Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №6/2007

События и встречи

Трибуна

Светлана Белокурова


Светлана Павловна Белокурова — учитель санкт­петербургской гимназии № 405.

Как роман…

Об учебнике И.Н. Сухих «Русская литература. ХIХ век»

Давно уже стала “общим местом” мысль о том, что в преподавании литературы хороши все жанры, кроме скучного, однако именно “нескучность” оказывается сегодня в дефиците прежде всего в учебниках литературы.

“Искусство читать — это искусство мыслить с некоторой помощью другого”, — писал французский историк литературы Эмиль Фаге. В моём понимании, этот “другой” — учитель, дающий уче­никам основы литературного образования. И ключевую роль здесь может сыграть хороший, умный учебник литературы. Именно таков, на мой взгляд, готовящийся к выходу в московском издательстве «Академия» учебник петербургского филолога, доктора филологических наук, профессора СПбГУ Игоря Николаевича Сухих «Русская литература. ХIХ век», адресованный десятиклассникам и ориентированный на базовый уровень обучения, то есть на три урока литературы в неделю.

В чём новизна этой книги? Как построен учебник? Как подан материал? Вместо нередко скучноватой традиционной “биографии писателя” — блестящее эссе, включающее в себя элементы исторического экскурса, далее главы об отдельных произведениях. Уже в их названиях мы встречаем оппозиции и антиномии, отражающие ситуацию в обществе и в литературе: Век как эпоха: календарь и история; Александровская эпоха: надежды и разочарования; Великий спор: Чаадаев и Пушкин, Элегия и баллада: романтизм и “поэзия действительности”; Две судьбы: трагедия и анекдот. Уместно и изящно включены отсылки к произведениям ХХ века. Кроме того, очевидна принципиальная для учебного пособия культура оформления ссылок на упоминаемые тексты, отсылок к текстам об эпохе, критическим статьям, точность и краткость хронологических и культурологических определений, теоретико­литературных дефиниций.

Все эти принципиальные моменты не может не заметить учитель и школьник.

В сентябре в нескольких петербургских школах началась апробация этой книги. Часть материалов учебника, отражающих исторический и литературный процесс в России XVIII–XIX веков, предлагалась для самосто­ятельного изучения и повторения, часть материала звучала в пересказе учащихся на уроке, часть была включена в лекцию учителя. Такое распределение материала учебника позволило “актуализировать” знания школьников, расширить рамки изученного материала, но главное — систематизировать его. Кроме того, такое “возвращение к пройденному” принесло и ряд открытий (“А я не знал!”, “Как интересно!”). Учебник позволяет также включать в урок различные виды деятельности учащихся: пересказ, составление плана­конспекта по самостоятельно прочитанной главе учебника, ответы на вопросы, индивидуальные и групповые задания, зачётная работа и др.

Как показывает практика, материал учебника вполне соответ­ствует возрасту учащихся 10го класса, а увлекательное, нередко беллетристическое изложение темы делает учебник “книгойсобеседником”, а не “книгойнаставником”. При этом не возникает перегрузки, так как учебник предоставляет возможности для разноуровневого обучения внутри класса: менее подготовленные учащиеся выполняют задания репродуктивного характера, более подготовленные — творческого или аналитического. Такие дифференцированные задания есть в каждом разделе учебника. Приведу в качестве примера проведённый в начале учебного года зачёт по теме «Художественный мир лирики Пушкина». В зачётный материал вошли девять вопросов и заданий. Они были распределены с учётом интереса (в первую очередь!) и уровня учащихся, при этом несколько заданий использовались как индивидуальные, а часть выполнялась группами по три­четыре человека. К зачёту большинство детей прочли не только материал учебника, но и некоторые из названных в разделе «Литература для дополнительного чтения» литературоведческих статей.

Наибольший интерес при обсуждении (зачёт проводился в форме собеседования и обсуждения услышанного) вызвали вопросы, связанные с жанровыми определениями произведений поэта (стихотворение, элегия, сонет, баллада и др.), и, что приятно, — вопросы, ответы на которые нельзя найти в учебнике (На какой развёрнутой метафоре строится символический сюжет стихотворения «Пророк»? К какому лирическому жанру можно отнести стихотворение?), задания на осмысление и практическое применение литературоведческих тер­минов и понятий (Определите смысл основных образов­символов: пустыня, перепутье).

Всё это показывает, что для школьников вполне посильно освоение предложенного уровня литературоведческой “грамотности”, к тому же как раз различные типы заданий в большой степени обеспечивают тот самый “познавательный интерес” школьников, который мы, по общему мнению, всё больше утрачиваем. Сегодня, когда есть насущная необходимость дифференцировать школьное образование и индивидуализировать обучение, к сожалению, пока не подкреплённая достаточным количеством научно обоснованных, качественных пособий, роль такого рода заданий трудно переоценить. В этой ситуации учебник, созданный И.Н. Сухих, может дать действительно широкие возможности индивидуальной работы с учащимися, которые чувствуют потребность в овладении тем, что принято называть читательской культурой.

Новизна учебника И.Н. Сухих очевидна не только для преподавателя, но и для детей. Приведу ученические отзывы о подаче биографического материала, который, как правило, не вызывает интереса, читается в учебниках скорее “по обязанности” и моментально забывается: “Глава о Гончарове напоминает повесть или роман”; “Всегда любопытно узнать, что скрывается за таким вот названием: «Новое слово: правда или клевета» или «Нумер четвёртый: тропою Гоголя»”. Такого рода заголовки (вместо, например, «Детство и юность И.А. Гончарова, Остров­ско­го, Тургенева…») позволяют применить и эвристические методы, и метод критического мышления. При этом автор учебника не нарушает системности в подаче биографического материа­ла — такой “романный”, эссеистический подход чётко соблюдён во всех главах.

Особый разговор о методическом аппарате учебника: для меня как учителя преимуществом учебника И.Н. Сухих стало прежде всего то, что система вопросов и заданий здесь (в отличие от множества разнообразных современных учебников литературы, предлагающих после изучения темы ответить на вопросы репродуктивного характера) имеет практическую направленность, нацелена не только на освоение теоретиче­ского материала, но и на самостоятельную работу учащихся или работу под руководством учителя. В частности, трудно переоценить значимость таких, например, заданий.

1. Напишите сочинение-­миниатюру «Имена героев у Гоголя».

2. Пользуясь справочниками, а также табличками в учебнике, составьте хронологическую таблицу русских романов середины ХIХ века. (Лучшим из них посвящены главы нашего учебника.)

3. Попробуйте написать сочинение­миниатюру «Письмо из ХIХ века» или «Письмо в ХIХ век». Не забудьте о разных эпохах, на которые делится XIX столетие (Мы уже знакомили вас с заданиями из учебника И.Сухих в нашей рубрике «Задание со звёздочкой», в частности в № 2, и намечаем делать это и впредь. — Ред.).

Все виды анализа текста, представленные в учебнике (например, анализ роли художественной детали, сопоставление текстов, комментирование и т.д.), направлены на развитие умения воспринимать метафорический язык искусства и “расшифровывать” эти “знаки”. Вызвать эмоциональную реакцию на особое “видение” писателем действительности, сформировать критерии хорошего эстетического вкуса и способность к художественному обобщению — вот на что нацелена эта книга. Эмоциональный и эстетический опыт, приобретённый в результате работы с учебником И.Н. Сухих «Русская литература. ХIХ век», может стать основой формирования вдумчивого читателя. Автор учебника руковод­ствуется замечательной аксиомой одного из современных критиков: “Всё о тексте написано в тексте”. Очевидно, что при таком подходе у школьника формируется внутренняя мотивировка исследования, постижения художественного текста. Точно выбранный путь анализа — от эмоционального восприятия (первый шаг в общении с текстом) — через пояснения, комментарий, словарную работу — к анализу­интерпретации и далее к синтезу открытых в процессе анализа смыслов текста — даёт возможность завязаться “общению” с писателем, выработать собственное суждение, опираясь на текст, а не на пресловутое ученическое “я так думаю”.

Такой учебник представляется мне остро необходимым современному учителю и ученику. Признаюсь, что знакомство с этой книгой, которая, смею надеяться, в ближайшем будущем придёт в школу, стало для меня, практикующего учителя, настоящим открытием. Работая по ней, не только школьники, но и мы, учителя, можем избавиться от привычки читать поверхностно.

Благожелательность тона, отсутствие назидательности, интонация живого общения превращают автора учебника в сотрудника, единомышленника, а не только в наставника ученика. Автор будто говорит нам: мало просто читать, просто чтение — работа вхоло­стую. Мы должны помочь детям овладеть “азами литературной грамоты”, техникой углублённого чтения, умением оценивать, сопоставлять, систематизировать, в отсутствие чего, по справедливому замечанию современного литературоведа и критика В.Л. Топорова, “ворона порой кажется больше куста, моська топчет слона, винегрет с сельдью заправляют вишнёвым сиропом… Отсутствует, короче говоря, культура чтения, прививаемая даже не смолоду, а с малолетства”.

Чтение, как известно, — это “труд и творчество” (В.Ф. Асмус), “блаженное мурлыкание” (В.В. Набоков) и интеллектуаль­ный путь постижения незна­емо­го. Автор учебника, И.Н. Сухих, во вступительной главе, формулируя задачи учебника, почти буквально повторяет эту дорогую каждому практикующему словеснику мысль: “В книге мож­но искать какие­то факты, конкретную информацию. Часто чтение книги — отдых, способ отвлечься от собственных проблем. Но книга, напротив, может стать помощником в решении собственных проблем, духовным ориентиром, частью собственной жизни”.