Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №3/2007

Читальный зал

Детское чтение

Мария АГАПОВА


Как мы были пиратами

Как уже было сказано, у книг о пиратах есть не только свои читатели, но и читательницы. Страсть к перевоплощению в пиратов, судя по всему, не имеет гендерных границ. Свидетельство этому — воспоминания вчерашней школьницы, а ныне студентки РПГУ им. Герцена Марии Агаповой. И если вам, коллеги, кажется, что среди ваших учениц нет таких отчаянных сорвиголов, может быть, стоит это проверить?

За что мы любим пиратов? Наверное, за то, что в душе каждого человека, каким бы благовоспитанным и образованным он ни был, сидит этакий чёртик, который нет­нет да и прорвётся наружу и нашкодничает.

Ведь пираты — это кто? Конечно, они кровожадные бандиты, но вместе с тем это бунтари, восставшие против всяких законов. Пираты попирают все условности и правила приличия, им всё разрешено! Именно эта вседозволенность и придала пиратам романтический ореол. Это романтика свободы, романтика братской сплочённости, романтика опасности и приключений! Да, есть чем прельститься юным сердцам.

Именно юным: вспомните кризис переходного возраста, на который принято всё валить. Это тогда чёртик, живущий в нас, выходит на тропу войны, и мы поднимаем бунт! Бунт взрослеющего человека против навязываемых правил, норм и обязанностей. Это тогда хочется спорить со всеми и обо всём. Странно одеваться, вредничать, дерзить, сквернословить и на мамину просьбу помыть посуду вопить дурным голосом: “Охохо, и бутылка рома!” А потом убегать от запретов родителей на улицу, на свободу, к таким же вольным, как ты, и чувствовать, как свежий ветер наполняет твои паруса, и корабль мчит навстречу приключениям, опасностям и зарытым сокровищам!

* * *

У нас с подружкой не было настоящего корабля, но его отлично заменяла крыша сарая, не было попугая или обезьянки, зато был пёс Байкал, настоящий пират в душе, не боявшийся крыш и чужих собак. У нас не было рома, зато был лимонад «Буратино». А всё остальное у нас было благодаря неунывающей дет­ской фантазии и умелым рукам. У нас был и сундук с мертвецом, назначения которого мы так и не поняли, но чувствовали, что без него не обойтись, поэтому нашли коробку, засунули туда старый башмак — чем не мертвец! — и разрисовали черепами да костями. У нас был и штурвал — колесо от телеги, который, правда, постоянно падал с покатой крыши, но мы всякий раз затаскивали его обратно, чертыхаясь на проклятый шторм, бушующий за кормой. У нас были чёрные метки. И, конечно же, были сокровища!

Главное дело и смысл жизни пиратов — это найти клад! А грабежи и разбои — это так, между делом, в качестве средств для достижения заветной цели. А зачем им сокровища? Для того чтобы купить остров с плантацией, завести жену и детишек и поживать тихо и мирно, вспоминая на веранде с видом на море былые приключения. По нашему дет­скому убеждению, пираты — славные ребята, которых тяжёлая судьба сбила с пути истинного. Поэтому мы всей душой симпатизировали всем пиратам без исключения.

Мы тоже, когда надоедало бороздить просторы океанов и сражаться с моим братом и его бандой мальчишек, начинали искать сокровища. Но к этому ответственному шагу надо было подготовиться. Причём готовились втайне друг от друга. В коробку, разрисованную теми же черепами и костями, упаковывалось всё самое ценное: вкладыши и наклейки от жвачек, скопленные деньги, желательно копейками, чтоб побольше и звенели, раковины, фенечки из бисера, сломанные часы и даже утащенные у мамы бусы, изображающие жемчуг.

Всё это тщательно запаковывалось и зарывалось за деревней на берегу речки в особо таинственном месте.

Затем рисовалась карта по всем правилам — со стрелками и указателями шагов, крестами, прорисованными “кровью”. Для того чтобы придать карте правдоподобный вид, её надо было старательно измять, кое­где порвать, а самое главное, опалить края спичками! Чтобы сразу было видно — и в воде побывала, и в огне не сгорела… Карта подбрасывалась рано утром через окно в комнату подружки или на дорожку, где она обязательно должна пройти.

А потом ты, довольная и немного усталая от всех этих стараний, идёшь домой в предвкушении того, когда приключения начнутся и подружка примчится на всех парусах с удивлёнными и восторженными глазами, тряся перед тобой настоящую пиратскую карту сокровищ!

Искать клад по карте интересно, в ней находится столько непредвиденных несоответствий, что найти клад и для тебя оказывается трудно. Но в этом­то и интерес, в этом­то и романтика! Ты совсем забываешь, что сама зарыла клад, и радуешься и изумляешься ему ничуть не меньше подружки. Она, конечно, и виду не подаёт, что где­то видела уже эти вещи, и увлечённо танцует подходящий по случаю пиратский танец радости. Это ли не романтика?

А на следующей неделе ты находишь в своём тапке ещё одну карту, настоящую, пиратскую, с аккуратно обугленными краями…