Главная страница «Первого сентября»Главная страница газеты «Литература»Содержание №23/2006

Я иду на урок

Я иду на урокБолдино. Современное фото.

Наталия КОТЛЯРЕВСКАЯ


Литература в классе как она есть

Дневник учителя-словесника

Дороги Пушкина

В начале года нам выдали учебники под редакцией Г.И. Беленького. Но пока что они благополучно лежат у учеников дома, и, думаю, откроем мы их нескоро. Дело в том, что уроки по лирике Пушкина в 8-м классе по этой программе “не предусмотрены”. «Капитанская дочка» есть, а стихов нет.

Но к «Капитанской дочке» нужно еще прийти. Не только Пушкину, но и восьмиклассникам.

Какие же стихи выбрать? Как приблизить живого Пушкина — поэта! — к детям? Какую интригу (в смысле сценария, сюжета и композиции урока) предложить?

Интересной мне кажется тема «Дороги Пушкина». Она даёт возможность проследить маршруты пушкинских странствований, поговорить о новых, неизвестных стихотворениях, приблизить далёкий от современных детей быт пушкинской эпохи в той её части, которая называется «Путешествие. Дорога. Средства передвижения». Наконец, тема дороги — одна из сквозных в русской литературе, и к ней мы будем обращаться ещё не раз. Достаточно вспомнить «Капитанскую дочку» и «Евгения Онегина», «Мёртвые души» и «Коляску», «Русских женщин» и «Кому на Руси жить хорошо».

Но к этой теме у моего класса ещё и личный интерес — совсем скоро, через две недели мы едем в Пушкинские Горы. Но об этом позже.

Конечно, такой урок нужно готовить. Перечитать «Дорожные жалобы» — не только известное стихотворение Пушкина, но и одноимённую главу в недавно вышедшей замечательной книге Нонны Марченко «Быт и нравы пушкинского времени». Заглянуть — в который раз! — в книгу Ю.А. Федосюка «Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века». Найти всё, что упоминается о дорогах в «Путеводителе по Пушкину» и в других справочниках1.

К уроку прошу приготовить географические атласы или контурные карты (пока не объясняю зачем) и томик стихов Пушкина. Сама приношу на урок открытки с изображениями старинной тройки, репродукции со старых литографий “на тему”2.

— Как по-вашему, о чём сегодня пойдёт речь на уроке? Как поняли тему урока? Вспомнили какие-либо строчки?

Тут же прошу записать в тетрадь ассоциации на словосочетание дороги Пушкина.

(Зима, холод, тройка, ямщик, карета, колокольчик, Пущин, голый Пушкин — вот оно, влияние текстов изложений из знаменитого сборника!).

И вдруг неожиданное:

— Жена Пушкина!

Спрашиваю:

— Почему жена? Откуда?

Оказывается, в памяти Лизы С. нарисовалась следующая картинка: карета Натали, разминувшаяся с каретой Пушкина по дороге на Чёрную речку. Да, предугадать прихотливый ход детских ассоциаций невозможно...

Из стихов вспомнили «Зимнюю дорогу», «Зимнее утро», «Бесы», из прозы — «Метель» и «Станционного смотрителя» и даже — те, кто прочитал, — «Капитанскую дочку» (“Гринёв выехал из отчего дома в кибитке, в другой кибитке в это время (?) ехал Пугачёв”, — торопится сообщить Женя С.). Что ж, на первый раз не так уж и плохо.

Начинаю рассказ и одновременно пытаюсь вовлечь класс в беседу.

— Первые несколько лет маленького Сашу Пушкина везли летом в Захарово — небольшое сельцо, которое находилось в тридцати восьми вёрстах от Москвы по Смоленской дороге. В двенадцать лет его везут... Подскажите!

— …в Лицей!

— А точнее?

— Сначала в Петербург, а затем в Царское Село.

— А теперь слушаем небольшой отрывок из романа Ю.Тынянова «Пушкин».

“Уезжали они по Тверской дороге.

Провожали их до самой заставы.

Василий Львович, осмотрев коляску, остался недоволен и разбранил смотрителя. Таково было обыкновение всех путешественников <…> Ямщик уселся, колокольцы залились, и он уехал.

На повороте Василий Львович обратил на него важный взгляд свой — юный птенец впервые покидал отеческих пенатов”.

— Ну как, почувствовали стиль тыняновского «Пушкина»? Что он вам напомнил?

(“Самого Пушкина!”)

— Какие “дорожные” слова встретились у Тынянова? Запишите их.

(Дорога, застава, коляска, смотритель, ямщик, колокольцы.)

— Через несколько лет — новые края, новые встречи. Петербург, Екатеринослав, Киев, Кавказ, Крым, Кишинёв, Одесса. В те времена это была не шутка — проехать всю Россию с севера на юг. (География дорог Пушкина этого периода ребятам знакома, так как о южной ссылке мы говорили в прошлом году.)

— А сейчас мы с вами начнём составлять карту путешествий Пушкина. Достаньте, пожалуйста, географические атласы или контурные карты (у кого что есть) и обозначьте на них места пребывания Пушкина на европейской части России. К сожалению, Пушкину пришлось путешествовать только в пределах России — выезд за границу ему был запрещён.

Не работа — удовольствие. На уроке литературы (не географии!) рисовать карту. Да ещё такую необычную. Пока ребята наносят на карту упомянутые на уроке географические объекты и соединяют их линиями (на это уходит минут семь-восемь), рассказываю, что почти во всех этих местах сейчас есть музеи Пушкина, мемориальные доски, улицы, школы, библиотеки, названные его именем. В классе обязательно найдутся два-три ученика, кто уже побывал в музее Пушкина в Одессе, кто видел Пушкинский грот в Феодосии или “Бахчисарайский фонтан” в Крыму.

Понятно, что большинство учеников успевают найти за это время лишь самые крупные “объекты”, в буквальном смысле “выпрямляя” путь Пушкина из Петербурга в Екатеринослав (нынешний Днепропетровск). На перемене меня окружают “особо интересующиеся” и просят показать настоящую дорогу Пушкина на юг. Удовлетворяю любопытство и говорю, что самый короткий путь из Петербурга на Екатеринослав (а именно им ехал Пушкин) лежал через Лугу, Великие Луки, Витебск, Оршу, Могилёв, Чернигов, Нежин, Кременчуг. Всего тысяча пятьсот семьдесят семь вёрст3.

Особыми значками отмечаем пушкинские места, в которых мы уже побывали, с удовольствием вспоминая пешеходную экскурсию по Москве, поездку в Захарово, Петербург и Пушкин. Скоро в этот ряд попадут Псков и Пушкиногорье.

— И снова дорога. Снова за окном кибитки мелькают полосатые вёрсты. Помните? “Только вёрсты полосаты попадаются одне…” Новое изгнание, теперь в родовое имение Михайловское. А затем опять будут Москва и Петербург — так называемая “государева дорога”. По ней Пушкин проедет более тридцати раз. И вновь Кавказ (от Петербурга до Тифлиса и обратно), Болдино, Казань, Оренбург…

(Снова работаем с картой.)

— А какими же были дороги во времена Пушкина? Хотите послушать самого поэта?

(Читаю отрывок из «Евгения Онегина». Лирическое отступление о дорогах из седьмой главы класс воспринимает на “ура”.)

Продолжаю рассказ.

Пушкин много путешествовал. Подсчитано, что за свою короткую жизнь он проехал по российскому бездорожью более тридцати пяти тысяч вёрст, проведя в дороге около восьми лет своей жизни.

— Что побуждало поэта пускаться в путь? Деловые соображения, распоряжения свыше... Понятно, что это такое? Но это всё вынужденные поездки. А ещё? Для чего мы с вами путешествуем?

(Чтобы увидеть новые места. Набраться впечатлений. Сменить обстановку. Просто отдохнуть. Встретить интересных людей, что-то открыть для себя.)

— Да, верно. То же самое двигало и Пушкиным — “желанье душу освежить”, рассеяться и на время отвлечься от бытовых забот, сосредоточиться на своих мыслях. Путешествие — это всегда движение. Не только физическое, но и нравственное, духовное. А ещё оно давало возможность всматриваться “изнутри” в быт России. Пушкин прекрасно знал быт ямщиков, станционных смотрителей, любил стремительный бег коней, жадно впитывал мимолётные путевые впечатления. “Экипажи часто ломались. Сломанную коляску чинили — иногда несколько дней нетерпеливый путешественник проводил в домике станционного смотрителя или оказывался невольным гостем какого-нибудь степного помещика. Сколько сюжетов для литературы! И «Станционный смотритель», и поэма-шутка «Граф Нулин» Пушкина основаны на дорожных приключениях”4.

Неслучайны названия многих пушкинских стихотворений. «Зимняя дорога», «Подъезжая под Ижоры...», «Я ехал к вам: живые сны…» («Приметы»), «Поедем — я готов...», «Если ехать вам случится…». Почитаем?

С особенным удовольствием слушали «Подъезжая под Ижоры...» и «Приметы». После этого можно прочитать и знаменитые «Дорожные жалобы» (1829).

Только слушаем, никакого анализа. (О необходимости учиться читать и понимать стихи — не только Пушкина! — мы будем говорить на следующем уроке.) На первый раз будет достаточно, если ученики просто ощутят, по их же собственным словам, — “два настроения” в стихотворении: грустно-обречённое в первой части и какое-то молодецкое, лихое и вместе с тем “домашнее” — во второй.

Предлагаю сравнить «Дорожные жалобы» с более ранним стихотворением — «Телега жизни» (1823).

— Уловили разницу? В чём она?

(«Телега жизни» — явная, легко разгадываемая аллегория: дорога — жизнь, путник — человек, возница — время, быстрота езды в телеге — скоротечность жизни и т.д. А в «Дорожных жалобах» размышления поэта о жизни и смерти гораздо более философичны.)

Разумеется, мои ученики говорили не такими словами, но мысль ими была схвачена верно.

— А теперь поиграем. Не возражаете?

Таковых не находится. Особенно в конце урока, когда все уже немного устали. Игру провожу в очень быстром темпе, именно как игру.

Литературная игра «Дороги Пушкина»

1. Я называю слово, а вы вспоминаете соответствующие пушкинские строки (задание проверяет читательскую память, готовность “выдать” в нужный момент нужные стихи). Тройка, ямщик, санки, облучок, дровни, дорога, колокольчик, кобылка, верста…

(Возможные ответы: “По дороге зимней, скучной // Тройка борзая бежит...”; “Что-то слышится родное // В долгих песнях ямщика...”; “Когда мой двор уединенный, // Печальным снегом занесенный, // Твой колокольчик огласил...”; “Еду, еду в чистом поле; // Колокольчик дин-дин-дин...”; “Эй, пошёл, ямщик!..” — “Нет мочи: // Коням, барин, тяжело…”; “Но знаешь: не велеть ли в санки // Кобылку бурую запречь...”; “Бразды пушистые взрывая, // Летит кибитка удалая…” и т.п.)

2. Что означают выражения ездить на своих, на долгих, на почтовых, на перекладных; закладывать лошадей, перекладывать лошадей, перекладные; по своей надобности, по казённой надобности? Что такое подорожная, прогоны, столбовая дорога, шлагбаум?

Конечно же, никто ничего не знает или — в лучшем случае — знает очень смутно, приблизительно. Не страшно. Показываю изображения старинных экипажей, словарь Ю.А. Федосюка «Что непонятно у классиков…», «Словарь лексических трудностей художественной литературы». И — предлагаю выполнить это задание в качестве домашнего.

3. “Расшифруйте строки”.

На именины Татьяны Лариной, о которой, вероятно, многие из вас уже слышали, “соседи съехались в возках, // В кибитках, в бричках и в санях...”. Что означают все эти слова? Как выглядели эти средства передвижения? Может, нарисуете?

Задание необычайно трудное, ведь рисовать умеют далеко не все. На помощь опять приходят иллюстрации. А ещё карточки по типу лото: на одной стороне — название старинного экипажа (кибитка, бричка и т.п.), на другой — словарно-энциклопедическое определение. Например:

Кибитка — понятие очень широкое; так именовалась почти любая полукрытая, летняя или зимняя повозка.

Дровни — крестьянские сани без кузова для перевозки дров, сена и других грузов; на них вообще-то не ездили, так что крестьянина у Пушкина в «Евгении Онегине» можно считать исключением.

Дрожки — лёгкий двухместный открытый экипаж. Троекуров у Пушкина ездил на особой их разновидности — беговых дрожках.

— А ещё были коляски, кареты, телеги... Можете продолжить? Нет? Тогда называю я: шарабан, линейка, фаэтон, одноколка, двуколка, возок, колымага (смех), рыдван (ещё больший смех), ландо, дормез, тарантас, таратайка, фургон, розвальни, пролётка… Вот сколько слов! Оказывается, русская повозка имела десятки наименований, что и понятно, принимая во внимание бесконечные российские просторы.

4. Кто больше сможет назвать произведений Пушкина, связанных с темой дороги? (Вопрос, возвращающий учеников к началу урока.)

5. Прочитайте наизусть “дорожное” стихотворение Пушкина, хотя бы одно от ряда. Всему ряду — пятёрка в дневник.

Дважды пришлось выслушать «Зимнюю дорогу». И вдруг звучит нечто неожиданное:

У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармазаном макарони,
Да яичницу свари.

На досуге отобедай
У Пожарского в Торжке,
Жареных котлет отведай
(именно котлет)
И отправься налегке…

— Эти строки, известные под названием шуточный “путеводитель”, поэт написал в пути, где-то между двумя столицами. Точно не помню. — Это Саша Ш.

— Откуда ты их знаешь?

— Да у нас их папа часто за обедом цитирует. Так, домашняя шутка. (Домашний Пушкин на уроке? Здорово!)

— По-моему, и мы можем воспользоваться пушкинским шуточным “путеводителем” и побежать в школьную столовую за макарони с пармазаном. Посмотрим, что из этого выйдет.

На этой шутливой ноте заканчиваю урок.

Однако сам урок, посвящённый дорогам Пушкина, — только подступ к большой теме — теме дорог в русской литературе. Позже ученики придут к выводу, что в широком смысле пушкинская дорога воплощает в себе вечное стремление к движению, к свободе, в том числе к свободе искусства. Искусства, “склонного к перемещениям и поэтому не придерживающегося твёрдых правил насчёт того, куда и зачем идти. Сегодня к вам, завтра к нам. Искусство гуляет”5.

А мы сегодня гуляем с Пушкиным по его дорогам.

Примечания

1 См.: Марченко Н.А. Быт и нравы пушкинского времени. СПб.: Азбука-классика, 2005 (глава «Дорожные жалобы»); Федосюк Ю.А. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX в. М.: Флинта; Наука, 2001; Путеводитель по Пушкину. СПб.: Академический проект, 1997. С. 137–139 (статья «Дорога»); А.С. Пушкин: Школьный энциклопедический словарь / Сост. В.Я. Коровина, В.И. Коровин. М.: Просвещение, 1999. С. 316–317 (статья «Дороги»).

2 Нужные иллюстрации можно найти в упомянутой книге Н.А. Марченко. С. 249–258.

3 Басина М. Далече от брегов Невы: Документальная повесть. Л.: Детская литература, 1985. С. 8.

4 Марченко Н.А. Быт и нравы пушкинского времени. С. 250.

5 Терц А. (Синявский А.Д.). Прогулки с Пушкиным. М., 2005. С. 110.