Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №12/2005

Читальный зал

КНИЖНАЯ ПОЛКА

ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ И СИМВОЛИСТЫ: Опыты литературные. Статьи. Переписка / Составление, подготовка текста и комментарии Е.В. Ивановой. М: Языки славянской культуры, 2004. 704 с. (Studia philologica). ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ
И СИМВОЛИСТЫ:
Опыты литературные.
Статьи. Переписка
/
Составление, подготовка
текста и комментарии
Е.В. Ивановой. М: Языки
славянской культуры,2004.
704 с. (Studia philologica).

Ценители русской литературы Серебряного века получили замечательный подарок: солидный том литературных произведений выдающегося русского мыслителя и богослова, священника Павла Флоренского (1882–1937).

То, что перу отца Павла принадлежат не только труды по философии, богословию и эстетике известно всем; однако до самого недавнего времени его собственно литературные произведения были почти не известны: можно сослаться только на раритетное издание его стихов в 1907 году, публикацию поэмы в прозе «Эсхатологическая мозаика» в одном из выпусков академического «Контекста» да на отдельное издание поздней поэмы «Оро». Теперь мы имеем практически полный свод законченных литературных произведений философа, созданных им в ранний период жизни и творчества, в 1900-е годы — в пору активного творческого взаимодействия великого учёного с русскими символистами, в первую очередь с Андреем Белым.

Литературный дебют Флоренского состоялся на страницах символистских журналов «Новый путь» и «Весы». В это время он, тогда ещё не ставший богословом, писал много стихов, которые с полным основанием можно назвать символистскими: тот же круг абстрактно-возвышенных мотивов, та же мистика, те же имена любимых поэтов, философов. И — постоянное обращение к Богу, к образу Богородицы — предвозвестие будущей священнической стези.

Его поэма «Святой Владимир» явно написана в подражание знаменитых прозаических “симфоний” Андрея Белого: такое же причудливое сочетание возвышенного стиля описаний событий и переживаний вперемешку с иронией по адресу конкретных современников. Некоторые части этой поэмы названы музыкальными терминами: «Прелюдия», «Lento» и т.д. — главным ориентиром для автора, как и для Белого, была музыка.

Публикуемая в книге «Записная тетрадь» Флоренского 1904–1905 годов с набросками статей содержит немало самобытных суждений о творчестве. А также яркие характеристики поэтов-современников, не утратившие значения и до наших дней: того же Белого, Бальмонта, Блока. Кстати, в приложении к сборнику его создатель, замечательный знаток Серебряного века Евгения Викторовна Иванова публикует доклад «О Блоке», напечатанный впервые за подписью “Петроградский священник” в Париже в журнале Н.Бердяева «Путь», высказав серьёзные аргументы в пользу авторства Флоренского. Главная мысль этой статьи — “недостаточность неправославного подхода” к творчеству этого “великого русского поэта лермонтовского масштаба и стиля”, как называет Блока автор.

Ценнейший материал по истории русской литературы содержится также в эпистолярном разделе книги, куда вошли материалы переписки Флоренского с Андреем Белым, Волошиным, Зинаидой Гиппиус и Дмитрием Мережковским, а также неотправленное письмо философа к Валерию Брюсову и письма к нему Сергея Соловьёва. В них, в частности, также содержатся особенно интересные для современного читателя оценки и характеристики поэтов Серебряного века. Так, Белый размышляет о соотношении творчества Достоевского и Вл.Соловьёва, объясняет адресату логику своего пути от ортодоксального христианства к антропософии Р.Штайнера, долгие годы увлекавшей его; С.Соловьёв делится с Флоренским своими размышлениями о мировоззрении Гейне, о В.Соловьёве, Вяч. Иванове и К.Леонтьеве.

Наконец, стихи Флоренского просто хороши сами по себе; можно сказать, что благодаря этому изданию мы наконец узнали ещё одного русского поэта символистского круга, отменно образованного и несомненно талантливого.

Ю.БОРИСОВ