Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №28/2004

Я иду на урок

Образ врача и человека в творчестве А.П. Чехова

Я ИДУ НА УРОКА.П. Чехов. Гравюра на дереве А.А. Соловейчика. 1930-е гг.

Лариса КОРЧАГИНА,
гимназия им. Н.Г. Басова
при ВГУ,
г. Воронеж


Образ врача и человека в творчестве А.П. Чехова

Занятия по теме проводятся в классе медицинского профиля.

Медицина — это любовь, иначе она ничего не стоит.
Пьер Крюи, французский учёный-бактериолог. XX век

 

Я ненавижу ложь и насилие во всех их видах... Моё святое святых — человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютная свобода от... силы и лжи.
А.П. Чехов

Цели:

— расширить представление о писателе на материале его студенческих лет и врачебной деятельности;

— проследить развитие образа врача в некоторых рассказах;

— вырабатывать умение выделять элементы сюжета художественного произведения;

— способствовать формированию позитивных моральных качеств у учащихся на примере жизни и творчества А.П. Чехова.

Ход занятий

I. Актуализация материала по вопросам

1. Что вы знаете о детстве и юности А.П. Чехова? О чём говорит его фраза: “В детстве у меня не было детства”?

2. Интересы мальчика-подростка Чехова.

3. Жизнь юноши после разорения отца и бегства семьи в Москву. Как характеризует Чехова высказывание: “Упорство лучше покорства”?

4. Что можно сказать о раннем творчестве писателя? Какие вы знаете произведения?

5. Где учился Чехов? Как можно трактовать его высказывание: “Медицина — моя законная жена, а литература — любовница”?

Статья опубликована при поддержке Медицинского центра реконструктивной хирургии и лазерной коррекции "МЦ ЦРЧ". В списке услуг, оказываемых центром, - лечение врастания ногтя в пальцы на ногах, лазерное лечение рубцов, удаление жировиков и липом, лечение несросшихся переломов, плоскостопия, консультации детского ортопеда и мн.др. Наличие современного медицинского оборудования, высокая квалификация и большой клинический опыт специалистов, работающих в центре, применение ими как новейших, так и традиционных, уже доказавших свою эффективность на практике, методик, - гарантия того, что Вы останетесь довольны, как предложенным уровнем сервиса, так и результатом проведенного лечения. Уверены, Вы будете рекомендовать этот центр своим близким и друзьям. С подробной информацией об услугах, оказываемых в центре, и их стоимости Вы можете ознакомиться на сайте rubca.net.

6. Общественно-политическая обстановка в России в 80–90-е годы XIX века.

II. Вступительное слово преподавателя

Чехов-студент

Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья. (А.П. Чехов)

Годы пребывания Чехова-студента в Московском университете на медицинском факультете были насыщены учебными занятиями, работой в клиниках под руководством выдающихся деятелей науки. У Богданова, Снегирёва и Склифосовского Чехов получил отличные оценки (за всё время обучения у него было только две “тройки”). Задуманная будущим врачом в студенческие годы научная работа «История полового авторитета» несёт на себе следы страстного увлечения Дарвином, пропагандистом которого был профессор Тимирязев. Излагая брату подробный план предполагаемой исследовательской работы, Чехов писал, что хочет воспользоваться приёмами Дарвина, которые ему “ужасно нравятся”. Солидарность с Тимирязевым будущий врач высказал в фельетоне «Фокусники», направленном против профанации науки, против неряшливости в приёмах научного исследования.

На последнем курсе Чехов-студент разрабатывает тему «Врачебное дело в России», где, собирая материалы, обнаруживает научную тщательность и точность, навыки систематизации, умение найти направляющую цель.

Уважение к науке, живой интерес к её достижениям не оставляют писателя на протяжении всей жизни. Он внимательно следит за новейшими открытиями в медицине: “Я верю и в Коха, и в спермин, и славлю Бога...” Будучи уже известным писателем, Чехов дважды принимает участие в спасении “в научном отношении” журнала «Хирургия». Почитатель Пирогова, ученик Захарьина, Склифосовского, Остроумова, Чехов не простит позднее писателям “третирования медицины или недостаточной осведомлённости”.

В своих же произведениях («Именины», «Припадок» и других) он стремился к сочетанию жизненной правды и научных данных. “Не сомневаюсь, — писал доктор Чехов в автобиографии, — что занятия медицинскими науками... значительно расширили область наблюдений, обогатили меня знаниями”.

Что особенно запомнил будущий врач? Когда Чехов учился на втором курсе, русская и зарубежная общественность отмечала юбилей Пирогова, произнёсшего обращение к молодёжи: “Быть, а не казаться — девиз, который должен носить в своём сердце каждый гражданин, любящий родину. Служить правде — как в научном, так и в нравственном смысле этого слова. Быть человеком”.

Уже в студенческие годы Чехова интересовали вопросы врачебной этики, формировался облик врача-практика — эрудита, гуманиста и общественника. Он напишет позднее: “Боткин, Захарьин, Вирхов и Пирогов, умные и даровитые люди, веруют в медицину, как в Бога, потому что выросли до понятия «медицина»”.

В этом случае показательно трепетное уважение будущего врача и писателя к Пирогову.

В Московском университете долгое время хранилась история болезни пациента нервной клиники, написанная Чеховым, студентом пятого курса, — это зачётная работа, представленная профессору-невропатологу Кожевникову. Кроме замечательных литературных достоинств этой истории болезни (живое изложение, великолепный язык), она даёт представление об авторе как о наблюдательном, чутком человеке и враче. Сокурсник Чехова, будущий невропатолог, позднее профессор Г.И. Россолимо, писал, что в названной истории болезни А.П. Чехов показал себя умным, толковым, дельным врачом.

Медицинская практика начинающего доктора развернулась ещё в университетские годы, когда Чехов работал студентом у земского врача Архангельского. По воспоминаниям Архангельского, Чехов начал посещать лечебницу, ещё будучи студентом третьего курса, “с утра и до позднего вечера производил работу не спеша. Наряду с обычными методами, студент Чехов придавал огромное значениеКабинет А.П. Чехова в ялтинском доме. воздействию на психику больного со стороны врача и окружающей среды”.

Исключительное внимание юноши к больным, добросовестное и любовное отношение к делу привели Архангельского к полному доверию практиканту, и он, полагаясь на компетентность, профессионализм, высокие моральные качества начинающего медика, оставлял его единственным практикующим врачом в больнице. Жизненному опыту и наблюдениям Чехова-студента обязаны появлением такие литературные произведения, как «Беглец», «Мёртвое тело», «Сельские эскулапы», «Хирургия», «Неприятность», «По делам службы» и другие. Современники Чехова отмечали, что он “ревниво относился к своему званию доктора”, а в паспорте жены, по словам И.А. Бунина, написал: “жена лекаря”.

Таким образом, пребывание писателя на медицинском факультете Московского университета — это не просто биографическая деталь, а весьма существенный этап в развитии мировоззрения и морального облика Чехова — врача, писателя, наконец, человека, которому, наверное, полностью соответствуют слова Пьера Крюи, французского учёного-бактериолога XX века: “Медицина — это любовь, иначе она ничего не стоит”.

В 1884 году А.П. Чехов окончил медицинский факультет Московского университета, решив посвятить себя врачебному искусству. Медицинскую деятельность он начал под Москвой, в Звенигороде. Частной практикой занимался и в Москве. На его письменном столе рядом с чернильницей и ручкой непременно соседствовали стетоскоп и докторский молоточек. Пациентов доктора Чехова нельзя было назвать состоятельными людьми, а в Мелихове, где он практиковал как земский врач, основными пациентами были крестьяне не только местные, но и из соседних деревень.

Гражданским подвигом (помимо поездки на остров Сахалин с инспекцией) стала деятельность А.П. Чехова в 1892 году, когда в средней полосе России свирепствовала эпидемия холеры. Доктор Чехов счёл своим долгом организацию врачебного пункта и оборудование его на личные средства. Энергичная работа с холерой дала хорошие результаты. Впоследствии Чехов вспоминал: “Летом трудненько жилось, но теперь мне кажется, что ни одно лето я не проводил так, как это. Несмотря на холерную сумятицу и безденежье, мне нравилось и хотелось жить“.

Переехав из-за болезни в Ялту (писатель был уже тяжело болен туберкулёзом), Антон Павлович оставил врачебную практику, но продолжал активно интересоваться достижениями медицины, читал специальные журналы. Медицина теперь прочно вошла в художественное творчество доктора Чехова, дав прозе замечательного новеллиста объективность и точность, научно достоверное изображение различных оттенков душевного состояния героев: хорошее или подавленное настроение, чувство тревоги и страха, радости и удовольствия... Таким образом, и в жизни, и в творчестве Чехов всегда оставался врачом.

«Хирургия». Иллюстрация А.Лаптева.

III. Каков же доктор, герой чеховских произведений?

Анализ отдельных рассказов методом опроса и беседы.

Общее вступление (слово преподавателя). Врачи в рассказах А.П. Чехова — это труженики, верные клятве Гиппократа, самоотверженно борющиеся с людскими недугами, страданиями, а порой с ограниченностью ума и сердца. Таков доктор Старченко («По делам службы»), который в страшную вьюгу едет исполнять свой служебный долг, только теперь он никого, к сожалению, не спасёт: человек кончает жизнь самоубийством, и доктор выезжает только для вскрытия.

Таков ординатор Королёв, приехавший вместо профессора («Случай из практики») к дочери госпожи Ляликовой, владелицы фабрики.

Анализ рассказа «Случай из практики» по вопросам

1. Что мы узнаём об ординаторе Королёве?

Он москвич, “деревни не знал, а при слове «фабрика» в его воображении ассоциируются такие понятия, как «непроходимое невежество рабочих, дрязги, водка, насекомые...»”

2. Что он видит, проезжая по улицам?

Рабочие пугливо сторонятся коляски, в их лицах и походке — “физическая нечистота, пьянство, нервность, растерянность”. Значит, эти люди “больны” и душевно, и физически. Больная — дочь хозяйки фабрики — страдает сердцебиением, но доктор ничего “острого” не обнаруживает — нервный припадок прошёл, сердце в норме.

3. Как ведёт себя Королёв? Как меняется его настроение?

Увидев рыдающую некрасивую девушку, доктор проникается сочувствием к этой страдалице, которую мать, не жалея средств, лечит всю жизнь; богатство не дало этим людям счастья, радости и здоровья. Мало того, они разобщены и одиноки.

«Хиругия». Иллюстрация А.Лаптева.

4. Что предпринимает врач, какие средства он использует?

Королёв хочет успокоить девушку не лекарствами, а “простым, ласковым словом”. Он видит, что никакие лекарства не помогут там, где нужны любовь, сострадание, тепло души; причём он понимает глубокое одиночество этой “залеченной” девушки, а при пространных речах гувернантки, считающей себя знатоком в медицине, Королёву “стало скучно”.

Переломным моментом в развитии действия становится ночлег доктора в чужом месте, хотя Королёву этого очень не хотелось: дома, в Москве, много работы, ждёт семья, но, вздохнув, он остался.

5. Что можно сказать о Королёве как о человеке?

Это профессионал, прекрасный специалист; ему присуще острое ощущение несправедливости существующего порядка: “Тысячи полторы-две фабричных работают без отдыха, в нездоровой обстановке... живут впроголодь и только изредка в кабаке отрезвляются от этого кошмара...” Философский склад рационального ума сразу же подсказывает доктору истину: никто, кроме гувернантки, не счастлив здесь; хозяйка и её дочь несчастны и обречены. Острое ощущение неблагополучия, нездоровой обстановки вокруг рисует в сознании ординатора образ фабрики-дьявола — жуткого чудовища, поглощающего человеческую жизнь: “Главный же, для кого здесь всё делается, — это дьявол”.

Кульминация рассказа — диалог доктора с Лизой, дочерью владелицы фабрики.

6. Как девушка воспринимает Королёва?

Она видела многих врачей, но именно к нему прониклась доверием, а Королёв, умный и добрый, теперь видит не уродливую, перезрелую девицу, а равного собеседника с высоким интеллектом и чистой, нежной душой. Оба понимают: Лизаньке надо оставить это “дьявольское” место, ибо богатство, если отдать ему душу и сердце, погубит: “Мало ли куда можно уйти хорошему, умному человеку”. Будто благословением звучат слова доктора: “Вы славный, интересный человек”.

7. Смысл развязки.

Провожая Королёва, Лиза “смотрела на него грустно и умно”. Теперь же, не как вчера, звонят в церкви, поют жаворонки: хочется верить, что жизнь будет светлой и радостной, как это весеннее утро.

Анализ рассказа «Попрыгунья»

Словарь:

прозектор — специалист-патологоанатом, производящий вскрытие трупов с целью установления посмертного диагноза;

ординатор — лечащий врач в больнице, клинике и так далее, работающий под руководством заведующего отделением.

Вступительное слово учителя. В основе рассказа — антитеза: Дымов Осип Степанович и Ольга Ивановна, а также круг её общения (“знаменитости”).

А.П. Чехов, будучи верен себе, ведёт разговор о подлинном в обычном, обыденном течении жизни. Цель писателя — обнаружить в обыкновенном человеке то, что делает его исполненным высокой духовности. Повседневная жизнь выступает у художника слова своеобразным мерилом поступков героев, стремящихся жить в лучах “великих” людей, при этом автор не торопится прежде всего прибегнуть к нравственному разоблачению. Гораздо важнее другое: героям предстоит пережить драму утраченных иллюзий, причём писателю важнее обнаружить перед ними горечь утраты всей жизни, что мы и видим в рассказе «Попрыгунья».

Анализ рассказа по вопросам

1. Что мы знаем о Дымове?

“...Простой, очень обыкновенный и ничем не примечательный человек” — таков герой со слов жены, Ольги Ивановны. Характеристика, прозвучавшая в завязке, станет лейтмотивом рассказа, своеобразным “тезисом”, который будет аргументироваться, расширяться по значению и дополняться.

Дымов служит в двух больницах: ординатором — в одной, прозектором — в другой; частная практика “ничтожная” — “рублей 500 в год”. Он высок ростом и широк в плечах. Ольга Ивановна на свадьбе во всеуслышание рассказывает о героическом поступке Дымова в суете повседневности: “Когда бедняжка отец заболел, Дымов по целым дням и ночам дежурил около его постели. Сколько самопожертвования!”

2. Психологический облик доктора.

Говорит “добродушно и наивно улыбаясь”. Его “простота, здравый смысл и добродушие” приводят Ольгу Ивановну в “умиление и восторг”, причём Чехов постоянно акцентирует внимание на словах “кротко”, “кроткий”, “с добродушно-кроткою улыбкой”.

3. Как обстоят дела Дымова на службе? Он всегда занят, работая с утра и до вечера. Но как герой переносит испытания одно за другим: заразился рожей, при вскрытии порезал два пальца. Преданность, жертвенную предназначенность любимому делу Дымов, улыбаясь, оправдывает такими словами: “Я увлекаюсь... и становлюсь рассеянным”.

4. Что можно сказать об Ольге Ивановне и круге её интересов?

Это милая, обаятельная женщина, всё делающая, как замечает автор, “с талантом”. Особенно она любила знакомиться со знаменитостями: художниками, певцами, поэтами, актёрами... “Она боготворила знаменитых людей, гордилась ими... видела их во сне... жаждала их и не могла утолить своей жажды”. Все они пророчили ей блестящее творческое будущее “великой художницы”, но интересна деталь — мнение профессионала, художника Рябовского, о живописи Ольги Ивановны: “Облако кричит. Передний план сжёван... А избушка у вас подавилась чем-то и жалобно пищит. А, в общем, недурственно”. Вот она, “пошлость пошлого человека”, как говорил Гоголь. Это слово “недурственно” любит произносить глава семьи Туркиных, Иван Петрович, очень “талантливый” человек, в рассказе «Ионыч».

5. Кто самый гениальный и знаменитый?

Это, конечно, художник Рябовский, очень красивый молодой человек; интересно, что он продал свою последнюю картину за 500 рублей, а выше Чехов отмечает, что частная практика Дымова была “ничтожна, рублей на 500 в год”! Значит, Дымов жертвенно служил в государственной больнице, не стремясь к личному обогащению путём увеличения частной практики.

Именно с Рябовским Ольга Ивановна связывает своё блестящее будущее как художницы, а выйдет из этого обычный адюльтер. В тихую июльскую ночь рядом с героиней — “гений, божий избранник”, и она считает всё прошлое со свадьбой, с Дымовым “маленьким, ничтожным, ненужным”. “Для него, простого и обыкновенного человека, достаточно и того счастья, которое он уже получил” — так рассуждает Ольга Ивановна. Второго сентября вместо “бога” мы видим усталого человека, раздражённого дождливой погодой и связью с этой женщиной, он “не в духе и хандрил”; Ольге Ивановне в его взгляде чудятся “отвращение и досада”.

6. Как живёт в это время, пока жена путешествует по Волге, Дымов?

Смысл его жизни — труд. Он только, замечает автор, “кротко и детски-жалобно” просит жену в письмах приехать домой, причём постоянно высылая ей по 75 рублей, а когда она задолжала художникам, то выслал 100. Встречает Дымов любимую с “широкой, кроткой, счастливой улыбкой”, нежно предлагая ей “кушать рябчика”.

7. Каково поведение Дымова, узнавшего об измене?

Он, как будто у него совесть нечиста, “не мог смотреть жене в глаза, не улыбался радостно при встрече с ней”; чтобы не оставаться наедине, часто приводил товарища Коростелёва. Коллеги ведут свой медицинский диалог: о состоянии диафрагмы, перебоях сердца, невритах... Психологическую драму в душе героя иллюстрируют его вздохи и желание, когда Коростелёв садится за рояль, послушать “что-нибудь печальное”.

Казалось, ничто не изменилось: по-прежнему Дымов предлагает угощение “необыкновенным людям”, по-прежнему Ольга Ивановна поздно возвращается домой, иллюстрируя всем отношения любви-ненависти с Рябовским. Чехов замечает о Дымове: ложился спать в три часа ночи, вставал в восемь утра.

8. Какие изменения по службе произошли у Дымова?

Он, защитив диссертацию, ожидал от жены с “блаженным, сияющим лицом” соучастия, разделённой радости успеха; он был готов простить ей всё, но... она боялась опоздать в театр и ничего не сказала.)

9. Что можно сказать о кульминации рассказа?

Эпитет “беспокойнейший день” в превосходной степени показывает наивысшую точку развития всех событий: у Дымова болела голова, он... не пошёл в больницу и всё время лежал у себя в кабинете; Ольга Ивановна, по обыкновению, отправилась к Рябовскому показать этюд — это был лишь предлог.

О качестве живописи героини говорит отзыв художника, подбирающего рифму: “Натюрморт... первый сорт... курорт... чёрт... порт...” Заметим, что женщина ни разу не вспомнила о муже — ею владели ненависть и острое желание мести, так как в мастерской она увидела коричневую юбку, мелькнувшую за большой картиной: у неё есть соперница! Вернувшись домой поздно вечером, Ольга Ивановна, не переодеваясь, бросилась сочинять “жёсткое, холодное” письмо Рябовскому.

На зов мужа героиня отвечает: “Что тебе?”, не зная, что случилась беда: он уже три дня болен дифтеритом. Только теперь, ощутив страх и ужас, глядя на себя в зеркало, она “показалась страшной и гадкой”. “Ей до боли стало жаль Дымова, его безграничной любви к ней, его молодой жизни... вспомнилась обычная, кроткая, покорная улыбка”.

10. В восьмой главе наступает развязка. В чём драма героини? Как автор воссоздаёт образ необыкновенного врача и человека?

Трагический образ мученика вырисовывается уже со слов Коростелёва: “Тех, кто на рожон лезет, под суд отдавать надо. Знаете, отчего он заразился? Во вторник у мальчика высасывал через трубочку дифтеритные плёнки. А к чему?”

Капризная, избалованная женщина вдруг поняла то, что читала в глазах Коростелёва: “Она-то и есть главная, настоящая злодейка, дифтерит только её сообщник”. А.П. Чехов, усиливая градацию эпитетов, создаёт облик почти святого: “Молчаливое, безропотное, непонятное существо, обезличенное своей кротостью, бесхарактерное, слабое от излишней доброты, глухо страдало где-то там у себя на диване и не жаловалось”.

Когда наступают последние мгновения жизни Дымова, Коростелёв как будто приоткрывает завесу “обыкновенности”, “обыденности”, непримечательности скромного доктора: “Умирает, потому что пожертвовал собой... Какая потеря для науки! Это... был великий, необыкновенный человек! Какие дарования! Это был такой учёный, какого теперь с огнём не найдёшь!” Взволнованный монолог Коростелёва раскрывает моральные качества Дымова: “А какая нравственная сила! Добрая, чистая, любящая душа — не человек, а стекло!” Озлобясь, Коростелёв выговаривается: “...Работал, как вол, день и ночь, никто его не щадил... будущий профессор должен был искать себе практику и по ночам занимался переводами, чтобы платить за эти... подлые тряпки!” Вот теперь для Ольги Ивановны наступает прозрение: она не разглядела в муже “великого человека” “будущую знаменитость”. Ей чудится “издёвка” даже в окружающих предметах: “Стены, потолок, лампа... замигали насмешливо: «Прозевала! Прозевала!»” Подтверждением фарсовой драмы становится финал, когда, склонившись над умершим, героиня зовёт его: “Дымов! Дымов! Дымов же!” В этом “же” мы слышим кокетливо-капризное нетерпение Ольги Ивановны по отношению к мужу, не понимающей, что всё потеряно.

Анализ рассказа «Враги»

Вступительное слово преподавателя. В рассказе нашли отражение вопросы, поставленные на Втором съезде русских врачей памяти Н.И. Пирогова, проходившем в Москве в январе 1887 года. В произведении упоминается тринадцатый том «Свода законов Российской империи», который включал в себя и врачебные уставы, где в одной из статей говорилось: “Первый долг всякого врача есть: быть человеколюбивым и во всяком случае готовым к оказанию деятельной помощи всякого звания людям, болезнями одержимым... каждый, не оставивший практики врач, оператор и тому подобное, обязан по приглашению больных являться для подаяния им помощи”. И.А. Бунин считал «Врагов» одним из совершеннейших произведений А.П. Чехова.

Вопросы для беседы

1. Система образов в рассказе.

Земский доктор Кирилов, у которого только что скончался единственный сын, и посетитель, богач Абогин, то есть расстановка сил уже в самом начале указывает на наличие социального конфликта, который в дальнейшем реализуется в острой форме; таким образом, в основе композиции лежит антитеза.

2. Как развивается действие в рассказе?

“Резкая” завязка сразу вводит в суть произошедшего: в кульминационный момент (умер единственный сын Андрей от дифтерита) в квартире врача прозвучал звонок. Кажется, в такой для Кирилова момент не может быть никакого соприкосновения с жизнью.

3. Что можно сказать об облике посетителя?

Доминанта его психологического состояния — страшное возбуждение. Чехов, приводя сравнение, подчёркивает: “Точно испуганный пожаром или бешеной собакой”. Кроме того, важна цветовая гамма: “белое кашне”, “чрезвычайно бледное лицо, такое бледное, что, казалось, в передней стало светлее”.

Отрывистые, короткие, несвязные фразы, обилие многоточий (“следы на цыпочках ушедших слов”, по Вл. Набокову) дополняют картину пика нервного напряжения. Антитеза в поведении героев налицо: доктор безучастен, апатичен, даже “механистичен”: жизнь для него застыла, потеряла смысл; всё вокруг теперь не имеет значения. Многословие и ажиотажность поведения Абогина показывают неспособность посетителя к пониманию всей полноты горя врача: “Удивительно несчастный день... в какой недобрый час я попал!” У него тоже горе: тяжело заболела жена, причём внезапно.

4. Сопоставьте изображение Чеховым доктора и Абогина.

Апатия, будто сонливость, “ошалелость”, недоумение несчастного отца, много часов боровшегося за жизнь сына, дополняются “мёртвым” покоем: борьба закончилась победой смерти, и мать, застывшая у кровати ребёнка, точно окаменела на коленях. Автор подчёркивает, что в позе матери, “во всеобщем столбняке”, в равнодушии лица отца не было отталкивающего ужаса смерти, а “лежало что-то притягивающее, трогающее сердце... неуловимая красота человеческого горя”. Оксюморон подчёркивает благородство поведения этих людей в их страшной потере: они не кричат, не проклинают невидимого, не упрекают никого; муж и жена едины в своём молчаливом страдании. Не случайно высказывание Чехова здесь же: “...Высшим выражением счастья или несчастья является безмолвие”. Так автор постепенно раскрывает весь трагизм жизни супругов, “венцом” которой стала гибель сына.

Доктору 44 года, “он уже сед и выглядит стариком; его поблёкшей больной жене 35 лет”; прямо сказано, что у них никогда больше не будет детей. Уже теперь можно предположить, что жизнь супругов в земстве была тяжёлой, полной лишений. Не случайно и замечание Абогина о том, что, кроме этого доктора, других нет. Вернувшись в переднюю, Кирилов видит посетителя, уверенного в обязанности врача оказать помощь. Вот здесь-то доктор и упоминает тринадцатый свод законов Российской империи: “...Вы имеете право тащить меня за шиворот... но я не годен”. Насколько равнодушен и “пуст” Кирилов, настолько же горяч, многословен и шумен Абогин. Сочувствуя горю доктора, он несколько театрален, провозглашая в своём требовании высокие речи о жертве “во имя человеколюбия”. Цветистые громкие фразы вызывают раздражение несчастного отца и супруга, но когда в тоне голоса просителя прозвучат искренность и нежность, победят человечность и желание помочь, и доктор, верный высокому призванию, соглашается ехать.

5. Какова, по-вашему, роль пейзажа в рассказе? Есть ли прямые авторские оценки? Какой цвет преобладает?

Эпитет “невзрачные” характеризует больничные постройки, и эту картину серости, бледности дополняют густые потёмки. Мир природы реагирует тревожным криком ворон, будто знающих о горе доктора и Абогина. Автор, рисуя красный полумесяц (в фольклоре красный — цвет болезни, горя, страдания), прямо говорит о всеобщей безнадёжности, болезни: “Куда ни взглянешь, всюду природа представлялась тёмной, безгранично глубокой и холодной ямой, откуда не выбраться ни Кирилову, ни Абогину, ни красному полумесяцу”.

6. Функции портрета призваны ужесточить социальную и психологическую антитезу в характеристике героев. Какими мы их видим?

При ярком освещении доктор и Абогин смогли разглядеть друг друга. Доктор “высок, сутуловат”, с некрасивым лицом. В его облике что-то резкое, неласковое и суровое; автор подчёркивает “вялый, равнодушный взгляд, нечёсаную голову, седину, бледно-серый цвет кожи” — всё это говорит о нужде, “бездолье, об утомлении жизнью и людьми”.

Абогин — “плотный солидный блондин... одетый изящно по самой последней моде”. “Зоологическому” мотиву в портрете доктора — орлиный нос — противостоит “что-то благородное, львиное” в облике Абогина. “Даже бледность и детский страх”, как подчёркивает автор, “не умаляли сытости, здоровья и апломба, какими дышала вся его фигура”. Интересно, что в гостиной доктор мельком увидел ярко-красный абажур, но заметил чучело волка, “такого же солидного и сытого, как сам Абогин”.

7. Как в кульминации меняется поведение героев?

Узнав об измене и бегстве жены, Абогин, ещё больше напоминая льва, теряет выражение сытости и тонкого изящества: он в дикой ярости проклинает жену, акцентируя обиду на слове “обманула”. Как и у Кирилова, богач многословен, палитра оскорбительных эпитетов неисчерпаема; причём Абогин, изливая душу доктору, уверен в том, что тот обязан выслушать его. Меняется и Кирилов: на его равнодушном лице “засветилось любопытство”; поднявшись, он спросил о больной. Перед нами налицо “разговор глухих”: Абогин кричит, выплёскивая ярость, о своём; доктор, как будто очнувшись, возмущён тем, что его “заставляют играть в какой-то пошлой комедии роль бутафорской вещи!”

Абогин, совершенно “не слыша” Кирилова, “раскрывает” душу чужому человеку, ища у него сочувствия. Автор, как невольный свидетель, и на стороне Абогина, и на стороне доктора, который мог бы посочувствовать богачу. Мог бы! Но Кирилов, будучи оскорблённым, исполнен негодования и гнева: вскочив, он грубо отчеканивает каждое слово, ненавидя этого “зажиревшего каплуна”: “Зачем вы меня сюда привезли? Что у меня общего с вашими романами? Не смейте глумиться над личностью! Я врач, вы считаете врачей и вообще рабочих, от которых не пахнет духами и проституцией, своими лакеями... Кто вам дал право издеваться над чужим горем?”

Изумлённый грубостью доктора, Абогин называет себя “несчастливым”, но тот презрительно оскорбляет сытого господина и дерзко сбрасывает на пол “две бумажки” — деньги за визит. Так два, в общем-то, хороших человека становятся врагами.

8. Отчего скорбит писатель? На чьей он стороне?

А.П. Чехов сочувствует обоим; ему жаль, что люди, забывая о милосердии, терпении, взаимной поддержке, теряют лучшее, что есть в душе.

“В обоих сказался эгоизм несчастных. Несчастные эгоистичны, злы, несправедливы, жестоки и менее, чем глупцы, способны понимать друг друга. Не соединяет, а разделяет людей несчастье”.

В ожидании экипажей герои опять “изменились”: Абогин обрёл ощущение сытости и тонкое изящество; он, как лев, топал по гостиной, что-то замышляя; доктор же смотрел на богача “с тем глубоким, несколько циничным и некрасивым презрением, с каким умеют глядеть только горе и бездолье, когда видят сытость и изящество”.

9. Что происходит в развязке?

По кольцевой композиции героев опять же сопровождает красный полумесяц, но стало “гораздо темнее”, как отмечает писатель. Карета Абогина с красными огнями перегнала доктора... он ехал “делать глупости”. Нетрудно вообразить диапазон “глупостей”, ведь Чехов заканчивает фразу многоточием. Может произойти страшное, погибнет не одна душа; в порыве ненависти и жажды мщения человек способен на всё...

А что же Кирилов? Здесь тоже победила ненависть: автор четыре раза использует слово “презрение”, чтобы подчеркнуть душевное состояние оскорблённого врача. Но ведь душа должна очищаться, наполняясь сочувствием, жалостью и любовью! Всю дорогу доктор думал не о жене, не об умершем сыне! “Мысли его были несправедливы и нечеловечно жестоки”. Вот что происходит, если мы пускаем в своё сердце ненависть и желание мести. Исстрадавшееся сердце врача опять болит, но теперь оно болит от презрения.

Каково мнение А.П. Чехова?

Думается, что оно в словах: “Пройдёт время, пройдёт и горе Кирилова, но это... убеждение, недостойное человеческого сердца, не пройдёт...”

Значит, надо воспитывать в себе достойные убеждения, присущие не только врачу, но и каждому из нас. Хочется перефразировать статью устава тринадцатого тома «Свода законов...»: “Первый долг всякого — быть человеколюбивым...”

Иллюстрация А.Короткина к рассказу 'Беглец'

IV. Какими качествами, по мнению А.П. Чехова, должен обладать доктор?

Это прежде всего профессионал, человек высокого интеллекта, уникальной работоспособности и заинтересованности своим делом, чья жизнь — самопожертвование во имя науки; это человек щедрой души и золотого сердца, это настоящий интеллигент.

Лучшие университетские учителя Чехова нашли отражение в его литературных произведениях и в образе молодого деятеля науки, подвижника, скромного и “великого человека” — врача Дымова («Попрыгунья»), и в образах патриотов-учёных (некролог о Пржевальском), и в книге «Сахалин». А.П. Чехов писал о таких людях: “Их идейность, благородное честолюбие, имеющее в основе честь родины и науки, их упорство... стремление к намеченной цели, богатство знаний и трудолюбие... их фанатичная вера в науку делают их в глазах народа сподвижниками, олицетворяющими высшую нравственную силу”.

От редакции. Очень интересный разговор о врачах в творчестве Чехова, предложенный Л.Корчагиной, будет, на наш взгляд, неполным без обращения к рассказу «Ионыч» (тема перерождения человека под влиянием среды) и пьесе «Дядя Ваня».