Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №21/2006

Архив

Интервью у классной доски

Книги для детей не должны быть ширпотребом

Страница 48. Он не решается сосчитать, сколько часов добирался до этой сорок восьмой страницы. А в книжке их ровным счётом четыреста сорок шесть. Считай, пятьсот. 500 страниц!.. Страница сорок восемь или сто сорок восемь — какая разница? Картина не меняется. Он снова видит, как шевелятся губы учителя, произнося название книги. Слышит единодушный вопрос ребят: «Сколько страниц?» — «Триста, может, четыреста…» (Врёт…) Оглашение назначенного срока вызывает взрыв протестов: «Через две недели? Четыреста (пятьсот!) страниц за две недели! Мы не успеем, месье. Нет, нам никак не успеть!» (Даниэль Пеннак. «Как роман»)

Кому из школьных учителей не знакома ситуация, описанная Д.Пеннаком? Да и для большинства родителей актуальна та же проблема — нежелание их детей читать. Может быть, в этом виноваты… сами книги — как продукт книгоиздания? Что сделать для того, чтобы наши дети захотели взять в руки книгу? Об этом корреспондент «Литературы» Ирина Чернышёва беседует с директором издательства «Самокат» Ириной Балахоновой.

Ирина Чернышёва. Ваше издательство, хотя и возникло недавно, известно многим родителям, ищущим для своих детей хорошего чтения. Но почему вы специализируетесь только на переводах? Это политика — или случайность?

Ирина Балахонова. Так получилось, что долгое время я работала за границей. Когда вернулась в Россию, надо было как-то вводить в культуру моего шестилетнего сына. Я очень старалась, пока мы жили за границей, чтобы он говорил и на русском языке. Теперь же ребёнку надо было что-то читать, и я подумала, что хорошо бы составить какой-то эквивалент французской библиотеки. Однако я быстро поняла, что ничего нового нет, а если и есть, то оно издано так, что ребёнку это в руки давать нельзя. Так получилось, что среди мам, с которыми я общалась, оказалось много редакторов, художников, иллюстраторов, и мы договорились до того, чтобы что-то такое придумать. И решились: пошли во французское посольство и сказали, что хотим издать замечательного французского писателя Даниэля Пеннака. Нам повезло: мы написали заявку и получили разрешение издать книгу Пеннака «Собака Пёс».

Вот так и стали переводить хорошие французские, а затем и другие иностранные книги. Но не только: сейчас издали, например, Артура Гиваргизова и Олега Григорьева.

Вообще мы хотим сделать коллекцию книжек, которые претендуют на то, чтобы потом стать классическими, и которые как-то характеризуют эпоху. В определённой степени у нас просветительская миссия. Я думаю, что если бы наши издательства внимательно относились к тому, что они делают, было бы очень даже возможно вернуть уровень читательской аудитории. Мы хотим, чтобы такой подход стал нормой. Книга не должна быть ширпотребом, поскольку в этом случае занижается её ценность.

И.Ч. Да, некоторые из ваших книг весьма оригинально оформлены, особенно книги стихов для детей. Насколько, с вашей точки зрения, влияет дизайн и формат книги на интерес к ней со стороны читателя?

И.Б. Очень влияет. Например, иллюстрации должны быть качественными, потому что нужна атмосфера какая-то в книжке. Но нельзя делать книгу однозначно покупаемой за счёт того, что иллюстратор полностью нарушает атмосферу текста. Мы делаем то, что нам диктует текст. Стараемся издавать книги, которые становятся “объектами” — иначе можно просто читать текст с экрана. Книга должна нести в себе толику любви того, кто её сделал, а всё, что сделано с любовью и дано ребёнку в руки, учит его так же относиться ко многим вещам.

И.Ч. Ваши книги ориентированы преимущественно на детей школьного возраста. Это попытка компенсировать отсутствие таких книг на российском рынке или желание дополнить школьную программу, в которой детской переводной литературы практически нет? Можно ли “проходить” ваши книги в школе?

И.Б. Да. Многие из книг, которые мы делаем, рекомендованы для школьного чтения в тех странах, где они впервые выходили. Вот «Пятница, или Дикая жизнь» Мишеля Турнье — книга, по которой учат французский язык во Франции. Книга Анники Тор «Остров в море» рекомендована как лучшая книга по толерантности: в ней рассказывается о том, как двух девочек-евреек из Австрии во время войны приютили в Швеции, где они, однако, тоже столкнулись с проявлениями расизма. Книги Даниэля Пеннака — это тоже отличная детская литература для школы.

Мне кажется, нельзя начинать изучение литературы с серьёзной, взрослой классики. Ребёнок её просто не поймёт. Всё-таки он должен уметь видеть в тексте автора, а чтобы понять «Евгения Онегина», нужно пройти через понимание проблем Пети Иванова, в котором ребёнок может увидеть себя. Литература — это же восприятие жизни.

И.Ч. То есть начинать надо с детских книжек?

И.Б. Да, с хороших детских книжек. Если мы хотим, чтобы дети читали, надо издавать хорошую литературу, чтобы она стала темой для разговора, чтобы ребёнок хотел подойти и обсудить проблему с родителем. Тогда получается такой двусторонний подход к чтению — со стороны родителя и со стороны ребёнка. И через книгу возникает некий диалог между ними.

И.Ч. Многие учителя и родители жалуются, что им не удаётся побороть детское нежелание читать. Быть может, виноваты компьютер, телевизор и прочие новшества, отвлекающие от чтения?

И.Б. В принципе, как говорит Пеннак, телевизор ни при чём. Плохо, если чтение для ребёнка — просто бездумное действие, когда нечем себя занять. Чтение должно быть сознательным выбором, побуждающим к размышлениям процессом. А иначе, конечно, когда есть выбор между телевизором и книгой, так посмотреть мультфильм проще, поскольку никаких умственных усилий не требуется: включил кнопку — и смотри.

Надо не бояться давать ребёнку книги, которыми вы сами увлечены. Мой сын, например, может долго не открывать книгу, которую я обязательно хочу, чтобы он прочёл. Тогда я начинаю читать ему вслух. И читаю сама, пока не пойму, что дело пошло.

И.Ч. И напоследок: как получилось такое название — «Самокат»? Ведь слово детское, и, кажется, оно больше из “старого” детства, чем из нынешнего, хотя в последние несколько лет самокаты опять становятся популярными.

И.Б. Так как у нас не было денег, — одни мамаши собрались! — то нам надо было найти название, которое бы нас “повезло”. Мы долго думали и решили, что самокат — это то, что надо. Сам-о-кат. Если уж он не поедет, то нам ничто не поможет. Это потом уже мы написали в каких-то наших документах, что самокат — это вид маленького дорожного транспорта, которому не страшны пробки, который не стоит на светофорах и который не соревнуется в скорости с джипами, а в грузоподъёмности — с самосвалами. Может быть, поэтому — что интересно — кое-где самокату удаётся обгонять.

Тема детского чтения, поднятая в интервью, весьма актуальна и — как всякая серьёзная тема — многогранна. Предлагаем вам и вашим ученикам продолжить её обсуждение, ответив на вопросы анкеты.

Анкета

1. Назовите 3–5 детских книг, которые вы смело могли бы рекомендовать для чтения

— младшим школьникам __________________________________________________________

— школьникам среднего возраста ___________________________________________________

— старшеклассникам _____________________________________________________________

2. Какой книге вы присудили бы главный приз на конкурсе «Самая-самая книга моего детства»?

_______________________________________________________________________________

3. Вы очень жалеете, что этой книги нет в школьной программе. Назовите её ________________

4. Какие книги “из старых”, на ваш взгляд, сейчас несправедливо забыты, не переиздаются? ________________________________________________________________________________

5. Что вы читаете сейчас? ___________________________________________________________

Ваше имя, возраст _________________________________________________________________