Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №48/2003

Читальный зал

РУКОПИСНЫЙ ДЕВИЧИЙ РАССКАЗ / Составитель С.Б. Борисов. М.: ОГИ, 2002. 520 с. (РГГУ. Институт высших гуманитарных исследований. Семинар «Фольклор/постфольклор: структура, типология, семиотика»)

КНИЖНАЯ ПОЛКА

РУКОПИСНЫЙ ДЕВИЧИЙ РАССКАЗ / Составитель С.Б. Борисов. М.: ОГИ, 2002. 520 с. (РГГУ. Институт высших гуманитарных исследований. Семинар «Фольклор/постфольклор: структура, типология, семиотика»). РУКОПИСНЫЙ
ДЕВИЧИЙ РАССКАЗ
/
Составитель
С.Б. Борисов.
М.: ОГИ, 2002. 520 с.
(РГГУ. Институт высших
гуманитарных исследований.
Семинар «Фольклор/
постфольклор:
структура, типология,
семиотика»).

Не раз, когда слышал очередные маловразумительные и вместе с тем весьма напористые и директивного происхождения предложения о потеснении сочинения в системе школьного литературного образования, думалось: да были ли эти канцелярские люди когда-нибудь детьми?! Ну, хорошо, допустим, теперь они упоены только составлением циркуляров и распоряжений, но неужели никто из них прежде, в детстве не чувствовал сладостного трепета при виде чистого листа бумаги, предвкушения радости от того, что сейчас он (она) не прочтёт, а сам (сама) напишет то, что ему (ей) захочется.

Кто станет отрицать, что у обучающих детей искусству письменной речи множество проблем, но не сами ли мы, взрослые, педагоги эти проблемы усугубляем? Фольклорист Сергей Борисов обратился к жанру современного городского творчества, который, казалось бы, общеизвестен — рукописным девичьим рассказам о любви. В подростковом возрасте их почти все писали или пишут (так же как мальчишки пишут фантастические или приключенческие повести). Борисов собрал, проанализировал и подготовил к печати увесистый том этих сочинений, став не просто первым исследователем популярной жанровой формы так называемого наивного творчества, но и её пропагандистом.

Кроме вступительной статьи составителя «Любовный рассказ в ансамбле девичьего альбома», в книгу входит исследование Т.А. Китаниной «Сюжетные традиции девичьего рукописного рассказа», также показывающее прямую зависимость авторов этих произведений от круга их чтения, следовательно, и от учителей, которые имеют возможность не дать этому кругу потерять более или менее правильную форму.

Тем более что, как отмечает автор предисловия к книге Е.В. Кулешов, “этическая программа девичьих любовных рассказов удивительно традиционалистическая и конформистская. За немногими исключениями, все они утверждают приоритет семейных ценностей, гармоническую любовь, в которой сочетается духовное и чувственное”. И далее: “…перед нами своего рода «учебник жизни» для девочек-подростков, введение в семиотику куртуазной культуры и даже кодекс нравственности”. К этому можно добавить только слова сожаления: знаменательно, что за изучение этого замечательного и очень продуктивного для полноценного воспитания феномена взялся фольклорист, а не методист. Методистам нашим, как видно, заниматься действительными проблемами полноценного образования и литературного воспитания школьников всё некогда.

С.Д.