Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №15/2005

Читальный зал

КНИЖНАЯ ПОЛКА

М.Л. Гаспаров, К.М. Поливанов. «БЛИЗНЕЦ В ТУЧАХ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА: Опыт комментария. М.: РГГУ, 2005. 143 с. (Чтения по истории и теории культуры. Выпуск 47) М.Л. Гаспаров,
К.М. Поливанов.
«БЛИЗНЕЦ В ТУЧАХ»
БОРИСА ПАСТЕРНАКА:
Опыт комментария.

М.: РГГУ, 2005. 143 с.
(Чтения по истории
и теории культуры.
Выпуск 47).

“Так начинают жить стихом!” — да, словами самого поэта можно определить интерес современных исследователей (от Ю.М. Лотмана, опубликовавшего в своё время ранние варианты стихотворений Пастернака) к ранним опытам автора «Доктора Живаго». Книга М.Л. Гаспарова и К.М. Поливанова о самой первой, самим поэтом впоследствии вспоминавшейся нечасто, поэтической книге выросла из комментария, писавшегося для Полного собрания сочинений Пастернака («Литература» писала об этом масштабном проекте издательства «СЛОВО/SLOVO»: Литература. 2004. № 38). Наверное, в какой-то момент авторам стало ясно, что прятать собранный ими ценнейший материал о “начальной поре” жизни и творчества поэта, о всей его яркой и противоречивой эпохе в набранный мелким шрифтом и читаемый далеко не всеми даже из специалистов финальный раздел одного из томов адресованной массовому читателю толстой книги — дело неблагодарное. Да и объём получившегося коллективного исследования намного превосходит принятые для работы этого жанра размеры, не укладывается даже в самый мелкий, едва читаемый невооружённым глазом кегль типового комментария…

Сказать, что предложенный двумя крупнейшими современными пастернаковедами труд является образцовым — значит, не сказать почти ничего об этой необыкновенной книге. Уместнее будет назвать её исследованием, подводящим итог целой эпохе в отечественной науке — эпохе энциклопедически тщательного и педантически точного, максимально объективного изучения художественного текста как такового, на смену которой всё чаще приходит “весёлая” и не совсем обязательная наука субъективных толкований и произвольных фантазий — с привлечением, в полном соответствии с соблазнами времени, философии, социологии, психологии, медицины, астрологии, нумерологии, кулинарии и т.д.

Характерно, что в кратком Предисловии авторы комментария показывают свой скептицизм по отношению даже к такому, казалось бы, прочно вошедшему в научный обиход методу исследования литературы, как мифопоэтический, относя и его к разряду “произвольного интерпретаторства”. Объективность и только объективность, факты биографии писателя и истории литературы и реальная словесная ткань стихов раннего Пастернака — это всё, о чём идёт речь в этой книге. Зато об этом авторы стараются рассказать нам всё.

Первая, биографическая часть книги написана Поливановым; здесь речь идёт о круге чтения молодого поэта, о его участии в литературной жизни 1913 года, об окружении поэта, его друзьях и любимых, о работе Пастернака над первой книгой и первых рецензиях на неё.

Затем начинается собственно комментарий к составляющим книгу текстам — начиная с пафосного предисловия Николая Асеева, каждая фраза которого так же, как практически каждое слово каждого из двадцати одного стихотворения этой тоненькой книжечки, получает своё объяснение.

Недаром в своём предисловии авторы назвали стихи Пастернака в числе “сложных и сверхсложных” литературных произведений ХХ века, для понимания которых нужен комментарий нового типа, отвечающий, кроме всего прочего, на вопрос: о чём, собственно, здесь говорится? Шаг за шагом анализируя композицию стихотворения, его ритмическое строение, лексику, синтаксис, стиль, особенности содержания, сохранившиеся черновики и варианты дальнейшей переработки, комментаторы помогают читателю действительно сделать сложные стихи не “понятными в целом”, а приблизиться к пониманию каждой детали, каждого слова, каждой мельчайшей детали языка…

Вышедшая к семидесятилетнему юбилею великого русского учёного Михаила Леоновича Гаспарова книга эта подчёркнуто не юбилейна.

Ю.О.