Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №5/2007

Есть идея!

Задание со звёздочкой*

ВОПРОСЫ.

Прочтите стихотворение И.А. Бунина.

Спокойный взор, подобный взору лани,
И всё, что в нём так нежно я любил,
Я до сих пор в печали не забыл
Но образ твой теперь уже в тумане.

А будут дни — угаснет и печаль,
И засинеет сон воспоминанья,
Где нет уже ни счастья, ни страданья,
А только всепрощающая даль.

Филолог Александр Жолковский назвал это стихотворение одной из попыток “освоить пушкинский образец преодоления несчастной любви в отчуждённо-элегическом пятистопном ямбе”.

1. По вашему мнению, какое стихотворение Пушкина Жолковский называет “образцом” для создания этого стихотворения Бунина? Почему вы так решили? Найдите в его тексте строки и слова, которые можно соотнести с бунинскими по смыслу, настроению.

2. Что, по-вашему, может означать прилагательное “отчуждённо-элегический”? Согласны ли вы с таким определением?

3. Какие отличия бунинского стихотворения от пушкинского кажутся вам наиболее существенными?

ОТВЕТЫ.

Речь, конечно же, идёт о хрестоматийном пушкинском стихотворении «Я вас любил…». Есть некоторые основания рассматривать стихотворение Бунина «Спокойный взор, подобный взору лани...» как один из текстов, содержательно и по форме восходящих к пушкинскому. Об этом говорит как минимум использование пятистопного ямба, совпадение или семантическая близость некоторых слов (нежно, я любил, печаль [печалить], угасла [угаснет]), форма монолога, наличие лирического адресата. Стихотворения близки по теме: лирический герой прощается с любимой, со своим чувством. Элегическим можно назвать звучание обоих стихотворений в том смысле, что они о печальном, и пятистопный ямб с его размеренностью и сравнительно “длинным” стихом хорошо передаёт это. Традиционная элегия писалась, как правило, шестистопным ямбом. “Отчуждённо” можно понимать как образное определение, эпитет, связанный с мысленной “отстранённостью”, увеличивающейся к финалу, лирического героя от объекта его переживаний.

Говоря об особенностях, художественном смысле стихотворений, их сходстве и различиях, сошлёмся на А.К. Жолковского, приведя цитату из его работы: “Бунин сохранил многие черты оригинала, хотя и переосмыслил его. У Пушкина к концу <…> нарастают как отчуждённость, так и вовлечённость лирического субъекта, сквозь спокойную доброжелательность проглядывает вспышка ревнивой страсти. Бунин, напротив, идёт от любви к полному забвению и прощению, чему вторит движение от крупнопланового чувственного пятна в начале (взора лани) к размытой импрессионистической дали в конце. <…> Реинтерпретация, как видим, совершается с полным пиететом, который вообще характерен для многочисленных вариаций на ту же пушкинскую тему, включая во всех отношениях вольные, принадлежащие Серебряному веку”.

Итак, по мысли исследователя, бунинский текст может рассматриваться как вариация на пушкинскую тему, “вольная”, но выполненная “с пиететом”, то есть с почтением по отношению к оригиналу. Главное же отличие — в финалах: у Пушкина это противоположные, казалось бы взаимоисключающие, вещи, у Бунина одна — “всепрощающая даль”. Разумеется, перечень отличий можно продолжить: это и строфика, и способ рифмовки, и “вас”, “вам” — “твой”...

В заключение — несколько замечаний из статьи Жолковского об интерпретации пушкинского «Я вас любил…», над которыми можно поразмышлять.

“Отказ от притязаний из желания добра любимому человеку — это одновременно и максимальное проявление любви, и отречение от неё, это и осознанная необходимость, и демонстрация свободы и превосходства”.

“Характерно также, что в сюжете стихотворения причина («любовь») и следствие («отказ от притязаний») не сменяют друг друга во времени, а сосуществуют одновременно…”

“Все средства берутся в стихотворении не в крайних, самых броских, своих проявлениях, а в средних; эффекты рассредоточиваются: место, яркое в одном отношении, остаётся приглушённым в другом. Понятна поэтому та роль, которую приобретают самые мелкие детали построения, в частности «поэзия грамматики»”.

“Преобладает не настоящее время, а прошедшее, придающее описываемому оттенок нереальности. Многочисленны отрицательные или некатегоричные формы и выражения (не тревожит; не хочу... ничем; ещё, быть может... не совсем и т. п.), а также пассивные, субстантивированные и другие тяжёлые конструкции (ревностью томим, любимой быть другим). В том же направлении действуют: отчуждённое вы в косвенных падежах, разнообразные проявления неопределённости и знаменитая «безобразность» стихотворения (отсутствие тропов), как бы не желающего быть красноречивым…”

Желающим подробнее узнать концепцию исследователя назовём две его работы: 1) «Я вас любил…» Пушкина: инварианты и структура // Жолковский А.К. Избранные статьи о русской поэзии. М., 2005; 2) «Я вас любил…» Бродского // Жолковский А.К. Блуждающие сны и другие работы. М., 1994.

Задание подготовила Ирина ЩЕРБИНА.