Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №9/2003

События и встречи

ТРИБУНА

ФЕНОМЕН СТАЛИНА

Этот номер связан с 5 марта 1953 года — официальным днём смерти Сталина, одного из самых страшных тиранов XX века.

В последнее время всё громче звучат голоса о величии Сталина, о необходимости пересмотра его роли в истории государства. Ссылаются на хвалебные оценки очень похожего на Сталина русского царя-тирана Ивана Грозного в произведениях литературы и кинематографа советского периода, лукаво забывая сообщить, что именно Сталин и приказал возвеличить Грозного, что все великие русские художники и историки прошлого писали об этом деспоте с ужасом и отвращением!

Мы не можем не обращать внимания на попытки реанимировать Сталина хотя бы потому, что они неизбежно соответствующим образом оказывают влияние и на учителей-словесников, от которых зависят наши дети, изучающие в школе литературу о Сталине или созданную при Сталине.

Поэтому восстановим истину.

Спор о количестве невинно уничтоженных при советском режиме (начиная с 1917 года) — десятки миллионов или около миллиона? — представляется казуистическим. Убивший одного человека уже есть убийца. Убийца многих принадлежит к нелюдям, противопоставившим себя человечности и человечеству.

Нелюдями были руководители октябрьского переворота, развязавшие в России междоусобную гражданскую войну. Сталин любил подчёркивать родство своего духа с главным руководителем переворота. К примеру, в тщательно штудированной всеми слоями общества при Сталине его биографии, написанной им самим, он назвал себя “Лениным сегодня”. Переосмысливая эту формулировку, можно констатировать: она верна и в том смысле, что Сталин развил и преумножил репрессивную ленинскую политику по отношению к населению своей страны. Преобразовал свирепую ленинскую ЧК в ещё более чудовищный ГУЛАГ (Главное управление лагерей), чьи щупальца захватывали миллионы граждан, превращая их в бесправных рабов. Уничтожил все дееспособные слои русского общества. Даже крестьян, из которых сталинский большевизм вытравил трудолюбие и насильно загнал в колхозы, отбросив их этим на сто лет назад, к ещё не отменённому крепостному праву. Об этом написал не только А.Платонов в своих произведениях, запрещённых сталинской цензурой, но многие писатели, успевшие напечататься во времена хрущёвской “оттепели”, например, С.Залыгин в повести «На Иртыше». Как свидетельствует А.Солженицын, само сокращённое название Всесоюзной Коммунистической партии большевиков — ВКП(б) — народ расшифровывал как второе крепостное право (большевиков).

Не только коллективизацией, надолго заставившей народ голодать, страна обязана Сталину, но и умильно поминаемой многими индустриализацией. Высоко оценённой, в частности, в одном новом учебнике по литературе для старших классов, который утверждает, что наиболее точно сталинская индустриализация запечатлена в таких произведениях, как «Время, вперёд!» В.Катаева или «Гидроцентраль» М.Шагинян и им подобных. Но допустимо ли извлекать из этой литературы представление о том, что происходило в сталинские тридцатые годы? Можно ли забывать о цензуре, которая мордовала произведения при Сталине намного злее, чем, допустим, при Николае I, и которая, в конечном счёте, заставляла даже талантливых художников выдавать желаемое за действительное?

Сегодняшние апологеты Сталина любят повторять, что под его руководством страна одержала победу над фашизмом. Но очень не любят приводить цифру понесённых нашей армией потерь: 27 миллионов. Это против 7 миллионов немцев, погибших на всех фронтах (а не только на Восточном) Второй мировой войны!

Поэтому с большим удивлением в нашей редакции прочитали журнальную статью одного не воевавшего критика (он, кстати, и автор учебника по литературе), который осмелился уличать в неправде писателя-фронтовика В.Астафьева, написавшего в романе «Прокляты и убиты», что путь к победе завален трупами наших солдат, которые нередко оказывались брошенными теми, кто стоял над ними и кто определял судьбу военных кампаний.

Не надо бояться правды. Она не опорочит подвиг народа в Великой Отечественной, наоборот, покажет величие этого подвига, который был совершён, несмотря на головотяпство высшего руководства, того же Верховного Главнокомандующего.

Последние годы правления Сталина ознаменованы ужесточением и без того лютых репрессий, разгромом биологической науки, опошлением языкознания, объявлением врачей “убийцами в белых халатах”. А литература, нацеленная на раболепное восхваление диктатора, создавала такие произведения, как «Счастье» (П.Павленко), как «Кавалер Золотой Звезды» (С.Бабаевский), как «Незабываемый 1919-й» (В.Вишневский)...

О качестве таких произведений и их правдивости можно судить по их близнецам — часто нынче повторяющимся по телевидению фильмам «Кубанские казаки» и «Падение Берлина».

Обратите внимание учеников на ломящиеся от всякой вкуснятины столы и забитые товарами прилавки магазинов в «Кубанских казаках» и сравните эту бутафорию с тем, что было на деле: неурожаи, лютый голод (особенно на селе), система распределения продуктов по карточкам и Валтасаровы пиры правящего сословия.

Прибавьте к этому рабский труд миллионов заключённых ГУЛАГа, и ваши ученики смогут уяснить себе так называемый “феномен Сталина”.