Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №24/2006

Читальный зал

КНИЖНАЯ ПОЛКА

ИОСИФ БРОДСКИЙ:
    Опыт литературной
    биографии.
    М.: Молодая гвардия,
    2006. 447 с.
    (Жизнь замечательных
    людей.)
Лев Лосев.
ИОСИФ БРОДСКИЙ:
Опыт литературной
биографии.

М.: Молодая гвардия,
2006. 447 с.
(Жизнь замечательных
людей.)

В последние годы бродсковедение (или как это называется на литературоведческом волапюке) неуклонно расширяется и разветвляется. Вышел посвящённый Иосифу Бродскому сборник стихов Евгения Рейна «Мой лучший адресат…» (М.: ОАО «Типография “Новости”», 2005) с послесловием Надежды Рейн. А вот книга Игоря Ефимова «Нобелевский тунеядец» (М.: Захаровъ, 2005), разделяющая российский (здесь особое внимание уделяется так называемому “Делу Бродского”, то есть аресту поэта) и американский периоды жизни Бродского и содержащая письма автора к поэту. А двуязычному читателю будет интересно взглянуть на сборник «Венецианские тетради» (М.: О.Г.И., 2004), в состав которого вошли некоторые «Венецианские строфы» поэта на английском и русском языках…

Также это затуманенное пространство наконец-то пополнилось книгой о поэте в серии «Жизнь замечательных людей». “Наконец-то” произношу недаром, поскольку, наряду с глубокими и добросовестными исследованиями, вокруг и в связи с Бродским нагромоздилось немало сочинений, авторы коих предлагают себя любимых в лучах достойной славы человека, который для них прежде всего — лауреат Нобелевской премии. Так сказать, вписать себя в иерархию…

Поэт и литературовед Лев Владимирович Лосев, сын поэта В.А. Лифшица, известного своими детскими и сатирическими стихами, тоже, как говорится, был лично знаком с Бродским (и в книге есть их совместные фотографии — Бродский и Лосев с женой Ниной 1971 года; Бродский и Лосев в Стокгольме 1987 года), но в отличие от других книг о поэте, созданных его друзьями и знакомцами, данная не относится к жанру мемуарно-муарной литературы. Лосев взялся за книгу, будто выверяя её словами Бродского: “история — мрамор и никаких гвоздей” («Театральное»), то есть единое целое, неподвластное переоценкам и пересудам.

И получилось! Ещё не было представлено более полной, чем здесь, картины творческого пути Бродского, притом картины не монументально-академичной, а написанной в стиле импрессионизма — с яркими мазками-акцентами на самых интересных эпизодах биографии и мотивах творчества. Лосев создал уникальное историко-биографическое произведение, где литературоведение синкопами присутствует в тексте и, наконец, торжествует в разделах «Примечания» и «Хронология жизни и творчества И.А. Бродского», а также в библиографии и указателе — более ста пятидесяти страниц, треть объёма книги! Непривычно для «ЖЗЛ», но совершенно органично для этой именно книги, можно подхватить почин.

Особо отмечу, что в книге Лосева нет перекосов в сторону поздних этапов творчества поэта, всё прописано от самого начала, когда Бродский только начинал учиться, бросил школу, предпринял попытку поступить во Второе Балтийское училище — и до работы в США и приготовлений к весеннему семинару в Саут-Хедли. Здесь поэту уже не суждено было выступить — он умрёт незадолго до занятий. 27 января 1996 года его сердце внезапно остановилось. Лосев пишет, что в вестернах, любимых Бродским за “мгновенную справедливость”, о такой смерти говорят одобрительно: “Умер в сапогах”. Ну, а сам поэт был уверен: нас всех “ждёт не смерть, а новая среда” («Подсвечник»). Во всяком случае живой средой и стала книга об этом классике русской литературы ХХ века.

Ирина ЧЕРНЫШЁВА