Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №26/2003

Читальный зал

СЛОВАРЬ СОВРЕМЕННЫХ ПОНЯТИЙ И ТЕРМИНОВ / Н.Т. Бунимович, Г.Г. Жаркова. Т.М. Корнилова и др.; Составление и общая редакция В.А. Макаренко. 4-е изд., дораб. и доп. М.: Республика, 2002. 527 с.

КНИЖНАЯ ПОЛКА

СЛОВАРЬ СОВРЕМЕННЫХ ПОНЯТИЙ И ТЕРМИНОВ / Н.Т. Бунимович, Г.Г. Жаркова. Т.М. Корнилова и др.; Составление и общая редакция В.А. Макаренко. 4-е изд., дораб. и доп. М.: Республика, 2002. 527 с. СЛОВАРЬ СОВРЕМЕННЫХ
ПОНЯТИЙ И ТЕРМИНОВ /
Н.Т. Бунимович, Г.Г. Жаркова.
Т.М. Корнилова и др.;
Составление и общая
редакция В.А. Макаренко.
4-е изд., дораб. и доп.
М.:
Республика, 2002. 527 с.

Удачное заглавие — половина успеха. Увидев на прилавке такой словарь, мимо пройти невозможно. Подкупает и то, что с 1993 года это уже четвёртое издание книги, её состав постоянно расширяется, как сказано в аннотации, “с учётом пожеланий читателей”.

Ведь проблема существует, будет существовать и существовала: язык развивается, вбирает в себя иноязычную лексику, далеко не всё переваривая бесследно. Недаром автор “энциклопедии русской жизни”, сокрушаясь об отсутствии в русском языке слов панталоны, фрак, жилет, делал это с ироническими и самоироническими оговорками.

Прошло время, но все вопросы, обозначенные классиком, остались. Так, в рецензируемом словаре отыскивается слово “прикид[ка]” — “модный наряд, хорошая одежда”, то есть эти же самые панталоны (ср. нынешние “слаксы” — “брюки свободного покроя, как правило, из немнущейся ткани”), фрак (сегодня “блейзер” — “приталенный клубный пиджак из шерстяной ткани с металлическими пуговицами…”), жилет (данное слово теперь в русском языке есть, а сейчас, что подтверждается словарём, укореняется и бронежилет — что это такое, понятно без пояснений).

Если серьёзнее, то вслед за признанием нужности этого и подобных словарей современных понятий (не могу не вспомнить и о вышедшем в 1995 году в издательстве МГУ «Словаре новых иностранных слов (с переводом, этимологией и толкованием)» Н.Г. Комлева) возникает вопрос о предназначении их. Что они: простые помощники при разборе всего того словесного мусора, который несут волны времени, самой своей скромностью способствующие зацеплению этого хлама в языке, или всё-таки форма фильтра, обозначающего сомнительность, спорность словесного оформления того или иного понятия?

Иными словами, в этих словарях всё же должно быть отделено временное от современного и, тем более, от непреходящего. Зачем, например, на укореняющееся в языке слово распечатка накладывать явно неуклюжий листинг?! Зачем нам нужны инсёрт, киборд, сайдмены, лайв, когда уже существуют вставка, клавиатура, подтанцовка (подпевка), живой эфир?!

Здесь нет какого-либо ханжества — только трезвый расчёт. Когда находишь в этой книге слово паперть и подобные понятия, поддерживаешь их появление здесь: отказ от дикого богоборчества требует освежения в культурной памяти нации многого, казавшегося навсегда отжившим. Но трудно согласиться, что во многих статьях информация сводится к филологическим характеристикам при отсутствии культурологических подробностей, как правило, очень важных.

Так что, сказав спасибо составителям за четвёртое издание словаря, подождём, как будет доработано и дополнено пятое.

Поистине: всё должно творить в этой России и в этом русском языке.

Л.М.

TopList