Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №46/2003

События и встречи

Зачем же открывать Америку через форточку?

ТРИБУНАМакс Эрнст «Неделя доброты» (1934)

Наум ЛЕЙДЕРМАН,
руководитель
научно-исследовательского
центра «Словесник»,
г. Екатеринбург


Зачем же открывать Америку через форточку?

Когда есть многолетний опыт работы профильных классов

Когда лет сорок назад было введено всеобщее среднее образование, то и слепому было видно, что оно сможет давать вовсе не среднее, а некое усреднённое образование — всего понемногу и ничего толком. И уже тогда родители, которые беспокоились о будущем своих детей, пытались в меру возможностей выбиться за рамки усреднённости: переводили ребят после восьмого класса в школы, славящиеся сильным физиком или хорошей лингвистической подготовкой, обращались к репетиторам и т.п. Когда началась перестройка образования, в числе многих новаций была провозглашена идея двуступенчатого школьного образования. Это было нашим очередным изобретением велосипеда, ибо во всех цивилизованных странах она в той или иной форме давно осуществлена.

Но слава Богу, что и до нас дошло. Однако, похоже, наступаем на те же грабли: профилизацию старших классов начали сверху — сначала создают директивную базу, которая затем будет спущена в школы, а те пусть исполняют то, что родилось под пером или под клавишами компьютера в кабинетах Министерства образования. И поехало… Вот уже больше года идёт шумная и довольно сумбурная кампания: не известные научной и педагогической общественности специалисты разрабатывают концепции профильного образования, изготавливают один проект учебных планов, который через год заменяется другим, печатаются отдельные программы профильных дисциплин, назначаются регионы, которым будет доверено начинать эксперимент…

Но никакие проекты не смогут органически врасти в образовательную систему, если они не опираются на определённый “опытный минимум”, если не учитывают уже имеющиеся уроки удач, проб и ошибок.

А такой опыт ведь есть. Разнообразные профильные классы стали создаваться у нас в стране довольно давно. Почему бы не поинтересоваться опытом, наработанным в городах и весях России?

Не дожидаясь пока до нас, в Екатеринбург, доберутся приглашённые ещё год назад сотрудники аппарата Министерства образования и скажут своё веское слово, предлагаем вниманию коллег-словесников, читателей еженедельника «Литература», накопленный за шестнадцать лет опыт работы научно-исследовательского центра «Словесник» (при Уральском педуниверситете) по созданию и внедрению учебного комплекса «Гуманитарный класс филологического профиля».

1. КОНЦЕПЦИЯ

Ясно, что общеобразовательная школа себя изжила в силу того, что установка на общее образование даёт крайне размытые представления о том, каким должен быть уровень развития выпускника такой школы. Но и тенденция к ранней специализации образовательного процесса, когда детей чуть ли не с пелёнок берутся “готовить к будущей профессии” в разного рода математических, архитектурных и т.п. гимназиях и лицеях, нам представляется ошибочной. Мы считаем, что до 14–15 лет ребёнок должен развиваться “во все стороны”, получить максимальное стереоскопическое представление о мире, “попробовать на зубок” самые разнообразные виды деятельности — это составляет суть обучения в общей школе (термин очень точно соответствует стратегической задаче данного образовательного цикла). А вот где-то к 14–15 годам у абсолютного большинства подростков определяются задатки и предрасположенность к определённой сфере деятельности. Поэтому в старших классах задача существенно меняется: здесь ребята (да какие там ребята — это уже юноши и девушки) должны получать целевую подготовку, которая поможет им через пару лет сориентироваться в выборе профессии на всю жизнь.

Только здесь следовало бы ввести обязательную оговорку: в старших классах (назовём их школой второй ступени) надо не к определённой профессии готовить ребят, а прежде всего развивать у них способности к деятельности в той сфере, которая наиболее близка их характеру, психическому складу, природным задаткам и интересам. Поэтому в школе второй ступени, допустим гуманитарного профиля, за одной партой могут оказаться будущий доктор филологических наук и будущая воспитательница детского сада, будущий школьный учитель и будущий библиотекарь... Способности у них разные, но вот по складу характеров они близки: они коммуникабельны, их тянет к деятельности в духовной сфере, они чутки к слову, имеют некоторые эстетические задатки.

Ещё одна предварительная установка: по нашему убеждению, выпускник школы второй ступени должен на выходе иметь определённую первоначальную профессию: не смог или не захотел учиться дальше, пожалуйста, устраивайся на работу по той специальности, которую получил в школе. Это та мало-мальская социальная подстраховка, которой средняя школа должна обеспечить своего выпускника.

Таковы самые общие исходные принципы, которыми мы руководствовались, приступая к разработке своей модели профильного класса.

А какие могут быть типы профильных классов?

Читая последний проект по профильным классам (получен нами в августе 2003 года), можно совершенно запутаться: гуманитарный профиль, филологический профиль, художественно-эстетический профиль… Зачем так мелко дробить? Ведь мы же работаем со школьниками — их нельзя загонять в узкие образовательные рамки.

Признаюсь, когда мы в научно-исследовательском центре «Словесник» задумали разрабатывать учебный комплекс по профильному образованию старшеклассников, нас не мучил вопрос о том, какие могут быть типы (виды) профильных классов. Казалось совершенно ясным, что должно быть всего 4 основных профиля — физико-математический, инженерно-технический, медико-биологический и гуманитарный. А внутри каждого из этих основных профилей на базе единого комплекса профилирующих предметов могут возникать очень многообразные варианты (вариативность скажется на балансе часов в профильных курсах и в особенности на составе элективных курсов).

Так, задумав создать образовательный комплекс гуманитарного профиля, мы полагали, что в окончательном виде он будет состоять из трёх отделений: литературы и языка, истории и права, экономики и бизнеса.

В первую очередь создавалось отделение литературы и языка, которое мы условно назвали ФИЛОЛОГИЧЕСКИМ КЛАССОМ.

Реализация программы «Филологический класс» (далее — ФК) началась в 1986 году. Был организован творческий коллектив, его основу составили учёные — доктора и кандидаты наук, работающие на специальных кафедрах факультета русского языка и литературы Свердловского пединститута (теперь — Уральский педуниверситет). К сотрудничеству были привлечены высококвалифицированные преподаватели кафедр психологии и педагогики, а также опытные учителя-словесники.

Основные задачи всей учебно-воспитательной работы в ФК были определены следующим образом: развитие гуманитарных задатков и способностей учащихся, формирование широкого духовного кругозора и интеллигентности, овладение системой теоретических знаний и практических навыков, которые позволят выпускникам продолжить образование в гуманитарных вузах (по следующим специальностям: литература и языки, искусствознание, культурология, журналистика, библиотечное и издательское дело) либо при необходимости приступить к трудовой деятельности в гуманитарной сфере непосредственно после окончания лицея.

Нам представляется наиболее целесообразным начинать обучение в ФК после 8-го класса и вести его в течение трёх лет (нынешние 9–11-е классы). Одной из главных мотивировок такого решения является то обстоятельство, что в школе с 9-го класса начинается курс истории русской литературы, а ему принадлежит стержневая роль во всей системе учебных предметов в филологическом классе.

Зачисление в ФК решено было проводить на основе конкурса. Его цель — не оценка знаний, а выявление гуманитарных способностей, нащупывание задатков к литературной работе, к деятельности в сфере искусствознания, воспитания и образования. Поэтому конкурс проводится в виде собеседования на литературные и лингвистические темы, включает он и психологическое тестирование.

2. ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ

Основная и самая трудная — стратегическая задача, которая решалась творческим коллективом, состояла в разработке концепции, учебного плана и комплекса программ по основным дисциплинам. В учебном плане были вычленены 4 блока: 1) профилирующие предметы; 2) непрофилирующие предметы; 3) первичная профессия; 4) внеурочная деятельность учащихся. Корпус профилирующих предметов составили следующие основные курсы: история русской литературы, русский язык, мировая художественная культура, а также специальные курсы и факультативы: «Современная отечественная литература», «Страницы истории мировой литературы», «Уральское лингвокраеведение», классические языки (древнегреческий или латынь — по выбору учащегося), второй иностранный язык, «Введение в психологию» и практикум по специальному общению. Естественно, все основные профилирующие предметы изучаются углублённо, поэтому и учебных часов на них выделяется больше, чем предлагается образовательным стандартом, а на спецкурсы и факультативы выделяется в среднем по одному часу в неделю. Такие отступления от стандарта вызывали нарекания со стороны проверяющих инстанций, но — между прочим — наша “расчасовка” почти совпадает с тем, что предлагается в последнем проекте Минобразования.

Все непрофилирующие предметы изучаются в пределах того минимума программных тем и часов, который задан федеральным образовательным стандартом. Следует предвидеть, что в числе учащихся ФК могут оказаться несколько ребят, которые ещё не вполне определили свой профессиональный выбор, ещё колеблются между филологией и, допустим, математикой или биологией. Такие ученики должны иметь возможность получить по этим дисциплинам более глубокие знания, чем предполагает образовательный стандарт. Для них (и только для них — не затрагивая интересов и времени других учеников) могут быть введены соответствующие факультативы.

Третий блок учебного плана составляют предметы, дающие ученику ФК первичную профессию. Тем самым мы, во-первых, хоть как-то обеспечиваем его социальную защищённость, а во-вторых, даём возможность представить себе будущую деятельность не отвлечённо-теоретически, а практически — как работу, как повседневный труд. Вместо имеющихся уже вариантов (воспитатель группы продлённого дня, секретарь-референт, организатор внеклассной работы и т.п.) мы поначалу выбрали специальность «Библиотечное дело», так как получаемые при её освоении умения и навыки (обработка книг, библиографическая работа, культурно-массовая работа и т.п.) удачно пересекаются с деятельностью филолога, учителя-словесника. После теоретического и практического освоения специальности по авторской программе, рассчитанной на весь трёхлетний срок обучения (по 2 часа в неделю), выпускник ФК получает профессию “младший библиотекарь”.

Сейчас мы разработали и с 2003 года начали внедрять в наших профильных классах программу профессиональной подготовки по специальности «Специалист по компьютерно-редакторским системам», предполагающую обучение учащихся ФК работе на компьютере (набору, вёрстке и корректуре текста, подготовке оригинал-макета), основам литературного и технического редактирования. Учащийся, освоивший этот учебный цикл и сдавший квалификационный экзамен (с представлением собственноручно сделанного макета книги в 80–100 страниц), получит соответствующую специальность. Теперь из двух вариантов программ первичной профессиональной подготовки школа либо выберет один, либо — что предпочтительнее — обеспечит ученику возможность выбора между двумя одинаково доступными профессиями.

К четвёртому блоку мы относим разнообразные формы внеурочной работы, где ученики ФК получают возможность заниматься творческой деятельностью. Это могут быть школьный театр, киностудия, стенгазета, литературная студия, школьный литературный музей, помощь учителям в воспитании и обучении младших школьников. Во внеурочной работе главный акцент ставится на создание условий для самостоятельного поиска, для реализации творческого потенциала школьника. Во внеурочных формах работы мы стремимся создавать атмосферу радости, праздника, игры. Здесь освоение профессиональных навыков должно сочетаться с эмоциональной разрядкой, столь необходимой ребятам, работающим в весьма напряжённом учебном режиме. Очень стараемся, чтобы дети могли на каникулах побывать в легендарных литературных уголках России.

Научно-методическую основу учебного процесса в ФК составляют программы по всем профилирующим предметам. Первое, исходное требование к этим программам — соответствие их содержания современному уровню филологической науки и гуманитарной культуры. Второе требование — концептуальность: создание целостных, теоретически и исторически обоснованных учебных курсов, имеющих свою внутреннюю логику, которая должна раскрывать структуру и закономерности развития изучаемых явлений. Поэтому разработка программ была поручена творческим группам, состоящим из наиболее квалифицированных специалистов кафедр факультета русского языка и литературы Уральского педуниверситета, причём каждый член группы, как правило, разрабатывал те темы и разделы программ, те факультативы и спецкурсы, по которым он ведёт собственные научные исследования. А уж “от науки”, от содержания знаний, которыми должен овладеть ученик, шёл поиск наиболее эффективных методических подходов и технологий.

Каждая программа начинается с характеристики методологических и теоретических основ курса, определения методики его преподавания. Каждая из программ, будучи ориентированной на углублённое изучение предмета, задаёт максимум учебного материала: в последовательное тезисное содержания всех тем курса, включая варианты (таким образом, сам учитель получает возможность выбрать одну из нескольких предлагаемых тем, сосредоточить внимание на одном из нескольких произведений, разборы которых намечены в программе). Каждая тема обеспечена новейшей библиографией в помощь учителю и ученику. В результате созданные нами программы существенно отличаются от традиционного типа учебных программ, это скорее программно-методические руководства, своего рода дайджесты учебных курсов. Достаточно сказать, что программа по русской классической литературе (для 9–10-х классов), разработанная под руководством проф. Ю.М. Проскуриной, имеет объём более 12 печ. листов, а одна только тема «Творчество Л.Н. Толстого» (автор — проф. С.И. Ермоленко) — 1,5 печ. листа. Все программы предлагают новые или существенно обновлённые подходы к изучению основных учебных предметов. Так, курс русского языка, разработанный доцентом Н.Е. Богуславской   при участии сотрудников кафедры методики преподавания русского языка, состоит из радикально усовершенствованной федеральной программы для 9-х классов и совершенно новой программы для 10–11-х классов «Русский язык и культура русской речи», предполагающей обобщение и систематизацию знаний о языке и поднимающей на качественно новый уровень речевые умения учащихся. Также принципиально новую концепцию истории русской литературы с 90-х годов XIX века по 90-е годы XX века даёт программа по русской литературе для 11-х классов (авторы — Н.Л. Лейдерман, Н.В. Барковская, М.Н. Липовецкий). И разумеется, совершенно оригинальными являются программы спецкурсов и факультативов. Комплект из 28 учебных программ по всем профилирующим дисциплинам и элективным курсам общим объёмом более 2200 страниц — это наш главный капитал.

3. ТАКТИКА ВНЕДРЕНИЯ

В течение нескольких лет апробации программ в базовой школе № 40 г. Екатеринбурга (здесь в 1986 году был открыт филологический класс) все программы претерпели определённые изменения — как правило, по советам учителей-практиков более тщательно прописывались отдельные разделы. Раз в пять лет программы пересматриваются и проходят новую сертификацию. Мы и сейчас не считаем работу над программами полностью завершённой, однако в принципе весь комплект научно-методического обеспечения филологического класса уже создан. Но создание научно-методического обеспечения — это разработка стратегии. Как убедил нас накопленный за эти годы опыт удач и просчётов, не менее важной является тактика внедрения этой стратегии в учебный процесс. Здесь на первое место выходит проблема создания команды — учительского коллектива — и подготовки его к работе в ФК. Опыт подсказывает, что наиболее оптимален следующий состав учительской команды: директор школы, завуч по филологическим классам, три преподавателя русской литературы (каждый ведёт по одному классу и, как правило, является там классным руководителем), учитель, специализирующийся на преподавании русского языка, учитель, специализирующийся на преподавании зарубежной литературы, преподаватель мировой художественной культуры, преподаватель классических языков (латынь или древнегреческий), преподаватели иностранных языков, преподаватели истории, психологии, профессиональной дисциплины. В целях обеспечения преемственности учебного процесса в команду ФК привлекаются учителя-словесники, работающие в средних классах.

Создание команды — деликатное и кропотливое дело. Здесь нужна и высокая заинтересованность руководителей школы, их готовность взвалить на себя массу дополнительных хлопот по созданию необходимых условий для продуктивной работы ФК. Особенно ответственная роль принадлежит в ФК ведущим педагогам-словесникам: это должны быть самые лучшие, самые талантливые учителя русского языка и литературы, не только обладающие высоким уровнем профессионализма, но и — что в высшей степени важно — готовые к дальнейшей учёбе, к углублению и развитию фундаментальных и методических знаний и умений, люди с творческой жилкой, способные к критическому анализу своей работы, стремящиеся к постоянному совершенствованию учебного процесса. Конечно, педагоги, обладающие такими задатками, не на каждом шагу встречаются. Но ведь и филологический класс не в каждой школе организуется. А если в школе нет ядра из сильных учителей-словесников, то и незачем огород городить.

Ибо процесс внедрения программы «Филологический класс» начинается с предварительной подготовки учителей. Оптимальный вариант внедрения — по 4-летнему календарному плану. При этом первый год — это так называемый нулевой цикл. Обычно он состоит из двух недельных семинаров-“погружений”, когда вся команда учителей во главе с директором осваивает общие стратегические задачи и основные принципы работы филологического класса, перед ними выступают все руководители творческих групп с изложением концепций своих курсов, устанавливаются непосредственные контакты между авторами программ и учителями. А далее, в течение всего учебного года, ежемесячно авторский коллектив ведёт в школе научно-методический семинар для преподавателей ФК, куда входят, с одной стороны, занятия по отдельным, наиболее сложным и новым разделам и темам программ для 9-го класса, а с другой — занятия, ориентированные на расширение и углубление фундаментальных знаний, на повышение педагогического мастерства. Кроме того, учителя получают возможность изучить опыт работы филологического класса в нашей базовой школе-лицее № 40: побывать на уроках, ознакомиться с накопленными дидактическими материалами, проконсультироваться с опытными учителями.

Но и в течение всех последующих трёх лет — от первого набора в филологический класс и до первого выпуска — работа с учителями ФК продолжается. Сохраняется недельный семинар-“погружение”, продолжается ежемесячная учёба — все эти занятия носят опережающий характер: работая в 9-м классе, учителя на своих семинарах осваивают научно-методические проблемы, связанные с обучением в 10-м классе, а работая в 10-м классе, осваивают проблемы 11-го класса. Только теперь добавляются другие формы внедренческой деятельности. К ним относятся актовые лекции, которые регулярно читают перед учащимися ФК ведущие вузовские специалисты.

Эти лекции по самым важным и самым трудным темам читают наши ведущие профессора и доценты раз в месяц, разумеется, популярно, с учётом возраста учеников, но не упрощённо — так задаётся определённый уровень научного мышления и, кстати, начинается привлечение ребят к филологической науке. Актовые лекции вписываются в общую систему занятий, согласуемую с учителем-предметником. Такова же тактика работы на третий и на четвёртый год.

Но вот что очень важно! И после первого выпуска, то есть когда вроде бы можно говорить о завершении внедрения, обязательно сохраняется систематическое сотрудничество между центром «Словесник» и школой, ибо нельзя допускать застоя и понижения достигнутого уровня обучения. Во всех школах продолжается чтение актовых лекций, осуществляется общение между вузом и школой (консультации вузовских педагогов, выступления авторов лучших школьных рефератов на научных студенческих конференциях филфака и т.д.), ведётся постоянно действующий семинар учителей с ежегодно обновляющейся научно-методической проблемой. Вот тематика литературных семинаров, которые велись и ведутся в 2002–2004 годах: «Жанровый анализ лирики», «Анализ основных компонентов литературного произведения», «Русский реалистический роман XIX века», «Русская лирика второй половины XIX века», «Поэзия 1920–1930-х годов», «Современная литературная ситуация: 1990–2000 годы».

Ещё одна существенная составляющая нашего научно-методического комплекса — авторский контроль за качеством внедрения. Ежегодно проводятся срезовые контрольные работы, анкетирование школьников и учителей. Полученные данные тщательно анализируются в конце учебного года на заседании совета центра совместно с руководством и учителями школ. На основании обсуждений (нередко весьма бурных) вносятся коррективы как в работу центра, так и в работу конкретных школ и учителей. С целью систематизации учебно-методической работы учительских коллективов с 2002 года уже во всех наших школах образованы кафедры русского языка и литературы, планы их работы на год, как и индивидуальные учебно-тематические планы по профилирующим предметам согласуются с научным руководителем комплекса и авторами-составителями программ.

4. РЕЗУЛЬТАТЫ

Внедрение комплекса «Филологический класс» мы начали в 1986 году со школы № 40 г. Екатеринбурга. Здесь тогдашний директор Владимир Юрьевич Козлов собрал коллектив “фанатов” во главе с великолепным учителем Асей Михайловной Сапир. Сейчас филологические классы существуют в школах № 163, 77, 121, 135 г. Екатеринбурга и в школе № 51 города Новоуральска. Хотя многие сложности уже позади, но, к сожалению, пока дело держится только на энтузиазме учителей, их преданности своему делу, их постоянной нацеленности на самообразование. А ведь труд учителя профильного класса напряженнее, чем в прежних общеобразовательных классах.

Совместные усилия творческих коллективов учёных и учителей не пропадают втуне. Вот результаты работы научно-методического комплекса «Филологический класс»: за 12 лет (с 1990 по 2002 год) наши классы окончили 548 человек, из них в гуманитарные вузы поступили более 70% выпускников. Одна из них, Катя Петрова, стала выдающейся певицей. Но мы особенно ценим то, что более половины поступивших в вузы стали студентами филологических факультетов. Из них к нам на филфак Уральского педуниверситета пришли примерно 23–25%. Сейчас это костяк студенческого коллектива, они впереди и в учёбе, и в научной работе, и в общественных делах. Они знают, зачем пришли и чего хотят, у них есть вкус к филологии, первичные навыки исследовательской работы. Поэтому с первых же курсов эти ребята втягиваются в научную работу. Из них мы черпаем кадры аспирантов, уже несколько защитили кандидатские диссертации, другие стали ведущими учителями в своих родных школах.

Словом, результатов нам не приходится стыдиться. Значит, в коня корм.

Следует заметить и такую вещь: работа профильного класса вызывает резонанс. Со временем именно школы, где организованы филологические классы, превращаются в методические центры, к которым тянутся учителя-словесники районов. А гимназия, с которой началось внедрение, является базовой школой, где дважды в месяц проходят методические дни факультета русского языка и литературы Уральского педуниверситета: проводятся открытые уроки с их последующим обсуждением, практические занятия, а порой и лекции — будущие учителя целый день находятся в атмосфере школы, живут её жизнью.

С 1995 года «Словесник» стал проводить ежегодные научно-практические конференции, посвящённые проблемам работы филологических классов. Со временем они переросли первоначальные рамки — теперь это Всероссийские конференции, где обсуждается широкий комплекс актуальных проблем филологического образования. Такие конференции стали действенным механизмом связи между филологической наукой и практикой филологического образования в школе. В марте 2004 года состоится юбилейная Десятая конференция.

5. О ПЕРСПЕКТИВАХ

Целесообразность создания системы профильных классов не вызывает сомнений. И чем раньше она сложится, тем лучше для тех, кто сейчас учится и будет учиться в российской школе. Но взявшись за это дело, неминуемо придётся решать очень нелёгкие методические и организационные проблемы.

Во-первых, новые задачи встают перед высшей школой. Она должна готовить учителей, которые были бы способны вести углублённое изучение профильных дисциплин и преподавать элективные курсы. Например, для работы в классах филологического профиля нужно обучать студентов-филологов более дифференцированно, чётко разделяя специализации — литературу и русский язык. Далее, нам требуются преподаватели, которые могли бы вести элективные курсы «Страницы истории зарубежных литератур», ознакомительный курс «Классические языки», курс «Уральское лингвокраеведение». Значит, надо уже сейчас вводить соответствующие специализации на филфаках классических университетов и педвузов.

Другая задача, которая встаёт перед высшей школой, — обеспечить научно-методическую подготовку коллективов учителей к работе в “профиле” и далее осуществлять научно-методическое руководство профильными классами на постоянной основе (!). Если последнее условие не будет выдерживаться, профильным классам грозит вырождение — снижение уровня преподавания и утрата “профильного лица”. На мой взгляд, лучший вариант — это “гнездовать” профильные классы вокруг близлежащих педвузов и педколледжей, которые будут вести научно-методическое руководство, осуществлять контроль за качеством и “выглядывать” своих будущих студентов.

Во-вторых, встают серьёзные организационные задачи. Ведь филологический класс — это только одна ветвь гуманитарного образования старшеклассников. Как правило, ФК составляет одну параллель 9–11-х классов. А в идеале следовало бы иметь в гуманитарной школе (гимназии) несколько параллелей, каждая из которых ориентировала бы на определённую сферу гуманитарной деятельности: это могут быть исторический, юридический, экономический классы и т.п. Вероятно, со временем такие комплексные школы (гимназии) трансформируются в колледжи, которые будут обеспечивать первую ступень высшего образования и давать право выпускникам поступать на II–III курсы соответствующих вузов.

Вероятно, у некоторых читателей этой статьи закрадывается скептический вопрос: хорошо автору, работающему в огромном городе, где более сотни школ, рассуждать о профилировании. А как быть тем ребятам, которые живут в маленьких городках и посёлках, в райцентрах, учатся в деревенских школах? Постараюсь ответить. Конечно, в большом городе проблему профилирования старших классов решать легче, чем в посёлке или деревне. Но и там она решаема. Вот наш Урал. Здесь основная масса населения живёт в рабочих посёлках и небольших городках — каждый из них, как правило, образовался вокруг одного так называемого градообразующего предприятия (завода, шахты, рудника). Школ в таких населённых пунктах бывает по две–четыре, от силы пять. Так вот и резонно было бы специализировать каждую школу на один профиль, с тем чтобы в ней собрать лучших учителей города по этой образовательной области. Конечно, это придётся не по душе многим директорам, которые из чисто амбициозных соображений тщатся сотворить у себя в старших классах как можно больше профилей. А хороших кадров на несколько профилей ни за что не набрать в одной, даже самой знаменитой школе, да и оборудования даже на один профиль добыть не легче, чем заманить сильного учителя-предметника. А вот если каждая школа введёт только один профиль, то тут и команду крепких предметников можно сколотить, и хоть одну образовательную область обеспечить необходимым минимумом оборудования. Зато живущие в этом посёлке дети после окончания восьмого класса могли бы, не уезжая из дома, продолжать учёбу, выбирая из нескольких профилей.

А как быть тем, кто учится в единственной на всю деревню школе? Ну, допустим, там могут создать один профиль. Но не все восьмиклассники захотят там продолжить образование. Да и для будущего этой же деревни “однопрофильные” выпускники не выгодны — не всем же водить комбайны. Кто-то же должен и врачевать, и электричество тянуть, и опять-таки учить детей в школе и т.д. Но и тут ситуация вовсе не безнадёжна. Я-то хорошо помню те времена, когда в абсолютном большинстве деревень и посёлков были только школы-семилетки, которые давали так называемое неполное среднее образование. Так откуда же появились в стране люди со средним техническим и даже высшим образованием? Что, они сплошные горожане? Ничего подобного. А всё происходило так: хорошо учился парнишка в семилетке, захотел продолжить образование — и отправлялся он, четырнадцати-пятнадцати лет от роду, в соседний посёлок или в большой город, где старался поступить в техникум, ГПТУ или в девятый класс полной школы. Кто устраивался в интернатах, кто в “общагах”, а кто и квартировал у какого-нибудь деда Наума, как восьмиклассник Вовка из рассказа Шукшина «Космос, нервная система и шмат сала». И это во времена куда более неустроенные, чем нынешние. А теперь-то можно и заранее “подстелить соломку” — например, подумать об организации при поселковых или районных школах с профильными классами интернатов для иногородних ребят. Наверно, есть и другие варианты… Только надо их загодя анализировать, выбирать оптимальные и действовать с опережением. То есть открывать профильные классы только тогда, когда подготовлена вся “инфраструктура”. Только тогда! Дети не должны расплачиваться своим здоровьем и психикой за наши педагогические эксперименты.