Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №38/2004

Я иду на урок

И.Ф. Анненский. «После концерта». Лингвистический анализ стихотворения

Я ИДУ НА УРОК

Наталья ДАНИЛОВА


ДАНИЛОВА Наталья Петровна (1957) — преподаватель литературы Мариинского педагогического училища (Кемеровская область).

Методическая разработка урока в 11-м классе

И.Ф. Анненский. «После концерта»

Лингвистический анализ стихотворения

Тема. Теоретические основы лингвистического анализа поэтического произведения (на примере стихотворения И.Ф. Анненского)

Цели:

  1. Систематизировать знания учащихся по теории литературы.
  2. Освоить вариант анализа лирического произведения.

Оборудование. Словари, журналы «Русская словесность», «Русская речь», видеомагнитофон, плакаты со стихотворными размерами.

Ход урока

I. Организационный момент

II. Объявление темы, целей урока

III. Теоретические основы лингвистического анализа поэтического произведения

1. Работа по конспектам статей

1) Давыдова Т.Т. Целостный анализ поэтического произведения // Русская словесность. 2003. № 4. С. 18, 21–22.

Вопросы:

— Что включает в себя лингвистический анализ? (Характеристика языковых средств произведения — метафора, сравнение, метонимия и др.)

— Какие три типа компонентов произведения выделены в статье Т.Т. Давыдовой? (Содержательные, формальные, содержательно-формальные.)

— Назовите содержательные компоненты. (Тема, характер, обстоятельства, проблема, идея.) Дайте им определение. (Работа со словарём.)

— Назовите формальные компоненты произведения. (Стиль, жанр, композиция, художественная речь, ритм.) Дайте им определение. (Работа со словарём.)

— Назовите содержательно-формальные компоненты. (Фабула, сюжет, конфликт.) Объясните значение каждого термина.

— В каком порядке, по мнению автора статьи, следует анализировать поэтическое произведение? (Сначала анализируют высшие проявления формы: жанр, композицию, художественную речь, затем — низшие проявления формы: размер, ритм, звукопись, способы рифмовки.)

2) Шафранская Э.Ф. Анализ лирического текста: В помощь учителю и ученику // Русская словесность. 2002. № 3. С. 38.

Вопросы:

— Лирический текст. Как понимаете значение этого словосочетания?

— Сколько смысловых частей можно выделить, по мнению автора статьи, в любом лирическом произведении? (Две части: обобщающую и эмпирическую.) Каково их содержание?

— Какие уровни анализа лирического произведения рассмотрены в статье?

Уровни анализа лирического произведения (схема может быть дана на доске):

1. Жанр. 2. Тематика. 3. Композиция. 4. Сюжет. 5. Образ лирического субъекта. 6. Словесные элементы текста. 7. Ритмика.

— Э.Ф. Шафранская предлагает один из вариантов имманентного (по терминологии М.Л. Гаспарова) анализа текста, то есть анализа, не выходящего за рамки того, о чём сказано в произведении. Какие жанры лирического произведения называет автор статьи? (Стихотворение-признание, -исповедь, -размышление, -портрет и др.)

— Допустима ли, с точки зрения автора статьи, в школе терминология: любовная, пейзажная, философская лирика? (Да.)

— Какую оговорку делает автор относительно понятия “философская лирика”? (Любой лирический текст — это философский текст.) Перечислите темы, приводимые для примера. (Тема уныния, многообразие жизни, счастье творчества и др.)

— Какой элемент текста ещё можно рассматривать при анализе тематики? (Мотив.)

— Какие мотивы приводятся в пример? (Мотивы сна, пути, выбора.)

— Какие аспекты существуют в отношении анализа композиции? (Композиция всего стихотворения, строфы и внутристрочная.)

— Почему столь важны для анализа словесные элементы текста? (Они являются образо-творческими.)

— Что следует понимать под ритмикой? (Размер стихотворения, ритмический рисунок.)

2. Консультация ассистентов учителя по темам «Стихотворные размеры», «Звуковая инструментовка лирического произведения. Фонетика»

  • Двусложные размеры: ямб, хорей;
  • трёхсложные размеры: дактиль, амфибрахий, анапест;
  • отступления от схемы: пиррихий и спондей;
  • звуковая инструментовка лирического произведения: аллитерация, ассонанс.

IV. Проверка домашнего задания: чтение стихотворения И.Ф. Анненского «После концерта» наизусть с последующим выбором лучшего чтеца. (Работа в микрогруппах с ассистентами учителя из числа учащихся.)

Требования к выразительному чтению:

1) оптимальный темп; 2) громкость; 3) дикция; 4) мелодика речи; 5) смысловые акценты (ударения, паузы); 6) знание текста наизусть. Несоблюдение хотя бы одного требования ведёт к снижению оценки.

V. Имманентный лингвистический анализ лирического произведения И.Ф. Анненского «После концерта»

Эту часть урока начнём с воссоздания обстоятельств, описанных в стихотворении И.Ф. Анненского. (Для этого на уроке используется видеозапись концертного исполнения романса.)

1. Чтение наизусть стихотворения «После концерта» одним из учащихся — лучшим чтецом.

2. Анализ стихотворения учителем (учащиеся следят по текстам).

Произведение можно разделить на две неравные по объёму смысловые части: обобщающую (1-я строфа), в которой содержится мотив, побудивший лирического героя высказаться, а также риторический вопрос, и эмпирическую (2–4-я строфы), в которой содержатся “частности” — описание внешнего облика певицы, манеры исполнения, ощущений, вызванных музыкальным произведением.

По жанру это стихотворение — воспоминание с элементами размышления и исповеди. Это подтверждается обилием форм прошедшего времени. Например, простые глагольные сказуемые, выраженные глаголами прошедшего времени (“спустились”, “осталось” — 1-я строфа); составные именные сказуемые с привязочной частью в форме глагола прошедшего времени (“печален был” — 2-я строфа) либо с “выпущенной” присвязочной частью (“бел” — 2-я строфа), в именной части краткая форма имени прилагательного, слово категории состояния (“жалко было”), краткие формы страдательных причастий прошедшего времени (“было развеяно”, “пролито” — 3-я строфа); обособленные и необособленные согласованные определения, выраженные причастными оборотами, в состав которых входят полные формы страдательных причастий прошедшего времени (“взлелеянных в тиши” — 3-я строфа, “порванной в волненьи иногда...” — 4-я строфа), согласованное определение, выраженное действительным причастием прошедшего времени (“погасшие” — 1-я строфа).

В произведении насчитывается десять форм прошедшего времени и лишь две формы глаголов настоящего времени (“катятся”, “гибнут” — 4-я строфа), что на синтаксическом уровне подтверждает определённый нами жанр стихотворения и наглядно показывает, насколько глубоко погружён лирический герой в свои воспоминания, если наблюдается столь мощный пласт прошедшего времени в сравнительно небольшом по объёму произведении.

Тему подсказывает название произведения: душевное состояние лирического героя после концерта. Композиция всего произведения незамкнутая, открытая. В межстрофной композиции существенную роль играет повтор глагола “был” (“было”) и сочинительного союза “и” (“сиреневых, и ласковых, и звёздных” — 3-я строфа; “и нежны, и огнисты” — 4-я строфа). Эти повторы свидетельствуют о том, что впечатления переполняют, “захлёстывают” лирического героя.

Благодаря лирическому сюжету мы проникаемся мыслями и чувствами героя, идём вслед за ним и его воспоминаниями.

Название произведения, как элемент предтекста, помогает понять степень переживаний лирического героя. Он поэт, и потому натура тонкая, ранимая, восторженная, впечатлительная. Очевидно, на концерте звучало сильное исполнение музыкального произведения, потрясшее лирического героя.

Поэт характеризует звуки как “сиреневые, ласковые, звёздные”. Все эти эпитеты, выраженные именами прилагательными, принадлежат к разным семантическим группам: “сиреневый” — цвет, получаемый от смешения голубого с красным и символизирующий любовь, нежность, юность, весну, чистоту; “ласковый” — “способный вызывать ответные чувства, утешающий, обнадёживающий, успокаивающий” (Ожегов С.И. Словарь русского языка), слово, характеризующее ощущения, состояния человека; “звёздные” — далёкие, сияющие, недосягаемые, как огни, как драгоценные камни, таинственные, освещающие мир, то есть слово, напоминающее предметный мир.

Названные эпитеты характеризуют звуки голоса певицы с самых неожиданных сторон. Это нужно было для того, чтобы показать пение как нечто необычное, захватывающее, чарующее, будоражащее душу, в высшей степени духовное и, если хотите, божественное. Так передаётся понимание и восприятие искусства. Эпитет, как троп, помогает создать образное определение явления или предмета.

Кроме того, с точки зрения читателя и слушателя, лирический герой — человек незаурядный, личность неординарная, ибо ему дано свыше видеть цвет и излучаемый звуком свет, физически ощущать “теплоту” звука. Перечисленные мною эпитеты из 3-й поэтической строфы поддерживаются другим рядом эпитетов из 4-й строфы: “и нежны, и огнисты”, которые выражены краткой формой имён прилагательных.

Нежный, то есть “приятный, тонкий, ласковый” (Ожегов). Ласковыйнежный — контекстуальные синонимы. Но “нежный”, по Ожегову, это ещё и “слабый, хрупкий”. Так происходит расширение лексического значения слова “ласковых” с помощью формы “нежны”. Эпитет “огнисты” семантически связан со словом “звёздных”, так как “огнистые” — это мерцающие, сверкающие, как огонь, как звёзды, как драгоценные камни, переливающиеся, блестящие, горящие. И вновь лирический герой расширяет, уточняет, дополняет лексическое значение эпитета из 4-й строфы. Звуки голоса певицы, как любимые люди, как дети, поскольку “взлелеяны” в тиши, их нежили, за ними заботливо ухаживали. Рождение музыки воспринимается как великое таинство, сравнимое с появлением на свет младенца. Звуки не только “взлелеяны”, но и “пролиты”, сама собой возникает ассоциация “как слёзы”, причём слёзы волнения, вдохновения исполнительницы. Так метафорические эпитеты служат оценкой её исключительного мастерства.

Обратите внимание на облик певицы. Строгая, загадочная, отрешённая, далёкая от реальности и даже неземная: “...вырез жутко бел среди наплечий чёрных” (контрастные эпитеты), “недвижные” глаза, молитвенная поза, “снежная лайка рук”. Лайка — это нежная, мягкая, превосходно выделанная кожа, то есть руки белые, холёные, аристократические. Девушка всецело погружена в музыку, захвачена стремлением передать своё искусство. В творческом порыве, духовном экстазе она не замечает, что находится “среди рассеянных, мятежных и бесслёзных”.

Рассеянные — невнимательные, бесслёзные — равнодушные, мятежные — захваченные исполнением (а возможно, и выражающие неприятие!), следовательно, негативного в реакции публики гораздо больше, чем положительного, но лирический герой в числе тех, кто сочувствует, сопереживает. Противопоставление истинного искусства и отношения зрителей подчёркивается синтаксически и пунктуационно — восклицательными по эмоциональной окраске предложениями во 2-й и 3-й строфах стихотворения, так как лирический герой выказывает собственное восприятие, давая оценку происходящему на сцене и в зале.

Исполнение певицы подобно аметистам, драгоценным камням фиолетового и голубо-фиолетового цвета. Метафора в 4-й строфе не только связана с эпитетами 3-й и 4-й строф, “замыкая” их семантическое поле, но и призвана расширить цветовую палитру произведения, поскольку голубой–сиреневый–фиолетовый — это оттенки одного цвета. Звуки голоса — аметисты — недолговечны, ибо они “гибнут без следа” (олицетворение).

В свете такого толкования текста становится более ясным смысл 1-й строфы — обобщающей части. После концерта лирический герой ощущает тревогу, грусть, усталость, тоску, собственную никчёмность, чувство безысходности и крайнюю опустошённость. Об этом свидетельствуют эпитеты — чёрные небеса, погасшие огни, но особенно выразительна парадоксально звучащая антитеза немые голоса — оксюморон.

Мечта лирического героя связана с искусством, с образом прекрасной и талантливой девушки, однако этой мечте не суждено сбыться.

Рассмотрим звуковую инструментовку 1-й строфы, ударные гласные:

[э], [о], [и], [а] жалоба [а], [и], [ы], [а] сомнение,
[э], [о], [о], [а] [у], [о], [ы], [а] сожаление

В результате выявлена следующая закономерность:

  • совпадение 1-й, 2-й, 4-й позиций гласных в 1-й и 2-й строках, что призвано выразить жалобу лирического героя, чувство безысходности;
  • совпадение 3-й, 4-й позиций в 3-й и 4-й строках необходимо для отражения сомнения, сожаления.

Так ассонанс помогает показать сложную минорную гамму чувств лирического героя.

Стихотворение написано шестистопным ямбом с пиррихием: пропуск схемного ударения — пиррихий; рифма мужская и женская, перекрёстная.

VI. Домашнее задание. На примере анализа стихотворения, сделанного учителем в классе, самостоятельно подготовить анализ стихотворений К.Бальмонта. Работу можно осуществлять по микрогруппам. Одно из произведений выучить наизусть.

Микрогруппа № 1: «Я — изысканность русской медлительной речи»; микрогруппа № 2: «На разных языках»; микрогруппа № 3: «Безглагольность»; микрогруппа № 4: «Тише, тише» (стихотворения см., например, в книге: Русская литература XX века: Хрестоматия для 11 кл. средн. шк.: В 2 ч. Ч. 1 / Сост. А.В. Баранников и др. М., 1993. С. 102–109).

Литература

  1. Гаспаров М.Л. “Снова тучи надо мною...” (Методика анализа стихотворного текста) // Русская речь. 1997. № 1. С. 9.
  2. Давыдова Т.Т. Целостный анализ поэтического произведения // Русская словесность. 2003. № 4. С. 18, 21–22.
  3. Шафранская Э.Ф. Анализ лирического текста: В помощь учителю и ученику // Русская словесность. 2002. № 3. С. 38–40.