Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №7/2005

Читальный зал

КНИЖНАЯ ПОЛКА

Алексей Зверев. ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ПАРИЖА. 1920–1940. М.: Молодая гвардия, 2003. 371 с. (Живая история: Повседневная жизнь человечества.) Алексей Зверев.
ПОВСЕДНЕВНАЯ
ЖИЗНЬ РУССКОГО
ЛИТЕРАТУРНОГО
ПАРИЖА. 1920–1940.

М.: Молодая гвардия,
2003. 371 с.
(Живая история:
Повседневная жизнь
человечества.)

Cерия, в которой вышла эта книга известного литературоведа Алексея Матвеевича Зверева, к сожалению, ныне покойного, появилась не так давно, но уже приобрела заслуженную известность. “Молодогвардейцам” удалось разработать столь необходимый всем нам тип книги-спутника, помогающий, в частности, читателю художественной литературы преодолеть историко-культурные барьеры, возникающие на пути к пониманию сколько-нибудь давнего произведения. Так, подробности быта средневековых трубадуров и обитателей знаменитого Версаля эпохи “короля-солнца”, русских гусар времён Отечественной войны 1812 года и российского рок-музыканта (называю темы некоторых книг серии) не только увлекательны, но и способствуют открытию новых смыслов во всем знакомых сочинениях — будь то «Три мушкетёра» или «Война и мир», лирика во имя “прекрасной дамы” или шлягеры наших “поп-звёзд”…

А.М. Зверев взялся за тему, окружённую горами предвзятых легенд и злонамеренной клеветы (достаточно вспомнить многие как бы художественные фильмы о русской эмиграции, до сих пор выскакивающие на экраны наших импортных телевизоров), но избранный им и издателями “бытовой” подход оказался наилучшим образом пригодным для восстановления подлинной истории русских изгнанников. На этой почве сложные подробности русско-парижской литературной жизни стали выглядеть реально, без давно прицепленного к ним идеологического шлейфа. Кроме того: вольно или невольно многие годы Бунин и Мережковский, Гиппиус и Цветаева выглядели этакими одиночками в чужом мире. В этой книге все они и многие другие русские писатели предстают мощным культурным сообществом, которое по горьким обстоятельствам судьбы в ХХ веке внесло в вечную парижскую симфонию свою неповторимую мелодию.

Л.М.