устаревших реалий. Удобно это или нет — вопрос субъективный. По крайней мере, необычно.

Хотя, разумеется, комментировать, тем более для школьников, следует квалифицированно. Вот стихотворение Маяковского «Прозаседавшиеся». В строках “кто в полит, // кто в просвет” комментатор не слышит авторского сарказма и поясняет: “Полит — сокращённое «политический»”, “Просвет — сокращённое «просвещение»”. Между тем Маяковский совершенно иронически расчленяет слово политпросвет — так или Главполитпросветом в обиходе называли созданный в составе Народного комиссариата просвещения РСФСР Главный политико-просветительский ко-митет, руководивший всей агитационно-пропагандистской работой в стране.

Местоимение оне в том же стихотворении поясняется как “устаревшая форма местоимения «они», часто использовавшаяся как почтительная форма обращения к уважаемому лицу; здесь употреблено с иронией”. Про иронию возражать не стану, но напомню составительнице книги Е.А. Яковлевой, что в дооктябрьском, не искалеченном большевиками русском языке форма онh обозначала лишь то, что речь идёт об особах именно женского рода. Чтобы узнать это, даже в вузовский учебник по исторической грамматике заглядывать не надо, достаточно открыть Словарь Даля…

Так что в будущем издателям пожелаем большего уважения к смыслу комментариев.

Каждое пособие помимо самого текста с комментариями включает в себя три обязательных раздела: сведения об эпохе, интерпретации, учебный материал. В этом смысле одним книгам серии повезло больше, другим — меньше, здесь опять-таки многое зависит от выбора квалифицированного составителя. Во всяком случае, наполняемость фактическим материалом того или иного раздела во всех книгах качественно отличается.

Раздел «Эпоха» в каждом сборнике обязательно содержит Ленту времени или синхронистическую таблицу, включающую основные вехи жизни и творчества писателя и сведения о культурных и исторических событиях, происходивших параллельно в России, Европе и США. В разделе «Интерпретации» публикуются выдержки из работ известных литературоведов, хотя не всегда учитываются последние серьёзные исследования.

Под разделом «Учебные материалы» следует понимать список тем и тезисные планы сочинений, рекомендуемую литературу. В некоторых сборниках есть подробный перечень всего того, что именно обязан усвоить ученик в ходе знакомства с тем или иным произведением. В сборниках лирики (А.С. Пушкин, В.В. Маяковский) есть алфавитные указатели стихотворений. Некоторые пособия снабжены биографическим словарём, словарём литературоведческих терминов, кратким мифологическим словарём (Пушкин «Лирика») или словарём прототипов (Грибоедов «Горе от ума») — состав, как видим, зависит от произведений. Нет уверенности, что современные дети будут в них заглядывать, но, по крайней мере, возможность такая есть.

Ещё об “уникальности” пособия. Издатели предприняли попытку помочь не только сверхзанятым школьникам, но и их наставникам. В каждой книге серии приведено около сотни тем сочинений, есть всевозможные тесты по объекту изучения. Несмотря на то что каждый уважающий себя учитель не раз готовил собственные материалы для проверки знания произведений, формулировал темы сочинений, рождающиеся из самих уроков, сочинял тесты, — иметь что-то готовенькое под рукой, согласитесь, просто-напросто удобно.

Но предваряющее каждую книгу обращение одновременно и к учителям, и к школьникам, и к абитуриентам напоминает пресловутую моду на “три в одном”. На одну доску задумано поставить и дипломированных специалистов, и тех, кто лишь собирается таковыми стать, и тех, кто только начинает постигать азы наук. Такое соседство было бы оправданным, если бы речь шла, скажем, о материалах каких-нибудь научных чтений, посвящённых творчеству писателя. А слова из обращения к читателям, напечатанные в каждой книжке серии, о том, что учитель благодаря новому пособию “вообще расширит свой кругозор”, отдают лёгкой бестактностью…

Очень хочется верить, что новая серия переизданий произведений школьной программы, действительно, как обещают составители, станет для кого-то “своеобразным путеводителем в мир литературы”. В самом деле, уже и не знаешь, как исхитриться, чтобы дети прочитали заветные шедевры!

Марина КОСОБОК