Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №4/2007

Читальный зал

КНИЖНАЯ ПОЛКА

П.В. Басинский. ГОРЬКИЙ. М.: Молодая гвардия, 2005. 451 с. (Жизнь замечательных людей). П.В. Басинский.
ГОРЬКИЙ.
М.: Молодая гвардия,
2005. 451 с.
(Жизнь замечательных
людей).

Знаменитая молодогвардейская серия «Жизнь замечательных людей» в течение всего нескольких лет превратилась в один из крупнейших российских издательских проектов. Впечатляет охват имён. Здесь есть все — кажется, осталось лишь дать биографии крупнейших диктаторов и тиранов современности. Наверное, и это возможно, если вкладывать широкий смысл в слово “замечательный”… Ведь появилась в этой заслуженной серии, пережившей несколько реинкарнаций, удивительная (не подберу другого слова) подсерия — «Биография продолжается», где вышли тома, посвящённые ныне здравствующим деятелям — губернатору Московской области генералу Борису Громову, футболисту и тренеру Валерию Газзаеву… Поистине щедринские сюжеты, требующие особого, впрочем, обсуждения. Ну а мы пока порадуемся, что в новых списках среди писательских имён обнаруживаются достойнейшие Борис Пастернак, Иосиф Бродский и Николай Старшинов, а не только экзотичный Юлиан Семёнов. Были уже Высоцкий и Николай Гумилёв, вот-вот выйдет «Корней Чуковский», пишется «Окуджава», запланирован «Твардовский»… Среди этого биографического ренессанса не позабыт, разумеется, и Максим Горький.

Кому, как не Павлу Басинскому, следовало взять на себя труд разобраться в этой сложной и трагической фигуре, без которой трудно представить историю литературы прошедшего века?! Ведь именно Басинский с юности, поначалу полутайно, занимался исследованием влияния Ницше на творчество Горького. Затем, в годы перестройки, тянул с защитой диссертации, терпеливо дожидаясь, когда рухнут последние цензурные запреты на нелицеприятное изучение наследия “буревестника” и творца соцреализма. Он продолжал заниматься Горьким, когда это было уже немодно, когда тот был торжественно сброшен с корабля постсоветской современности, когда профиль с длинными усами сняли с первой страницы «Литгазеты» и т.д. — когда, в общем, считалось, что с Горьким “уже всё ясно”.

А Басинский упрямо посчитал, что ничего тут на самом деле не ясно, а напротив — загадочно, интересно и значительно. Так что его книга — закономерный результат многолетних размышлений и исследований.

Начиная, как и положено, с детства своего героя, автор предупреждает, что к его знаменитой трилогии («Детство», «В людях», «Мои университеты») следует относиться “с уважительным, но сомнением”. Ибо слишком часто имеет место “расхождение фактов и их художественного преображения”. Причём преображение это обычно “не в лучшую, а в худшую сторону” — иными словами, пресловутые “свинцовые мерзости” преувеличиваются и нагнетаются; таков уж у писателя Горького фокус зрения. Сей факт, впрочем, не отменяет того, что детство Алёши Пешкова действительно было трудным, тяжёлым. А ведь “нет ничего страшнее души ребёнка, которую лишили любви. И нет ничего более непредсказуемого, чем выводы разума, который, оформляясь и закаляясь в этой атмосфере «без любви», начинает делать свои выводы о мире, о Боге, о людях”.

Взглядам Горького на мир, на Бога, на людей, данным через призму его ключевых произведений, деяний, взаимоотношений с современниками, и посвящено исследование Басинского — достаточно привести лишь несколько названий подглав: «Ницше и Горький», «Горький и чёрт», «Пьеса “На дне” и цензор Трубачов», «Горький, Андреев и Толстой», «Евангелие от Максима»...

Многие же собственно биографические факты (допустим, женитьбы) упомянуты в книге лишь вскользь; другим — опять же, по мысли автора, ключевым — уделено большое внимание. К последним относится, например, попытка самоубийства Горького в молодости. Интересен вывод, который делает Басинский из этой истории и того, что затем воспоследовало: “До какой же степени ценилась единичная жизнь и душа человеческая в России… Насколько внимательной к единичной личности была эта Система...” Ведь это “сегодня казанского самоубийцу отвезут в морг или в больницу, и никто в городе об этом не узнает”, а тогда задействовано было столько представителей государства, Церкви и общественности, что их перечислению Басинский уделяет целый абзац! В связи с этим и многими другими фактами и примерами из той, прежней жизни он вспоминает парадоксальную лишь на первый взгляд мысль покойного Вадима Кожинова о том, что революция в России произошла отнюдь не из-за какого-то упадка, а, напротив, от переизбытка мощи. Действительно — для общественных катаклизмов необходимы сила и энергия, которым негде взяться в странах мелких, бедных либо ослабленных…

Однако “всякая попытка радикально изменить то, что создавалось веками, оборачивается не созданием нового, но дурной пародией на старое”. Как известно, Горький в результате поставил на дурную пародию и вернулся в СССР. Впрочем, обвинять задним числом кого бы то ни было — дело слишком лёгкое, и Басинский этим не занимается. Он просто показывает всю трагичность той западни. Что же касается всевозможных версий об убийстве Горького и его сына, то, излагая их, он тем не менее склонен считать, что доказанными ни одну из них не назовёшь, — а в конце концов, “даже тираны имеют право на презумпцию невиновности”. Главным является то, что “Горький вовсе не был «жертвой» Сталина. Скорее он был жертвой логики своей судьбы, своего богоборческого разума”.

Удивительно трезвая и объективная книга. Тем и своевременная.

Дарья ВАЛИКОВА