Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №18/2003

Архив

Комплект № 15

1.

а) Возвращение Григория Мелехова на хутор. (Анализ финала романа М.А. Шолохова «Тихий Дон», глава XVIII, часть восьмая, книга четвертая.)

б) Сцена «бабьего бунта» в романе М.А. Шолохова «Поднятая целина». (Анализ фрагмента главы XXXIII книги первой.)

2. В чем смысл финала комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума»?

3. Образ русского воина-труженика в романе Л.Н. Толстого «Война и мир».

Партизанская война в романе Л.Н. Толстого «Война и мир».

4. «Гой ты, Русь, моя родная…» (По лирике С.А. Есенина.)

5. «Великие истины понятны и доступны каждому…» (Д.И. Писарев). (По одному из произведений русской литературы XIX века.)

Консультация

Случайно или не случайно, но получилось так, что две из пяти представленных в этом наборе тем требуют анализа финала литературного произведения: «Тихого Дона» (первая, а) и «Горя от ума» (третья). Первую из них я мог бы рекомендовать только особо талантливым в литературном плане выпускникам.

В самом деле, припомним, что происходит в указанной главе? В плане фабулы — ровным счётом почти ничего! Григорий, не желая возвращаться к Фомину, направляется к обосновавшимся в лесу дезертирам, живёт с ними некоторое время, а потом решительно движется к дому. По дороге он выбрасывает в Дон винтовку, наган и патроны (символический жест, означающий окончательный разрыв с войной в любых её формах) — и финал романа застаёт его счастливым — у ворот родного дома с сыном на руках. “Это было всё, что осталось у него в жизни”, — пишет автор. Эта фраза служит своеобразным ключом к раскрытию смысла финала, который лишён всякого смысла вне учёта всего текста романа. Для того чтобы понять, чего лишился Григорий Мелехов и к чему он вернулся, необходимо проследить все перипетии его двухтомного пути, взвесить все его метания от одних сил к другим, соотнести его цели и способы их достижения, чтобы доказать (не просто сказать, а доказать!), что никакая война, никакое насилие не способны сделать человека счастливым, что Григорий, пройдя долгий и тяжёлый путь, смог лишь вернуть обломки своего счастья… Тема требует досконального знания текста романа, что само по себе очень непросто.

Гораздо интереснее и легче раскрывается вторая тема. Она предполагает анализ развязки «Горя от ума», в центре её — знаменитый финальный монолог Чацкого. Тема даёт возможность продемонстрировать основные черты характера Чацкого (резкость, порывистость, вспыльчивость), его нетерпеливость и непримиримость, даёт возможность поставить и обсудить действительно актуальные проблемы: цели Чацкого и средства, с помощью которых он пытается их достичь, поговорить и о более общих вопросах, вроде — какими человеческими свойствами должен обладать человек, стремящийся реформировать общество. Финальная сцена не просто в концентрированном виде раскрывает основные (и весьма традиционно анализируемые в школе) проблемы — вроде “фамусовского общества” и его ценностей и тому подобного — в ней Чацкий раскрывает и свои слабости, о которых следовало бы упомянуть в работе. Возможно посмотреть на сцену и глазами Фамусова, который не только ретроград и крепостник, но и отец взрослой дочери, судьба которой ему далеко не безразлична.

Эти две темы, несмотря на их схожесть, кажутся наиболее интересными и оставляющими простор для творчества. Первая (б) и третья темы гораздо более шаблонны по формулировке и — соответственно — менее интересны. «Поднятая целина» вообще ставит ученика перед необходимостью неприятного выбора: либо идти вслед за автором, рассказывая о том, как умный и прогрессивный Давыдов сумел сломить сопротивление тёмных казацких баб, не желавших отдавать своё имущество в колхоз, либо спорить с авторской концепцией, доказывая общую конъюнктурность романа Шолохова. Как то, так и другое представляется делом весьма неблагодарным. Тема же по роману Л.Толстого «Война и мир» попросту неоднозначно сформулирована: как понимать термин “воин-труженик”? Идёт ли речь о русских ополченцах-мужиках и партизанах, которые взяли в руки оружие, или же имеется в виду старое русское выражение “ратный труд”, согласно которому все русские солдаты и офицеры суть труженики? В любом случае начинать сочинение следует с обоснования выбора варианта интерпретации темы, а затем демонстрировать на конкретных примерах взгляд Л.Толстого на русский народный характер и на суть Отечественной войны. Центральные образы — Платон Каратаев и капитан Тушин — оказываются в тексте своего рода идеологическими близнецами, носителями толстовской философии, почти мифологическими выразителями духа русского народа — его доброты, терпения, близости к земле и тому подобного — и одновременно — бесконечно героического… Кстати, интересно сравнить русских солдат с французскими и сделать выводы.

Четвёртая тема — и по названию («Гой ты, Русь, моя родная»), и по содержанию предельно шаблонна. Десятки тысяч сочинений годами писались и пишутся об образе родины в есенинских стихах, причём примерно в одном и том же стилистическом и сюжетном плане. Эта шаблонность отчасти вызвана и некоторой заданностью самих стихов Есенина, у которого образ родины воплощается прежде всего в приметах деревенского быта (изба, ризы с образами, печь и тому подобное). Несмотря на то, что намёк на возможность отождествления понятий “Россия” и “деревня” мы встречаем в русской классической поэзии довольно часто (стоит напомнить, например, знаменитый пушкинский каламбур: два эпиграфа в «Евгении Онегине»: “O rus!” (то есть — “О, деревня!”, Гораций) и “О, Русь!”), сам Есенин хорошо понимал, что нарисованная им картина весьма далека от реальности, что деревенская Русь уходит в прошлое, недаром он и в своей поэзии говорил о “Руси уходящей”… Что же касается последней темы — то удивляет апелляция к знаменитому в своё время, но весьма порой поверхностному по уровню суждений литератору Писареву. Я думаю, даже не имеет смысла доказывать, мягко говоря, спорность его тезиса, вынесенного в заглавие сочинения, не говоря уже о критериях отнесённости того или иного знания к “великой истине”. Уже поэтому от этой темы лучше отказаться.

А.А. Кобринский