Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2007

Я иду на урок

Я иду на урок: 9-й классИллюстрация художника Н.П. Горбунова к лирике Ф.И. Тютчева

Валерий Сонькин


Валерий Александрович СОНЬКИН (1959) — учитель русского языка и литературы МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 44 с углублённым изучением предметов» г. Набережные Челны, Республика Татарстан.

Урок прислан на конкурс методических разработок по теме «Литературно-теоретические термины и понятия на уроках».

“Лишь жить в себе самом умей...”

Изучение темы «Романтизм» на уроках литературы в старших классах

Романтизм как литературное направление — явление сложное, многогранное, недостаточно прояснённое, размытое... В 1843 году В.Г. Белинский писал в статьях о Пушкине: “...Вопрос не уяснился, и романтизм по-прежнему остался таинственным и загадочным предметом”1. Эти сетования великого критика можно слышать от учителей-словесников, работающих в старших классах. В жалобах М.Горького также можно услышать о загадочности романтизма: “Формул романтизма дано несколько, но точной, совершенно исчерпывающей формулы, с которой согласились бы все историки литературы, пока ещё нет, она не выработана”2. Учителю предстоит нелёгкая задача: концептуально осмыслить всё то, что накоплено отечественным литературоведением в исследовании романтизма как литературного направления3.

На первом уроке (лекция учителя) стоит сказать об обстоятельствах возникновения романтизма, о его особенностях. Учителю необходимо сосредоточиться на следующих проблемных вопросах.

— Каковы важнейшие составляющие структуры романтической личности?

— Какова философская и эстетическая природа романтизма?

— Каковы важнейшие категории романтизма, раскрывающиеся в творчестве писателей-романтиков?4

Перед учителем встают две основные задачи:

1) показать неповторимость, своеобразие романтической личности, увидеть ее мировосприятие;

2) представить романтизм как процесс, как явление развивающееся, показать его философскую и эстетическую направленность, а также его значение для последующих эпох (например, культуры Серебряного века).

Методическая палитра в раскрытии темы может быть самая разнообразная: проблемная лекция с элементами лабораторной работы, лекция учителя с включением ученических сообщений, аналитическая беседа, основанная на методике “медленного чтения”, совместный анализ и интерпретация художественного текста с использованием аналитического комментария и вопросов, организующих чтение.

Первый подход (индуктивный) традиционно используется при изучении монографических и обзорных тем. Сложность второго подхода (дедуктивного) заключается в том, что при интерпретации отдельного художественного текста учителю предстоит раскрыть и теоретически обосновать природу целого литературного направления. У этого подхода много возможностей, позволяющих мотивировать и учителя, и учащихся на совместную исследовательскую деятельность.

Продемонстрируем использование дедуктивного метода на примере стихотворения Ф.И. Тютчева «Silentium!». Как начать? Прочитайте стихотворение вслух. После прочтения задайте следующие вопросы:

— О чём это стихотворение? Каким настроением оно проникнуто?

— Какая личность изображена в стихотворении?

— Какие чувства испытывает лирический герой?

— В чём смысл заглавия?

Чтобы ответить на эти вопросы, предложим ученикам, опираясь на стихотворение, заполнить таблицу. По ходу чтения ученики в первую колонку вписывают слова-доминанты, раскрывающие внутреннее состояние лирического героя, во вторую колонку — слова, относящиеся к явлениям природы, в третью — слова, указывающие на авторское отношение к событиям и герою.

Эта таблица поможет ученикам составить предварительную характеристику лирического героя.

Человек (лирический герой)

Природа

Автор

Молчи, скрывайся и таи //

И чувства и мечты свои...

В душевной глубине…

Лишь жить в себе самом умей...

Целый мир в душе...

Таинственно-волшебных дум…

Внимай их пенью и молчи!

Звезды в ночи.

Взрывая, возмутишь ключи…

Их оглушит наружный шум…

Дневные разгонят лучи…

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймёт ли он, чем ты живёшь?

Мысль изречённая есть ложь.

Далее учитель говорит о романтической личности, не приемлющей реальной действительности, о стремлении её к идеалу, повышенной страстности, духовном одиночестве, избранничестве, бунтарстве.

Личность становится главной философской и эстетической составляющей романтизма. Романтики оценивали человека как особый род сущего. Никакое иное живое сознание не способно открывать в себе беспредельные миры. Именно поэтому человек неповторим и уникален. Отсюда предельно обострённое внимание к тончайшим нюансам человеческих состояний. Романтическое сознание создавало особое представление о богатстве и неисчерпаемости личностного мира.

Романтики высказали догадку, что человеческое бытие гораздо богаче его социального измерения. Индивиду вообще тесно на личном историческом и жизненном пространстве. Романтический герой не приемлет реальную действительность. Он легко с помощью воображения (романтического идеала) “катапультирует себя в иные культурные миры, многие из которых он сам же и творит” 4. Романтик, не приемля действительности, отрекаясь от неё, вступает в неизведанные зоны собственного бытия. Преображая реальность, он постигает в себе нечто уникальное, независимое, принадлежащее только ему как живому существу. Здесь открывается “простор для самого неожиданного самоосуществления”5.

Приковывая внимание к необычным состояниям духа, романтики углубили представления о внутренней жизни человека. Предельное духовное напряжение, творческий взлёт и созерцательное прозрение — основные приметы романтического сознания.

После выступления учителя вновь вернёмся к вопросам, которые были поставлены перед учащимися. Обратим внимание на название стихотворения. Мотив молчания, безмолвия пронизывает всё произведение; призыв “молчи, скрывайся и таи” является своего рода поэтическим манифестом, в котором утверждается мысль об особой природе слова. На это свойство поэтического “я” в лирике Ф.Тютчева обратили внимание многие литературоведы (Н.Я. Берковский, М.Л. Гаспаров, В.Н. Касаткина, Ю.М. Лотман, Л.В. Пумпянский, А.И. Журавлева и др.). Послушаем их мнения.

Ю.М.Лотман пишет, что “поэтический мир Тютчева реализуется только в слове, но фактически лежит за его пределами...”6

В.Н. Аношкина (Касаткина) констатирует: “...Стремление личности сохранить в неприкосновенности нравственный мир души от посягательств «бессмертной пошлости людской», отсюда призыв к молчанию, к жизни в себе”7.

Л.А. Озеров рассматривает «Silentium!» как раздумье поэта над природой высказывания, ещё шире — над природой творчества: “об отношении автора к своим произведениям, замысла к воплощению, мысли к слову”8.

Несколько иным подходом отмечен разбор стихотворения А.И. Журавлёвой: она подчёркивает, что “главная поэтическая сила — образ сокровенной душевной жизни человека, блестяще уподобленный картинам природы... Стихи оказываются не столько о молчании, сколько об умолчании, когда есть о чём умалчивать”9.

Знакомясь с этими интерпретациями, следует иметь в виду, что культурологический, философский, религиозный контексты стихотворения, на почве которых возникает образ молчания, остаются спорными. Здесь слово как единица речи не названа, даже не обозначена — напротив, звучит призыв не произносить его (“Молчи...”).

Далее ставим перед учениками проблемный вопрос: что есть творчество и что есть поэзия? Их нужно подвести к мысли о том, что художник в расширительном значении этого слова может существовать лишь в состоянии диалога, коммуникации с миром и человеком. Однако Ф.Тютчев начинает своё стихотворение троекратным усилением призыва к молчанию (“Молчи, скрывайся и таи // И чувства, и мечты свои…”). Что за странность? Чем её можно объяснить? Для осмысления этого нам нужно выйти за пределы интерпретируемого текста.

Романтическая личность (ключевое для нас понятие) при всём своём бунтарстве, мятежности, оппозиционности, духовном одиночестве, при всём своём глубинном трагизме ощущения мироздания, жизни и смерти довольно часто стремится найти духовное “сродство” (Гёте) в своих страстных, исповедальных монологах, обращённых к миру и людям. Как ни печально, но она остаётся непонятой, неуслышанной, одинокой и таинственной.

Подтверждение этому мы находим в зарубежной и русской поэзии. Но в стихотворении Ф.И. Тютчева со всей очевидностью находим и другой, не менее важный для романтизма, мотив молчания, безмолвия, тайны. Как он (Тютчев) развивает этот мотив? Центральной идеей в первой строфе является внутренний мир Человека, причём этот мир видится через призму романтического мировосприятия. Этот внутренний мир уподобляется поэтом Космосу. Отсюда образ звёзд в ночи, которые совершают своё круговое движение (“Встают и заходят оне…”). Мы находим здесь параллелизм природной и духовной жизни человека, присущий лирике Тютчева вообще. Душе придаётся сакральный статус. Она объявляется высочайшей ценностью, и только порождением такой души можно любоваться молча, не переводя в слова, не обозначая чувств и мечтаний. Здесь обнаруживается идея самососредоточенности на своей душе и её ценностях.

Как в дальнейшем будут развиваться мотивы, заданные в первой строфе? Для выяснения этого можно предложить следующие вопросы.

— Что сложнее: молчать или говорить?

— Почему романтическая личность предпочитает молчание? В чём видится ей смысл молчания?

— Почему высказанное слово является ложью? (“Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся...”)

Самые интересные и глубокие суждения учащихся фиксируются в тетрадях.

Ф.И. Тютчев во второй строфе задаёт три вопроса:

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?

Первый вопрос обращён к себе как творцу, поэту. Два других вопроса несут в себе глубочайший страх перед непониманием “другим”. И великий поэт, отвечая на эти вопросы, делает парадоксальное заключение: “мысль изречённая есть ложь”. Это признание ошеломляет. Ведь традиционно полагают, что слово дано человеку для понимания, для отыскания истины, правды, смысла.

Почему мысль у Тютчева есть ложь? Ответ мы находим в контексте всего стихотворения. Молчание больше слова, так как слово, с точки зрения поэта, не может вместить в себя и адекватно выразить всю таинственную глубину, антиномичность, скорбь и красоту человеческой души. Слово суше, строже, избирательнее; в нём больше смысла, нежели чувства. Поэтому оно оказывается бледным слепком души, а значит — ложью. Слово “взрывает”, “возмущает ключи”, то есть внутренние тайники души, их чистоту и незамутнённость. И как ни странно, слово ассоциируется не с Космосом как упорядоченной системой, а с Хаосом как с отсутствием гармонии, порядка, смысла.

Третья строфа открывается призывом:

Лишь жить в себе самом умей —
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум...

Этот мир в душе следует пестовать, лелеять, охранять от окружающей действительности, ибо только в этом случае, считает Тютчев, человек осуществляет своё истинное призвание: молчать — значит быть правдивым. А для поэтической личности призыв к молчанию есть скромное уподобление Творцу, который творит мироздание... и молчит.

Попытаемся извлечь некоторые методические итоги из нашего занятия. Освоение теоретических понятий не должно, на наш взгляд, носить отвлечённого характера. Наоборот, теоретические знания и основанные на них аналитические умения должны работать на постижение учеником смысла произведения, на получение эстетического наслаждения. Важно, чтобы ученик видел практическую пользу от овладения теоретическими знаниями, только тогда он с увлечением будет их осваивать.

Методическая тактика, предложенная для описанного занятия, позволяет создать на уроке интеллектуально-эмоциональную напряжённую атмосферу поиска.

Наша задача — указать ученикам направление и ориентиры для такого поиска, который позволит им сделать первые шаги в непознанный мир Романтизма.

Примечания

1 Белинский В.Г. Полн. собр. соч. М., 1955. Т. 7. С. 144.

2 Горький А.М. О том, как я учился писать // Собр. соч.: В 30 т. М., 1953. Т. 24. С. 471.

3 Природа романтизма глубоко исследована в книге Н.Я. Берковского «Романтизм в Германии». В ней учитель найдёт для себя ориентиры в решении этих вопросов.

4 Гуревич П.С. Тайна человека // Человек: Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. XIX век. М.: Республика, 1995. С. 7.

5 Там же. С. 7.

6 Лотман Ю.М. Избранные труды: В 3 т. Таллин, 1992. Т. 2. С. 171.

7 Касаткина В.Н. Поэзия Ф.И. Тютчева. М.: Просвещение, 1978. С. 94.

8 Озеров Л.А. Поэзия Тютчева. М., 1975. С. 83.

9 Журавлёва А.И. Стихотворение Тютчева «Silentium!» (К проблеме «Тютчев и Пушкин») // Замысел. Труд. Воплощение. Сборник статей, посвящённый профессору С.М. Бонди. М., 1977. С. 88.