Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №9/2006

Читальный зал

СТЕНД

НЛОCовсем недавно, и года не прошло, как журнал «Новое литературное обозрение» отметил на страницах своего № 73 (3/2005) семидесятилетие академика Михаила Леоновича Гаспарова, “человека, примирившего гуманитарную науку с художествен-ным творчеством и соединившего Касталию с профанным миром”. А в семьдесят седьмом номере «НЛО» (№ 1/2006) — статьи и воспоминания в память о нём…

Но не только Гаспаров.

Номер открывается редакционным вступлением, где отмечается: невозвратимые уходы осени и зимы минувшего года сделали 77-й “по преимуществу мемориальным”. Слова печали и почтения коллеги-филологи говорят Владимиру Топорову, лингвисту Сергею Старостину, Александру Чудакову, Елеазару Мелетинскому… “Интеллектуальный и поколенческий слом”, пишут редакторы. “Обвал поколений”, находит своё определение Мариэтта Чудакова и вспоминает о другом “обвале” 1969–1970 годов (ему предшествовала смерть А.П. Скафтымова в 1968), когда ушли из жизни В.В. Виноградов, К.И. Чуковский, В.Я. Пропп, Ю.Г. Оксман, Н.И. Конрад. В 1971 скончался В.М. Жирмунский.

Второй тектонический разлом”, по Чудаковой, происшедший несколько месяцев назад, когда “с каждым из ушедших людей сгинул единственный в своём роде, неповторимый объём знаний”, требует осознать возможности оставшихся. Они связаны с тем, что “ушедшие от нас люди сделали для следующего поколения (или следующих поколений) что-то настолько огромное, их воздействие на нашу гуманитарную жизнь было столь богатым, разнообразным, плодовитым, а образовательные возможности постсоветского времени — столь, не боясь преувеличений, безграничными, что то зияние, которое все мы остро чувствуем, будет затягиваться гораздо быстрей, чем это было после начала 1970-х” (С. 268). Но такой вывод, разумеется, не отводит печали. Тем более что потеряло общество не только названных учёных.

Вот имя менее известное: в Санкт-Петербурге скончался Борис Александрович Кудряков (1946 — 11.11.2005). Поэт и прозаик, художник и фотограф, он принадлежал в советское время к кругу нонконформистов, а в постсоветское был признан одним из самых искренних в своей психологической точности мастеров слова и изображения. Сам себя называл грузчиком, кочегаром, пешеходом. О первой любви писал так: “Я до могилы запомню волшебный вкус поцелуя и её дрожь, её трепет. Я гладил её щёки и шею. Казалось, вся она была из лепестков волшебного бутона”. Своей публикацией, посвящённой Борису Кудрякову, «НЛО» словно выражает надежду, что его наследие обретёт достойное место в нашей культуре.

Осенью в Санкт-Петербурге умер и Сергей Вольф, в советское время детский писатель с даром гипнотического лиризма, в постсоветское — поэт. И здесь хочется вспомнить именно детские книги Вольфа, надеяться на их переиздание. Как и на переиздание замечательной прозы также покинувший этот мир осенью 2005 года писательницы Беллы Улановской. Во всяком случае, её прогремевшая в постперестройку повесть «Путешествие в Кашгар» выдержала не просто проверку быстро меняющейся книжной конъюнктурой, но и открыла свою независимость от исторического времени. Вот действительно книга, которую надо читать в школе по разряду “Современная литература”. Книга, в которой слиянно эстетическое и этическое — этическое вечное.

Из других публикаций в «НЛО» № 77 обратим внимание на раздел «Библиография». Здесь под общим заглавием «Массовая литература как вызов филологам» даны обширные аналитические рецензии на сборник «Чтение для развлечения в современной России: постсоветская популярная литература в исторической перспективе» (Reading for Enertainmemt in Contemporary Russia: Post-Soviet Popular Literature in Historical Pespective). Книга вышла по-английски в Мюнхене небольшим тиражом в академической серии, но в ней, очевидно, впервые представлена характеристика современной массовой литературы, и уже этим издание не может не привлечь всеобщего внимания в России. В том числе и учителей, поскольку массовая литература сегодня также вызов школьной филологии, нашим традиционным основам школьного литературного образования и самому своду хрестоматийных произведений.

Ещё одна проблема школьной филологии — занимательность уроков по литературе, учение с увлечением. Здесь немало полезного можно найти в статье о Банных чтениях, проводимых «НЛО». Задуманные первоначально как шуточные, карнавальные, как своего рода проверка существующих литературоведческих методик, теорий, концепций и т.п., они постепенно стали более серьёзными, научно традиционными, разделились на Большие и Малые Банные чтения. Но первоначальный, первоапрельский (действо происходит именно на рубеже марта и апреля) пафос этого мероприятия «НЛО» сохраняется — как необходимая форма самоочищения филологии. Думается, адаптированный опыт Банных чтений применим и в школьной практике ученических научных конференций: словесникам хорошо известно, что завиральные на первый взгляд идеи их подопечных возникают как свежая реакция на те или иные латентно болевые явления в истории и теории литературы.

Завершается этот номер «НЛО» замечательным по своей компактной содержательности отчётом Веры Мильчиной о XIII Лотмановских чтениях, проводимых Институтом высших гуманитарных исследований РГГУ. Эффект присутствия поразителен: вы словно провели несколько дней в сообществе коллег и обогатились не только профессионально, но и эмоционально.