Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №2/2005

Я иду на урок

Урок-лаборатория по творчеству Данте. 6-й класс

Я иду на урокВ оформлении страницы использован рисунок с сайта www.essentiel.ifrance.com

Наталья ВАНЮШЕВА


Наталья Рудольфовна ВАНЮШЕВА (1964) — преподаватель литературы Экономико-математического лицея № 29 г. Ижевска, Удмуртская Республика.

6-й класс

Урок-лаборатория по творчеству Данте

Урок проводился трижды в разные годы, и каждый раз результаты работы учеников оправдывали усилия, которые затрачивались на предыдущих рабочих уроках. Да, «Божественная комедия» сложна. Но это не значит, что не доступна для понимания совсем. Можно к произведению обратиться по крайней мере два раза: в 6-м классе совершить увлекательное “путешествие” в подземный мир, а в 9-м классе исследовать отзвуки дантевского мира в поэме Н.В. Гоголя «Мёртвые души» (см. статьи Е.Ю. Полтавец в журнале «Литература в школе». 1998. № 2–4).

Основанием к уроку-лаборатории послужили исследования Алексея Карповича Дживилегова о культуре Возрождения, его очерк о жизни и деятельности Данте (Дживилегов А.К. Творцы итальянского Возрождения: В 2 кн. Кн. 1 / Общ. ред. и сост. Р.Хлодовский. М.: Терра, 1998). В главе VII, главке 6 «Мастерство Данте в “Комедии”» историк отмечает: “Описывая потусторонний мир, Данте говорит о природе и о людях. Казалось бы, это так просто: поэт описывает природу, поэт изображает людей. Но в европейской литературе до Данте не существовало ни искусства поэтического пейзажа, ни искусства поэтического портрета. Данте нашёл и то и другое”. И далее Дживилегов раскрывает секреты изображения мира поэтом.

На основе материала исследования были построены все уроки (6 часов) по знакомству с «Комедией». Можно не только увлекательно путешествовать, но, как это и было предпринято ещё Петраркой, изучать мир вокруг. Поскольку Госстандарт предусматривает работу с портретами и пейзажами, то вполне совместимы обе задачи.

Конечно, мы читали вместе и самостоятельно (отдельные эпизоды), рисовали, “проигрывали ситуации”, составляли вопросы, игровые задания и тому подобное. Однако чтобы провести заключительный урок, готовились и аналитические задания. Например.

Карточка № 1.

Внимательно прочитать терцины 22–67 песни III, Ад.

Составить рассказ о том, какая ужасная картина открылась Данте в преддверии Ада. В рассказ должны войти:

  • детали того, что увидел Данте и что в целом представляет картину увиденного;
  • отношение Данте к увиденному;
  • обязательное цитирование: главное и самое яркое, впечатляющее;
  • ваше впечатление от прочитанного и представленного.

Карточка № 2.

Внимательно прочитать терцины 82–118 песни III, Ад.

Составить характеристику образа Харона, отметив следующее:

  • Как он выглядит? Отличается ли от известного мифологического персонажа? (См.: Кун Н. Легенды и мифы Древней Греции.) Какие детали в его облике поражают?
  • Функция дантевского Харона: что он делает и как?
  • Обязательное цитирование: главное и самое яркое, впечатляющее.
  • Выскажите своё впечатление об образе Харона и о той картине, которая в связи с образом перед вами предстала.

Из указанных аспектов складывается оценка работы. Кроме того, учитывается связность, эмоциональность и грамотность речи. Задания привлекают к деталям окружающего героя мира, и постепенно “круги оживают”, раскрывая читателям особенности мастерства. Таким образом, заключительный двухчасовой урок-лаборатория углубит понимание юных читателей мастерства Данте. С этой целью задания усложняются — они носят сравнительный характер. Уже изучен в рамках нашего курса средневековый зарубежный эпос, поэтому одна из групп сравнивает портреты образов героев Данте с портретами героев саг, героических песен… Подобное задание позволяет ученикам определить, что Данте преодолевает средневековую ограниченность, что главной чертой портретов поэта является сила, страсть: “Страсть придаёт его образам ощутимость и красочность. Она делает их человечными и живыми” (Дживилегов. Гл. VII. С. 293). Анализируются не только пейзажные зарисовки Данте, но привлекаются живописные произведения эпохи Возрождения, преимущественно итальянских мастеров, близких поэту по духу или времени, чтобы понять “секрет пластического изображения природы” и что “помимо внешней изобразительности <…> описания пропитаны лирическим чувством” (Дживилегов. Гл. VII. С. 292).

Вся работа проводится на уроке: 1 час — подготовка, 2 — представление заданий, обсуждение, выводы. Поэтому для экономии времени ученики не листают тексты, учитель приносит отпечатанный дидактический материал, как и иллюстрации итальянских мастеров.

Итогом совместной работы является домашнее сочинение «Путешествуя с Данте по…», где вместо точек ученик вставляет самостоятельно выбранное место из мира Данте. Кроме того, выполняет следующие условия:

1) по содержанию это должно быть действительно путешествие;

2) обязательны элементы описания, рассуждения, образы, созданные Данте, и цитирование;

3) рассуждение обязательно связано с современностью.

Работы всегда интересны, ярки, так как ученики, согласно условиям, применяют полученный на уроках опыт наблюдения, описания. Представленная здесь работа Саши Лешукова необычна ещё и по форме, потому мы выбрали её в качестве образца (внесены лишь незначительные речевые изменения и исправлены пунктуационные ошибки).

Задания и дидактический материал к уроку

1-я группа. Проанализировать пейзажные зарисовки Данте.

1. Являются ли данные пейзажи зримыми, то есть можно ли их изобразить на холсте?

2. Если да, то благодаря чему эти пейзажи обладают внешней выразительностью?

3. Использует ли Данте какие-либо средства художественной выразительности, описывая пейзажи загробного мира? Какие?

Я там, где свет немотствует всегда
И словно воет глубина морская,
Когда двух вихрей злобствует вражда.
    То адский ветер, отдыха не зная,
    Мчит сонмы душ среди окрестной мглы
    И мучит их, крутя и истязая.
(Ад, 5)

Высокий замок предо мной возник,
Семь раз обвитый стройными стенами,
Кругом бежал приветливый родник.
    Мы, как землёй, прошли его волнами,
    Сквозь семь ворот тропа вовнутрь вела,
    Зелёный луг открылся перед нами.
Мы поднялись на холм, который рядом,
В открытом месте, светел, величав,
Господствовал над этим свежим садом.
(Ад, 4)

Подчас крестьянин в изгороди сада
Пошире щель заложит шипняком,
Когда темнеют гроздья винограда,
    Чем оказался ход, куда вдвоём
    Мой вождь и я за ним проникли с воли…
Путь шёл в утёсе, тяжкий и нескорый,
Мы подымались между сжатых скал,
Для ног и рук ища себе опоры.
    К вершине было не взнестись очам,
    А склон был много круче полуоси,
    Секущей четверть круга пополам.
(Чистилище, 4)

2-я группа. Проанализировать два описания леса: в начале «Ада» и в конце «Чистилища».

1. Можно ли определить настроение пейзажей? Какое оно? Как вы его определили?

2. Можно ли определить отношение Данте к описываемому? Как?дом Данте во Флоренции и мемориальная доска на нём

Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины,

Каков он был, о, как произнесу,
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу!
Так горек он, что смерть едва ль
                                              не слаще,
Но, благо в нём обретши навсегда,
Скажу про всё, что видел в этой чаще.
Но к холмному приблизившись подножью,
Которым замыкался этот дол,
Мне сжавший сердце ужасом и дрожью,

Я увидал, едва глаза возвёл,
Что свет планеты, всюду путеводной,
Уже на плечи горные сошёл.
И вот, внизу крутого косогора,
Проворная и вьющаяся рысь,
Вся в ярких пятнах пёстрого узора.

Она, кружа, мне преграждала высь,
И я не раз на крутизне опасной
Возвратным следом помышлял спастись.
Был ранний час, и солнце в тверди
                                                ясной
Сопровождали те же звёзды вновь,
Что в первый раз, когда их сонм
                                            прекрасный
Божественная двинула Любовь.
Доверясь часу и поре счастливой,
Уже не так сжимала сердце кровь
При виде зверя с шерстью прихотливой;
Но, ужасом опять его стесня,
Навстречу вышел лев с подъятой гривой.
Он наступал как будто на меня,
От голода рыча освирепело

И самый воздух страхом цепеня.
И с ним волчица, чьё худое тело,
Казалось, все алчбы в себе несёт;

Немало душ из-за неё скорбело.
Меня сковал такой тяжёлый гнёт
Перед её стремящим ужас взглядом,

Что я утратил чаянье высот.
(Ад, I, 1–55)

Я медленно от кручи круговой
Пошёл нагорьем, и земля дышала
Со всех сторон цветами и травой.
Ласкающее веянье, нимало

Не изменяясь, мне моё чело
Как будто нежным ветром обдавало
И трепетную сень вершин гнело
В ту сторону, куда гора святая
Бросает тень, как только
                                  рассвело, —
Но всё же не настолько их сгибая,
Чтобы умолкли птички, оробев
И все свои искусства прерывая:
Они, ликуя посреди дерев,
Встречали песнью веянье
                                   востока...
И вдруг поток мне преградил
                                      дорогу,
Который мелким трепетом волны
Клонил налево травы по отлогу.
Чистейшие из вод земной страны
Наполнены как будто мутью сорной

Пред этою, сквозной до глубины,
Хотя она струится чёрной-чёрной

Под вековечной тенью, для лучей
И солнечных, и лунных необорной.
Остановясь, я перешёл ручей
Глазами, чтобы видеть, как
                                     растенья
Разнообразны в свежести своей...
                                                  ...тут
Земля богата всяческою силой...
В которой охлаждённый пар скоплён
И вдаль течёт, то буйный, то
                                       унылый;
Его источник прочен и силён
И черплет он господних изволений
Всё, что он льёт, открытый с двух
                                              сторон.
Струясь сюда — он память
                                    согрешений
Снимает у людей; струясь туда —
Дарует память всех благих
                                    свершений.
Здесь был невинен первый человек,
Здесь вечный май, в плодах, как
                                       поздним летом,
И нектар — это воды здешних рек.
(Чистилище, XXVIII, 1–34, 118–142)

3-я группа

1. Сравнить пейзажи Данте с пейзажами художников Возрождения.

  • Найдите общее в пейзажах.
  • Какой вид искусства более подходит для изображения пейзажей Данте: живопись, графика, фрески? Почему?

2. Рассмотреть рисунки Боттичелли в «Божественной комедии» и определить, в какой мере художнику удалось передать “душу” «Комедии» Данте?

4-я группа. Определить особенности внешности портретов Данте, сравнив с портретами героев средневековых произведений: саг, героических песен, рыцарских романов...

И вот в ладье навстречу нам плывёт
Старик, поросший древней сединою...
Недвижим стал шерстистый лик ужасный
У лодочника сумрачной реки,
Но вкруг очей змеился пламень красный.
(Ад, III, 82, 97)

Здесь ждёт Минос, оскалив страшный рот;
Допрос и суд свершает у порога
И взмахами хвоста на муку шлёт.
Хвост обвивая столько раз вкруг тела,
На сколько ей спуститься ступеней.
(Ад, V, 4–10)

...Цербер, хищный и громадный,
Собачьим лаем лает на народ.

Его глаза багровы, вздут живот,
Жир в чёрной бороде, когтисты руки;
Он мучит души, кожу с мясом рвёт.
(Ад, VI, 13–16)

И некий старец мне предстал пред очи,
Исполненный почтенности такой,
Какой для сына полон облик отчий.
Цвет бороды был исчерна-седой,
И ей волна волос уподоблялась,
Ложась на грудь раздвоенной грядой.
Его лицо так ярко украшалось
Священным светом четырёх светил,
Что это блещет солнце — мне казалось.
(Чистилище, I, 31–37)

Как луч зари багряной из мрачных
                                                        облаков,
Предстала королева пред взором
                                                 смельчаков...
Каменьем драгоценным её наряд
                                                       сверкал,
А лик, как роза утром, был
                                   нежен, светл и ал.
(Кримхильда, «Песнь о Нибелунгах»)

Царила королева на острове
                                                   морском.
Была она прекрасна и телом,
                                                  и лицом.
Но женщины сильнее не видел мир
                                                           досель.
Она могла, метнув копьё,
                           насквозь пробить им цель.
(Брюмхильда, «Песнь о Нибелунгах»)

Лицом он горд, сверкают ярко очи,
Широкий в бёдрах стан на диво
                                                      строен.
Граф так хорош, что пэры глаз
                                                     не сводят.
(Ганелон, «Песнь о Роланде»)

Вдруг заметили арабы чужестранца
                                                      молодого.
Опечаленный, держал он за поводья
                                                         вороного.
Крупным жемчугом сверкало
                              снаряженье верхового,
Роза инеем покрылась, как от ветра
                                                       ледяного.
Облачённый в шкуру тигра
                  и в такой же шапке странной,
Он сидел и горько плакал, этот
                                 витязь чужестранный.
(Тариэл, «Витязь в тигровой шкуре»)

Стоит она перед толпою, одета
                                             в узкое, тугое
Из шёлка серого и блио, расшито
                                                 золотом оно;
Густые волосы до пят, в них
                          золотом шнуры блестят.
Так дивен стан её и лик, что
                             не жалеть её в тот миг
Мог лишь злодей закоренелый.
(Изольда, «Тристан и Изольда»)

5-я группа. Вчитайтесь в описания фигур персонажей Данте.мост Данте в Тревизо (Treviso). Фото с сайта www.regalex.it

1. Можно ли у них определить характер? Как?

2. Можно ли образы Данте нарисовать красками на холсте или графически? Если да — почему? И если нет — почему?

Фигуры образов мифологических:

Харон (III, 82, 97), Минос (V, 4–10), Цербер (VI, 13–16).

Фигуры людей:

Франческа и Паоло в объятиях неистового адского вихря:

Как голуби на сладкий зов гнезда,
Поддержанные волею несущей,
Раскинув крылья, мчатся без труда,
Так и они, паря во мгле гнетущей...

Фарината — глава гибеллинов:

Нежданно грянул звук таких речей
Из некоей могилы...
“Взгляни, ты видишь: Фарината встал.
Вот: всё от чресл и выше видно тело”.
Уже я взгляд в лицо ему вперял;
А он, чело и грудь вздымая властно,
Казалось, Ад с презреньем озирал.

Бертрам де Борн — трубадур XII века:

Я видел, вижу словно и сейчас,
Как тело безголовое шагало
В толпе, кружащей неисчётный раз,
И срезанную голову держало
За космы, как фонарь, и голова
Взирала к нам и скорбно восклицала.

Триффолино и Капоккьо — алхимики:

Я видел двух, спина к спине сидевших,
Как две сковороды поверх огня,
И от ступней по темя острупевших.
Поспешней конюх не скребёт коня,
Чем тот и этот сам в себя вгрызался
Ногтями, чтоб на миг унять свербёж.
Их ногти кожу обдирали сплошь,
Как чешую крупночешуйной рыбы
Или с леща соскабливает нож.