Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №11/2006

Архив

Школа в школеМосква. Вид Моховой и дома Пашкова. Художник Г.Лори. Начало 1800-х гг.

Алексей
СВЯТОСЛАВСКИЙ


Алексей Владимирович СВЯТОСЛАВСКИЙ (1958) — кандидат исторических наук.

В оформлении использованы иллюстрации из путеводителя А.Моргунова, Н.Шебановой, Г.Зобина, Ю.Быковского, Ж.Шварц «Страницы жизни: К 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина». М.: Голден Би, 1999.

По пушкинским местам Москвы

Судьба А.С. Пушкина удивительно похожа на судьбы А.С. Грибоедова, М.Ю. Лермонтова, Ф.М. Достоевского одним существенным фактом — все они родились в Москве, затем оказались разлучены с нею, но на всю жизнь пронесли образ Москвы как родины, и каждая встреча с нею отзывалась в их душах эмоциональным подъёмом.

Во время прогулок по пушкинской Москве нам предстоит выяснить, какую же роль сыграл город в его личной и творческой судьбе.

Хорошо знавший Пушкина поэт Пётр Андреевич Вяземский заметил по этому поводу:

“Пушкин был родовой москвич. Нет сомнений, что первым зародышем дарования своего <...> он обязан был окружающей его атмосфере, благоприятно проникнутой тогдашней московской жизнью”.

Величайшему поэту России было суждено появиться на свет в одном из интереснейших мест Москвы — Лефортове, провести детство в так называемой Огородной слободе — в районах, где жили его отец и родственники по отцовской линии.

На пятнадцать лет разлучённый с родным городом (Царскосельский Лицей, Петербург, ссылка), поэт вновь появился здесь в сентябре 1826 года, и свидание с Москвой знаменовало творческий подъём. Он окунулся в атмосферу доброжелательной, хлебосольной Москвы, в литературных салонах и просто у друзей с успехом читал свои произведения.

Историк Михаил Погодин вспоминал об этой замечательной осени:

“В Москве наступило самое жаркое литературное время. Всякий день слышалось о чём-нибудь новом. Языков присылал из Дерпта свои вдохновенные стихи... Денис Давыдов с Кавказа, Баратынский выдавал свои поэмы. «Горе от ума» Грибоедова только что начало распространяться. Пушкин прочёл «Пророка» (который после «Бориса [Трагедия «Борис Годунов». — А.С.] произвёл наибольшее действие) и познакомил нас со следующими главами «Онегина», которого до тех пор была напечатана только первая глава... Вечера живые и весёлые следовали один за другим у Елагиных и Киреевских за Красными воротами, у Веневитиновых, у меня, у Соболевского...”

А вот ещё свидетельство современника, публициста Степана Шевырёва, о том, как Москва встречала своего любимца-поэта:

“Вспомним первое появление Пушкина, и можем гордиться таким воспоминанием... Приём от Москвы Пушкину — одна из замечательнейших страниц его биографии”.

“Надобно было видеть участие и внимание всех при появлении его в обществе! Когда в первый раз Пушкин был в театре, публика глядела не на сцену, а на своего любимца-поэта”, — вспоминал Николай Полевой.

А через два года ещё одно знаменательнейшее событие в жизни теперь уже петербуржца Пушкина, связанное с Москвою: он влюбляется на балу в красавицу Наталью Гончарову, москвичку, живущую возле Никитских ворот. Снова приезды в Москву, сватовство, наконец женитьба, и Пушкин снова — москвич. Правда, всего на три месяца...

С этим периодом его жизни мы соприкоснёмся на экскурсиях, посвящённых Тверскому бульвару и Арбату. В Москве жили многие друзья А.С. Пушкина, у некоторых (П.В. Нащокин, С.А. Соболевский) поэт останавливался, приезжая в Москву. Первая публикация Пушкина тоже связана с Москвою. В 13-м номере выходившего в нашем городе журнала «Вестник Европы» за 1814 год было опубликовано стихотворение «К другу стихотворцу».

Всего пушкинисты-краеведы насчитали более сотни адресов Москвы, хранящих память о Пушкине. Если вы хотите подробнее познакомиться с ними, а возможно, самостоятельно разработать несколько экскурсий по пушкинским местам, можете обратиться к специальным изданиям по литературному краеведению, приведённым в списке рекомендуемой литературы. При разработке данной прогулки-экскурсии мы обратились к помощи книги Н.М. Волович «Пушкинская Москва» (М., 1997).Москва. Дом Бутурлиных. Малая Почтовая, 2.

Но пушкинская Москва — это не только места, где бывал поэт. Это ещё связанные с Москвою образы его произведений, строки, посвящённые любимому городу. Это, правильнее сказать, сам образ Москвы в творчестве А.С. Пушкина. Вспомним ставшие знаменитыми строки из черновой редакции романа «Евгений Онегин».

В изгнанье, в горести, в разлуке,
Москва! как я любил тебя,
Святая родина моя!

Ну, а одну из возможных прогулок мы с вами совершим вместе. Это пешеходная экскурсия по пушкинским местам Лефортова, Басманной и Огородной слобод. Так по-старинному называются местности к северо-востоку от центра Москвы. Впрочем, теперь многие старинные названия вновь вошли в московский обиход.

Здесь прошло детство поэта, здесь жили его родственники, в эти края наведывался он и во время приездов из Петербурга, здесь “поселил” он своих литературных героев. Если вы не жители Лефортова, то удобнее всего приехать сюда, воспользовавшись станцией метро «Бауманская».

Выйдя из метро, сразу повернём налево и дворами выйдем на Ладожскую улицу. Она и выведет нас на Малую Почтовую, а там возьмём вправо и окажемся на углу Малой Почтовой и Госпитального переулка. Мы с вами стоим у того места, где появился на свет самый замечательный поэт России.

Родители будущего поэта, Сергей Львович и Надежда Осиповна, снимали у домовладельца И.В. Скворцова дом, стоявший на месте современного здания из голубоватых панелей (№ 4 по Малой Почтовой). Откуда мы это знаем? Долгое время считалось, что дом Скворцова находился на бывшей Немецкой (нынешняя Бауманская) улице, на месте школы № 353 (дом № 40).

Однако уже в наше время известный московский краевед Сергей Константинович Романюк, работая в архивах, установил, что более правдоподобно выглядит иной адрес — дом Скворцова на Малой Почтовой. Не все сегодня согласны с этим, но большинство специалистов признало этот “новый” адрес верным. Родители Александра, как вы знаете, будучи дворянами и обладая фамильными (то есть передаваемыми по наследству) имениями, в то же время богатством похвастаться не могли. И своего дома у молодой семьи не было. Поэтому снимали квартиры у разных домовладельцев. Адреса часто менялись, и мы с вами, гуляя по пушкинской Москве, сможем воочию убедиться в этом.

“Дом их, — вспоминал барон Модест Корф, — был всегда наизнанку: в одной комнате богатая старинная мебель, в другой — пустые стены или соломенный стул; многочисленная, но оборванная и пьяная дворня; ветхие рыдваны с тощими клячами и вечный недостаток во всём, начиная от денег до последнего стакана”.

Жаль, конечно, что не сохранился тот первый пушкинский дом, где 6 июня 1799 года он родился и где его родители, по-видимому, прожили до осени 1799 года. Но давайте пройдём длинное фабричное здание (Малая Почтовая, № 2) и зайдём во двор.

Здесь сохранилась в несколько перестроенном виде усадьба (она числится по Госпитальному пер., № 4а), принадлежавшая в годы пушкинского детства графу Дмитрию Петровичу Бутурлину, обладателю уникальной библиотеки. Его жена, Анна Артемьевна, приходилась дальней родственницей Пушкину.

Здесь часто бывали Пушкины, в том числе маленький Саша. Именно гувернёру Бутурлиных Реми Жилле принадлежит первое пророчество о его грядущей славе: “Чудное дитя! Как он рано всё начал понимать! Дай бог, чтоб этот ребёнок жил и жил; вы увидите, что из него будет!”

Продолжим знакомство с этим знаменитым районом Москвы. Малая Почтовая привела нас на Лефортовскую площадь. Слева, чуть в отдалении, Лефортовский дворец, давший название всей местности. Он был подарен Петром I своему другу и наставнику Францу Лефорту. Ведь в этой местности когда-то селились иностранцы, которых москвичи звали немцами независимо от их национальности — за плохое владение русской речью (“немые”). Отсюда второе название местности, которое до сих пор в ходу у историков-краеведов, — Немецкая слобода.

Немецкая слобода “составляла по чистоте и опрятности «шик» Москвы. В XVIII веке Немецкая слобода была для Москвы тем, чем с самого начала текущего столетия стал для неё Кузнецкий мост, когда немецкое влияние стало сменяться французским. Богатые вельможи и профессора университета любили также селиться в этой местности <...> В Немецкой же слободе было несколько частных театров”, — пишет краевед прошлого века Н.П. Бочаров.

По Старокирочному переулку выйдем на Бауманскую (бывшую Немецкую) улицу. Она тоже связана с пушкинской темой. Здесь, на доме Головкиной–Ананьева (№ 55), в 1880 году, во время Пушкинского праздника в связи с открытием памятника поэту на Тверском бульваре, была установлена одна из первых в городе мемориальных досок.

Как следовало из текста, в этом доме родился Александр Сергеевич Пушкин.

Дело в том, что когда в 1870-х годах обнаружили запись в церковной книге о рождении и крещении А.С. Пушкина, там упоминался уже знакомый нам Иван Васильевич Скворцов, который служил домоправителем графини Екатерины Головкиной.

В то время сочли, что Скворцов поселил Пушкиных не в собственном владении, а сдал им квартиру в доме Головкиной. Однако вскоре выяснилось, что у него был и собственный дом. И тогда всплыл уже упомянутый адрес Бауманская (Немецкая), № 40. Пройдём по этому адресу.

Здесь расположена известная многим москвичам средняя школа № 353, носящая имя Пушкина. Здание её было построено в предвоенные годы на месте предполагаемого рождения Пушкина.

Возле школы памятник — бюст юного Александра Пушкина работы московского скульптора Екатерины Фёдоровны Белашовой.

И неважно, что в науке идут споры об истинном месте появления на свет Божий гениального поэта. В любом случае этот адрес уже вписался в пушкинскую Москву, и очень хорошо, что у нас в городе есть “пушкинская” школа, педагоги и учащиеся которой вносят свой вклад в развитие темы «А.С. Пушкин и Москва».

(Подсчитайте, сколько ещё памятников А.Пушкину стоит в Москве и в Санкт-Петербурге. Есть ли памятные пушкинские места в городе, в краю, где вы живёте?)

По Бауманской улице вернёмся к метро «Бауманская» и, миновав его, повернём налево, на Спартаковскую улицу.

Перед нами сияет золотом куполов один из самых ярких в архитектурном отношении храмов города — собор Богоявления в Елохове.

Елохово, или Елох, историческое название местности, некоторые краеведы полагают — от старинного названия дерева ольха. В этой церкви (позднее она была перестроена) крестили новорождённого Сашу Пушкина, о чём и была сделана запись в церковной регистрационной книге (её называли метрической). Москва. Церковь Богоявления Господня в Елохове.

Эта самая запись, будучи обнаружена в 1870-х годах, и положила начало поискам места рождения поэта, о которых мы только что рассказали. Приведём её полностью в современной орфографии:

“Мая 27. Во дворе коллежского регистратора Ивана Васильевича Скворцова у жильца его майора Сергия Львовича Пушкина родился сын Александр. Крещён июня 8 дня. Восприемник граф Артемий Иванович Воронцов, кума мать означенного Сергия Пушкина вдова Ольга Васильевна Пушкина”.

Запись относится к 1799 году, даты указаны по старому стилю. (Переведите их самостоятельно в новый стиль, чтобы определить, когда мы должны теперь отмечать день рождения А.С. Пушкина. При этом учтите, что Пушкин родился 26 мая вечером, но в записи поставили 27 мая по церковной традиции, относящей время после вечерней службы к следующему дню.)

Что за лица упомянуты в этом теперь уже историческом документе?

Во-первых, отец Саши, Сергей Львович, житель Москвы и владелец имения Болдино под Нижним. “Гвардии майор, или, вернее, — капитан-поручик, уже год как был в отставке и служил в Кригс-Комиссариате (учреждение, занимавшееся снабжением армии), так что и форма его была совсем не гвардейская, но он всё ещё называл себя: гвардии майор Пушкин. Время стояло «хладное», и «дул борей» или «норд» (северный ветер) для хороших фамилий, как говорили для того, чтобы не упоминать имени императора Павла. Поэтому, называя себя гвардейцем в кригс-комиссарском сюртуке, майор как бы намекал на причины отставки и временность её. На деле он должен был выйти в отставку, так же как и брат его Василий Львович, потому что для гвардейской жизни не хватало средств, а Кригс-Комиссариат давал жалованье” — так пишет о Сергее Львовиче в романе «Пушкин» писатель Юрий Тынянов. (Если вы ещё не читали этот известный биографический роман — непременно обратите на него внимание.)

Чин капитан-поручика соответствовал в конце XVIII века десятому классу по Табели о рангах. (Вспомните, что это такое и как эта Табель появилась.)

Любопытно, что чин десятого класса по гражданской службе (коллежский секретарь) получит позднее и Александр Сергеевич в бытность свою чиновником Министерства иностранных дел.

Второе лицо из метрической записи — граф Артемий Иванович Воронцов, “восприемник”, что означает крёстный отец. О его дочери Анне Артемьевне, в замужестве Бутурлиной, мы уже упоминали.

Ну, а Ольга Васильевна Пушкина, как видите, была одновременно родной бабкой по отцовской линии и крёстной матерью Саши Пушкина. Крёстных родителей выбирают при крещении младенцев. В дальнейшем они несут ответственность за благочестивое христианское воспитание ребёнка, а в случае необходимости оказывают ему материальную поддержку.

Пересечём двор церкви и окажемся в узком проезде, выходящем к скверику с угрюмым памятником советской эпохи, изображающим деятеля социал-радикализма Баумана.

Исконно историческое название этого места — Елоховская площадь. Двигаясь от церкви по противоположной стороне проезда, дойдём до владения № 9. Москва. Старая Басманная, 36. Слева — В.Л. Пушкин. Художник И.Вивьен.

В живописной старинной усадьбе находится Городская библиотека № 112, носящая имя Пушкина, — одна из старейших в городе. Во дворе — бюст поэта. Библиотека была открыта по инициативе Московской городской думы в канун столетнего юбилея А.С. Пушкина, 15 мая 1899 года, с присвоением имени поэта. Полностью она называлась тогда “народною аудиторией с читальней при ней в память А.С. Пушкина”, а первой попечительницей библиотеки стала дочь поэта Мария Александровна (в замужестве Гартунг).

Вернёмся на Спартаковскую улицу. В направлении центра города она переходит в Старую Басманную. Это значит, мы на территории древней Басманной слободы. Есть мнение, что название своё она получила по слободе пекарей, выпекавшей для государева двора хлеб-басман. Слева останется замечательная усадьба графа А.И. Мусина-Пушкина, археолога, обретшего в конце XVIII века знаменитую древнерусскую повесть «Слово о полку Игореве…». Тёмно-красное здание этой усадьбы на углу Доброслободской улицы было знакомо А.С. Пушкину.

Но ещё больше знаком ему был одноэтажный желтоватой окраски домик, отмеченный сегодня мемориальной доской и номерным знаком № 36 по Старой Басманной.

Вы, конечно, уже нашли его. Дом принадлежал дядюшке Александра Пушкина — Василию Львовичу Пушкину. Его имя уже звучало, когда мы с вами читали отрывок из книги Ю.Тынянова. А кто из вас уже прочитал всю книгу, знает, какую роль сыграл Василий Львович в судьбе Александра. Он сопровождал племянника в Петербург, в Царскосельский Лицей, когда пришла пора расставаться с Москвою в 1811 году, ему была поручена опека над племянником во время учёбы.

Сегодня мало кто, кроме специалистов, знает, что Василий Львович Пушкин в своё время был известен в литературных кругах вовсе не как дядя поэта Александра Пушкина, а как литератор, автор нашумевшей поэмы «Опасный сосед». Имя героя этого произведения Буянова затем перекочует на страницы «Евгения Онегина». Искренне радуясь первым литературным успехам племянника, Василий Львович писал тому: “Мы от тебя многое ожидаем... Ты сын Сергея Львовича и брат мне по Аполлону. Этого довольно”.

Юный стихотворец ответил стихотворением, характерно озаглавленным «Дяде, назвавшему сочинителя братом».

Я не совсем ещё рассудок потерял
От рифм бахических, шатаясь на Пегасе.
Я не забыл себя, хоть рад, хотя не рад.
Нет, нет — Вы мне совсем не брат:
Вы дядя мне и на Парнасе.

Уходящая эпоха классицизма отзывалась ещё в те годы расхожими античными образами бога Аполлона, покровителя искусств, мифологического поэтического коня Пегаса и горы Парнас, где боги беседуют с поэтами.

Что ж, Пушкин-младший показал похвальную скромность и литературную честность, признав Василия Львовича дядей и “на Парнасе”. А уже в ХХ веке литературовед и писатель Л.П. Гроссман отметил: “Автор «Опасного соседа» остаётся первым учителем Пушкина в поэзии, — он поставил его голос. Мастера стиха Батюшков и Жуковский оказались несоизмеримо сильнее и влиятельнее его, но они пришли позже”.

Александр Сергеевич очень любил дядюшку и непременно навещал его, часто сразу же по приезде в Москву. Он и проводил Василия Львовича в последний путь в августе 1830 года. Из-за отсутствия в Москве в это время Сергея Львовича племяннику пришлось распоряжаться на похоронах. Отпевали Василия Львовича в церкви, которую мы с вами увидим, двигаясь дальше по улице в сторону центра города. Называется она церковью Святого Никиты Мученика на Басманной, а строил её архитектор Д.В. Ухтомский в 1750-х годах. Церковь прекрасно сохранилась с пушкинских времён. Похоронен Василий Львович рядом с матерью Ольгой Васильевной на старом кладбище Донского монастыря. (Будучи в Донском, не поленитесь отыскать их могилы, отмеченные небольшими надгробиями возле правой, южной, стены Большого собора Донской Иконы Божией Матери.)

Справа мы проходим хорошо известный местным жителям Сад имени опять-таки этого, вездесущего в пушкинской части Москвы смутьяна Баумана. Что поделать, тени разрушителей всё витают над российскими пространствами…

А ведь с 1831 года и до самой смерти в 1856 году здесь, в Басманной слободе, в усадьбе Левашовых, безвыездно жил знаменитый пушкинский современник Пётр Яковлевич Чаадаев, получивший даже прозвище басманного философа.

Исследователи-пушкинисты считают, что во флигеле левашовской усадьбы Петра Яковлевича неоднократно навещал Пушкин. О темах их бесед гадать не приходится — говорили об исторических судьбах России. Это всю жизнь волновало автора «Философических писем» П.Я. Чаадаева, который за вольномыслие был в конце концов объявлен сумасшедшим.

Впрочем, значение Старой Басманной в истории русской литературы этими адресами не исчерпывается. Раз мы уж попали сюда, вспомним, что оставшийся чуть позади большой зелёный дом под № 21, занимаемый теперь банковским учреждением, — это перестроенное здание бывшего Константиновского Межевого института (он готовил специалистов по землеустройству).

В нём директорствовал в 1830-е годы писатель Сергей Тимофеевич Аксаков, устроивший сюда тогда юного Виссариона Белинского, впоследствии автора многих статей о Пушкине. Москва. Церковь Никиты Мученика. Старая Басманная, 6.

А позднее здесь, у сестры Веры Михайловны, вышедшей замуж за преподавателя института Александра Павловича Иванова, бывал и Фёдор Михайлович Достоевский, пятнадцатилетним юношей переживший смерть любимого поэта А.С. Пушкина как тяжёлую личную потерю.

Старая Басманная вывела нас на Садовое кольцо. Продолжим прогулку и перейдём на противоположную сторону Садового кольца. Возьмём вправо и дойдём до Большого Харитоньевского переулка.

Мы попали в местность, название которой уж никак не вяжется с современной Москвой — Огородная слобода. Местность эта, как и Лефортово, крепкими узами связана с детскими годами Пушкина.

Углубившись в переулок, мы вскоре окажемся возле старинного здания причудливых форм в окружении небольшого парка (№ 21). Это бывший дворец Николая Борисовича Юсупова, известного русского аристократа, владельца подмосковной усадьбы Архангельское, фарфорового завода и коллекций произведений искусства. А для нас здание дорого тем, что это единственный сохранившийся дом из детских адресов Пушкина, о чём свидетельствует мемориальная доска на фасаде. Здесь жили Сергей Львович и Надежда Осиповна Пушкины с детьми Ольгой, Сашей и Николаем в 1802–1803 годах (впрочем, Юсуповых Александр навещал и в зрелые годы).

Пройдёмте во двор дома. Из-за забора выглядывает единственный сохранившийся каменный флигель. Когда-то вокруг было ещё несколько деревянных строений, в том числе жилых. Как определили историки, в одном из этих флигелей и поселились Пушкины.

Сюда теперь часто приходят экскурсии школьников, и экскурсоводы обычно читают отрывки из воспоминаний Е.П. Яньковой, посещавшей семейство Пушкиных в те далёкие годы:

“Пушкины жили весело и открыто, и всем домом заведовала больше старуха Ганнибал, очень умная, деятельная и рассудительная женщина, она умела вести дом как следует, и она также больше занималась и детьми: принимала к ним мамзелей и учителей и сама учила. Старший внук её Саша был большой увалень и дикарь, кудрявый мальчик лет девяти или десяти, со смуглым личиком, не скажу, чтобы слишком приглядным, но с очень живыми глазами, из которых искры так и сыпались <...> Не раз про него говаривала Марья Алексеевна: «Не знаю, матушка, что выйдет из моего старшего внука: мальчик умён и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда урок свой сдаст порядком: то его не расшевелишь, не прогонишь играть с детьми, то вдруг так развернётся и расходится, что его ничем и не уймёшь <...> Бог знает, чем это кончится, ежели он не переменится»”. Здесь мы встречаемся с новым лицом — Марьей Алексеевной Ганнибал, бабкой поэта по материнской линии, женой Осипа Абрамовича, сына “арапа Петра Великого”. (Вспомните, чем он знаменит.) Она способствовала интересу юного Пушкина к истории, старине. Как вспоминал П.И. Бартенев, Марья Алексеевна “любила вспоминать старину, и от неё Пушкин наслышался семейных преданий, коими так дорожил впоследствии”. Она приехала из Петербурга и поселилась совсем неподалёку, в Малом Козловском переулке.

Вернёмся в Большой Харитоньевский и повернём направо, в сторону центра города. Мы оказались на перекрестке в окружении “пушкинских” адресов. Налево уходит Малый Козловский переулок, где до переезда к дочери в 1805 году жила Марья Алексеевна (дом № 10, не сохранился).

Если пройти чуть дальше, то вправо пойдёт Малый Харитоньевский переулок. Здесь на месте современного дома № 9 жила в собственном доме другая бабка поэта, мать Сергея и Василия Львовичей — Ольга Васильевна (пользуясь случаем, вспомните, что вы о ней уже знаете из нашей экскурсии), и до переезда в Басманную слободу жил хорошо нам знакомый Василий Львович Пушкин.

Но что ещё более удивительно — в самом Большом Харитоньевском переулке находились ещё два детских адреса Александра Пушкина! Москва. Бывший дворец Н.Б. Юсупова.

За восемь лет пребывания в Огородной слободе Пушкины несколько раз снимались с места. Достоверно нам известны адреса в Большом Харитоньевском — дом № 8 и дом № 2.

На месте первого, бывшего дома графа Льва Санти, теперь четырёхэтажное здание поликлиники. Здесь семья снимала квартиру в 1803–1807 годах.

Дом № 2 угловой, одной стороной он выходит в переулок, а другой — на бульвар. Сегодня перед вами многоэтажный кирпичный дом, а когда-то на его месте находились два небольших деревянных домика. Здесь, у домовладельца Петра Волкова, молодая семья поселилась в 1801 году.

Интересно, что улица во времена пушкинского детства называлась Большой Хомутовкой, название Большого Харитоньевского переулка — по церкви Святого Харитона (она не сохранилась) — появилось позднее.

Однако именно в связи с этим названием переулку вскоре суждено было стать фактом русской литературной классики. Работая над художественными произведениями, даже эпическими (то есть претендующими на объективность и всеохватность), писатели, конечно же, отражают некоторые реальные факты городской жизни и личной биографии. Поэтому одна из увлекательных сторон литературного краеведения состоит в отыскании попавших в художественные произведения уголков города, улиц, домов, маршрутов, которыми двигались литературные герои...

Часто писатель отражает именно то, что близко его душе, что связано с тёплыми воспоминаниями или особенными волнениями. Вспомните роман «Евгений Онегин». А.С. Пушкин везёт своих героев, семейство Лариных, той дорогой, которой он сам мчался с фельдъегерем на лошадях, срочно вызванный государем из ссылки, — прямо в Кремль. В душе Пушкина смешались тогда и тревога, и надежда, и радость узнавания родного города. Этот сентябрь 1826 года остался незабываемым. Петровский замок, Тверская — и вот, наконец... Впрочем, пусть продолжит сам автор уже на страницах «Евгения Онегина».

В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тётке,
Четвёртый год больной в чахотке,
Они приехали теперь.

В некотором отдалении можно обнаружить ещё несколько пушкинских адресов.

В “доме-комоде” (он прозван был так за вычурность форм), на Покровке, № 22, Саша Пушкин брал первые уроки танцев;

в доме Пашковых, находящемся во дворе современного дома № 12 по Чистопрудному бульвару, поэт с молодой женой был на блинах 1 марта 1831 года;

на Мясницкой, № 43 (дом сохранился) он навещал директора Московского Архива Коллегии иностранных дел Алексея Фёдоровича Малиновского, чья жена Анна Петровна была посажёной матерью (самостоятельно узнайте, что это за свадебная роль) Натальи Гончаровой на их с Пушкиным свадьбе.

А на доме № 4 в Кривоколенном переулке даже установлена мемориальная доска. Здесь у поэта Дмитрия Веневитинова осенью 1826 года Александр Сергеевич дважды с огромным успехом читал друзьям-ценителям «Бориса Годунова».

Но вы уже, наверное, изрядно устали, ведь прогулка заняла не один час. Пройдя направо от Харитоньевского по Чистопрудному бульвару, вы вскоре выйдете к станциям метро «Чистые пруды» и «Тургеневская».

Возле метро на бульваре стоит памятник знаменитому современнику А.С. Пушкина, его “полному тёзке” — Александру Сергеевичу Грибоедову.

Неподалёку отсюда, в доме № 42 по Мясницкой улице, Грибоедов, приезжая в Москву, работал над комедией «Горе от ума». В январе 1825 года поэт Иван Пущин отвёз эту ходившую в списках по рукам пьесу в ссылку А.С. Пушкину. Писатели встречались друг с другом, правда, не в Москве, а в Петербурге.

Кстати, и об упомянутых друзьях А.С. Пушкина. По свидетельству секунданта Константина Данзаса, последними словами умиравшего в Петербурге от полученного на дуэли ранения Пушкина были: “Как жаль, что теперь здесь нет ни Пущина, ни Малиновского, мне бы легче было умирать”.

* * *

Совершенно очевидно, что в Москве ещё немало других пушкинских мест. И вы можете, воспользовавшись приведённым ниже списком литературы, попробовать самостоятельно составить маршрут собственной пушкинской экскурсии. Например, «Пушкинский Арбат» или «С Пушкиным по Бульварному кольцу».

Литература

  1. Анциферов Н. Москва А.С. Пушкина. 2-е изд. М., 1998.
  2. Ашукин Н. Москва в жизни и творчестве А.С. Пушкина. М., 1949.
  3. Волович Н.М. Пушкинская Москва. М., 1997.
  4. Земенков Б.С. Памятные места Москвы: Страницы жизни деятелей науки и культуры. М., 1959.
  5. Пушкин и Москва: Указатель литературы. М., 1982.
  6. Русские писатели в Москве. 2-е изд. М., 1987.
  7. Стародуб К., Емельянова В., Краусова И. “Я люблю этот город вязевый...”: Путеводитель по литературным местам Москвы. М., 1990.
  8. Стародуб К.В. Литературная Москва: Историко-краеведческая энциклопедия для школьников. М., 1997.