Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №22/2005

Архив

СТЕНД

Очередной, семьдесят четвёртый номер «НЛО» (№ 4/2005) имеет увеличенный объём,  целых 656 страниц. Объяснение в теме номера — «Институты нашей памяти: архивы и библиотеки в современной России».

Этот специальный выпуск, по сути, посвящён кризису институций — архивов, библиотек, музеев, ответственных за сохранение исторической памяти. В № 74 «НЛО» предпринята, надо полагать, первая попытка исследования социальных механизмов памяти в современной России. И причины такого внимания понятны. Ни для кого не секрет то, что в последние годы происходит закрытие, выселение, расформирование некоторых важнейших российских архивов и библиотек. Не секрет и то, что это не вызывает почти никакой реакции у научного сообщества и общества в целом. А к этому можно ещё прибавить множество фактов повсеместного бедствования детских, юношеских и школьных библиотек. В нашей редакции нередки письма с просьбами печатать не методические материалы, а перепечатывать хрестоматийные произведения не только зарубежных, но и русских писателей — словесникам из глубинки не с чем работать!

С другой стороны, выбор такой темы продиктован, очевидно, произошедшими в последние пять-семь лет количественными и качественными изменениями в исторической памяти российского общества.

Печальная судьба многих архивов, музеев и библиотек, возможности для реформирования старых и становления новых структур социальной памяти (в том числе Интернета, документального кино и так далее), проблема участия общества в деятельности институтов памяти — вот только некоторые из вопросов, которые рассматриваются на страницах «НЛО». Среди авторов номера – Н.А. Богомолов, М.О. Чудакова; Зара Абдуллаева и Виталий Манский (очень важная статья «Мы /о понимании хроники и истории в документальном кино/»); Александр Хряков («Историки при национал-социализме: жертвы, попутчики и преступники? /К оценке современных дебатов в немецкой исторической науке/» — также очень поучительно); Галина Зверева («Конструирование культурной памяти: “наше прошлое” в учебниках российской истории»); Софья Чуйкина («Музеи отечественной истории и литературы ХХ века в современной России: переработка советского опыта и стратегии кризисного менеджмента») и многие другие.

Этот проект «НЛО» уже вызвал бурную полемику как в профессиональной среде архивистов и библиотекарей, так и в культурном сообществе в целом. Что неудивительно: кризис системы институтов нашей памяти самым непосредственным образом отражается на развитии отечественной науки, образования, просвещения, воспитания. Та национальная идея, которую сейчас все с таким вожделением ищут, не может возникнуть или усовершенствоваться здоровым путём в отстутствие крепкой системы развития исторической памяти. В конце концов речь идет об условиях производства гуманитарного знания как такового, которое, всем известно, немыслимо и без полноценного школьного образования, без возможностей уже в школе получать доброкачественное знание о происходящем и происшедшем.

Обратим внимание и на то, что в связи с выходом этого номера «НЛО» в октябре в Государственном Литературном музее на Петровке прошла дискуссия, собравшая не только архивистов и библиотекарей и представителей научного сообщества, самых активных потребителей услуг названных институций, но и педагогов, вузовских филологов, словесников.

Среди выступавших здесь были филологи Виктор Живов и Мариэтта Чудакова, социологи Алексей Левинсон, Борис Дубин и Лев Гудков, редактор библиографического отдела журнала «НЛО» Абрам Рейтблат, директор Государственной исторической библиотеки Михаил Афанасьев, архивист, редактор сайта «Архивы России» Елена Боброва, начальник Управления комплектования, организации услуг и архивных технологий Федерального архивного агентства Татьяна Павлова, программный директор компании «Большая перемена», организующей тренинговые программы для библиотек, Наталья Жадько. Обсуждение затянулось более чем на три часа, и всё равно высказаться удалось далеко не всем желающим. Предметом выступлений были различные аспекты деятельности библиотек, однако основная часть дискуссии была посвящена проблеме взаимоотношений институтов памяти с обществом и властью. Библиотеки и архивы для пользователей или пользователи для архивов и библиотек? Какой уровень открытости этих институций достижим в нынешних политических и экономических условиях? Ответы на эти вопросы звучали самые разные. Однако факт состоявшейся дискуссии подтверждает: поднятые спецномером «НЛО» проблемы волнуют и самих архивистов и библиотекарей, и интеллектуалов, а, возможно, не оставят равнодушными представителей власти.

Как всегда в номере, много полезных информационных материалов в постоянных рубриках «Библиография», «Новые книги», «Хроника научной жизни». В последней, в частности, напечатан подробный отчёт о Малых Банных Чтениях–2004 «Политика памяти и преодоление прошлого: Вторая мировая война и её восприятие в современной Европе» (мы уже упоминали о них в наших предыдущих обзорах, и теперь есть возможность получить об этом расширенную информацию).


Порой хочется читать журналы не по порядку. Заглянешь для начала в «Содержание» — и вот ты сразу уже на какой-то 322-й странице. Так произошло, когда взялся за сентябрьско-октябрьский номер журнала «Вопросы литературы» (№ 5/2005).

Привлёк внимание раздел «Малый филологический жанр: от “комментария” к “мемуару”» рубрики «Заметки. Отклики, Реплики». Каждому из нас, филологам, словесникам, хорошо известно (правда, не все в этом признаются на людях и официальных мероприятиях), что высший класс литературоведения — это, конечно, комментирование произведения, истолкование его историко-культурных реалий, причин их появления в тексте, раскрытие потаённых цитат и аллюзий, реконструкция хода творческой мысли автора и т.д. и т.п. Известное слово: конгениальность — как желанный орден для исследователя, патент на профессионализм. Но и то нужно признать, что охотников полностью отдаваться комментированию не слишком много. Поэтому доныне полноценные комментарии даже к классическим произведениям — наперечёт.

Во вступлении к названному разделу О.А. Лекманов и М.И. Свердлов, очевидно, его энтузиасты и организаторы, а также, что особенно приятно, наши постоянные авторы, опытные литературоведы и при этом талантливые школьные словесники, отмечают: “Всё охотнее современная филология уходит в малые и прикладные жанры: заметки, мелочи, комментарий… Как оценить этот процесс? Разменивается ли филология на «мелочи» по причине отсутствия больших мыслей или же, напротив, она устала от старых схем и, предваряя создание новых обобщающих построений, занялась уточнением своего знания?”. Конечно, последнее, — хочется воскликнуть. Ведь ещё несколько десятилетий назад Д.С. Лихачёв призывал именно к этому: оторваться от зуда обобщений и укрупнений, перейти к конкретным, частным исследованиям, без которых немыслимо и никакое содержательное обобщение. В конце концов, напомню хрестоматийную историю, — можно сколько угодно рассуждать о духовности, духоподъёмности и духополётности персонажей, например, «Запечатленного Ангела» в связи с историей похода за иконой по цепям через большую реку, но если мы не будем учитывать, что в действительности такой подвиг совершался не ради иконы, а для доставления бочонка с водкой (об этом позже сообщил сам Лесков), какова же будет ценность наших головокружительных истолкований?!

В разделе — совсем небольшие заметки, но сколько в них выходов в большую литературу, в большую жизнь!

Вот из предложенного Львом Иосифовичем Соболевым (как знают читатели, он без отрыва от производства (московской гимназии № 1567) редактор нашей газеты и постоянный автор ведущих литературоведческих изданий — прекрасный пример для приятия опыта).

“ЧЕХОВ. Вы обратили внимание, дорогие коллеги, что героиню «Дома с мезонином» все называют Мисюсь — с ударением на втором слоге? Но ведь своё прозвище она заслужила тем, что «в детстве она называла так мисс, свою гувернантку». Наверное, она говорила «мисюсь», то есть делала ударение на первый слог?”.

Всё! И, конечно, не всё. Ибо при раздумьи над такой мелочью, как определение правильного ударения, возникает немало вопросов уже культурно-исторического, психологического и попросту житейского свойства.

Однако оставлю читателя в нетерпеливом ожидании продолжения таких литературных расследований и подчеркну, что этим замечательным разделом не исчерпывается интересное в пятом номере «ВЛ». (Сразу замечу здесь в скобках, что к заметкам названного жанра примыкает статья Г.Кубатьяна «От слова до слова: Комментарий к циклу О.Мандельштама “Армения”»).

В продолжение темы — поучительны и открывающие номер статьи и воспоминания о Викторе Шкловском, литературоведе, о котором кто-то сказал: Шкловский пишет афоризмами. Именно: уроки Шкловского вполне пригодны для использования их на уроках литературы.

Здесь же вы найдёте остро необходимый для учителей и вместе с тем остро полемический материал о современной литературе. Что такое “новейшая русская поэзия”? Издательство «НЛО» предложило свой ответ на этот вопрос, выпустив книгу: «Девять измерений: Антология новейшей русской поэзии» (М., 2004). В свою очередь, авторы «ВЛ» (что особенно важно, молодые литературоведы из разных российских городов) предложили свои отклики на эту книгу. А итоги (предварительные, разумеется) подводит И.О. Шайтанов. Каковы они, извините, реферировать не буду. Необходимо читать!

Очень нескучное чтение предстоит и тем, кто возьмётся за статью В.Холкина «Три русские сказки». Новгородский литературовед предлагает своё прочтение хрестоматийных, школьных произведений — «Курочки Рябы», «Теремка» и «Репки». Как интересно обсудить эти толкования на уроках!

Полагаю, названного уже достаточно, чтобы обратить на этот номер «ВЛ» самое заинтересованное внимание. А ведь в нём ещё немало традиционных, всегда содержательных разделов («Публикации. Воспоминания. Сообщения», «Обзоры и рецензии»).

Завершается номер немецкими эпиграммами “за 400 лет” в переводах Николая Энтелиса.

Прочитаем и мы одну из них, в согласии с лейтмотивом уже нашего номера, принадлежащую классику немецкого барокко Андреасу Гриффиусу (1616–1664).

ШИРОКАЯ ИЗВЕСТНОСТЬ

Твердит, что целый мир читал его творенья,
Но этот целый мир — соседних два селенья.

Однако, признаемся, порой и два селенья совсем немало!

Обзоры подготовил Сергей ДМИТРЕНКО