Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №6/2006

Архив

ЗАДАНИЕ СО ЗВЁЗДОЧКОЙ*

Изучая роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», мы, безусловно, говорим о том, что тема Петербурга в литературе открыта не им — он продолжает традицию. Уже на страницах произведений А.С. Пушкина этот город предстаёт перед читателем изображённым очень неоднозначно (вспомним стихотворение «Город пышный, город бедный…», поэму «Медный Всадник»). О традициях А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя в изображении этого “умышленного” города заставляют вспомнить фантастичность Петербурга в романе Достоевского, дьявольские мотивы.

Н.П. Анциферов в своей книге «Непостижимый город» пишет: “Может быть, дельта Невы — заколдованное место? Китеж — невидимый град — пребывает в истинном бытии, Петербург зримый, но лишённый подлинной жизни, наваждение какой-то таинственной силы, верно, не доброй”. Однако в этом городе-мираже можно отыскать конкретные указания на место жительства героев. Попробуем сделать это. Сегодня мы ищем ответы сразу на несколько вопросов, тесно связанных друг с другом.

А. Герой поэмы А.С. Пушкина «Медный Всадник» Евгений “живёт в … ; где-то служит”. В этой же части Петербурга происходит действие поэмы, написанной поэтом в 1830 году. Как называется поэма Пушкина и где живёт герой “петербургской повести”?

Б. В этой же поэме А.С. Пушкин пишет:

                             …У Покрова
Стояла их смиренная лачужка…
…Дни три тому туда ходил я вместе
С одним знакомым перед вечерком.
Лачужки этой нет уж там. На месте
Её построен трёхэтажный дом…
… Мне стало грустно: на высокий дом
Глядел я косо…

Как назывались такие, с 1830-х годов типичные для рядовой застройки Петербурга, дома, описание которых так часто встречается в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»?

В. Первые такие дома появились в районе площади, которая является топографическим центром романа Ф.М. Достоевского. Как она называется? Имена каких писателей и литературных персонажей можно вспомнить, говоря об этой площади и прилегающих к ней улицах и переулках?

Г. Иногда совпадения в произведениях Достоевского, Пушкина, Гоголя поражают. Найдите в поэме Пушкина «Медный Всадник» и повести Гоголя «Шинель» отрывки, которые перекликаются со следующей сценой романа «Преступление и наказание»: “Но Раскольников уже выходил на улицу. На Николаевском мосту ему пришлось ещё раз вполне очнуться, вследствие одного весьма неприятного для него случая. Его плотно хлестнул по спине кучер одной коляски за то, что он чуть-чуть не попал под лошадей, несмотря на то, что кучер раза три или четыре ему кричал…”

Ответ А. Поэма А.С. Пушкина называется «Домик в Коломне», в Коломне живёт Евгений — герой поэмы «Медный Всадник». Коломна во времена Пушкина — удалённая от центра часть города; появилась на плане Петербурга в конце 1730-х годов, располагается между реками Фонтанкой и Мойкой и Крюковым каналом; центром Коломны служила Покровская площадь (упоминание о церкви, стоящей на этой площади, находим в отрывке из поэмы А.С. Пушкина).

Ответ Б. Такие дома назывались доходными, первые кварталы, застроенные подобными домами, появились в районах Коломны и Сенной площади.

Ответ В. Это Сенная площадь. Многие исследователи топографии романа Достоевского считают “домом” Раскольникова дом № 19 по Гражданской улице. Совсем рядом находится предполагаемый дом Сони Мармеладовой, старухи процентщицы. Неподалёку от Сенной площади жили не только герои Достоевского. Лугин, герой повести М.Ю. Лермонтова «Штосс», живёт в Петербурге в Столярном переулке у Кокушкина моста. А там, где, вполне вероятно, могли быть и полицейская контора, и дом старухи — на Садовой улице — жил сам Лермонтов, когда создавал «Смерть поэта». Сенную площадь вспоминаем также в связи со стихотворением Некрасова «Вчерашний день, часу в шестом...».

Ответ Г. Во второй части поэмы «Медный Всадник» Пушкин так говорит о своём герое:

Нередко кучерские плети
Его стегали, потому
Что он не разбирал дороги
Уж никогда…

В повести «Шинель» Гоголь пишет об Акакии Акакиевиче следующее: “Но Акакий Акакиевич если и глядел на что, то видел на всём свои чистые, ровным почерком выписанные строки, и только разве если, неизвестно откуда взявшись, лошадиная морда помещалась ему на плечо и напускала ноздрями целый ветер в щёку, тогда только замечал он, что он не на середине строки, а скорее на середине улицы”.